Vladimir Putin’s 2019 News Conference in Side-by-Side Translation

The following is the official video, transcript, and official translation for Vladimir Putin’s annual news conference as given on December 19, 2019.

Note that the text is as given on the Kremlin’s official site. It has been reformatted so that students of language can better use it as a learning resource. Edits have been made only to paragraph spacing in some instances to make the side-by-side formatting work. All images also from Kremlin.ru.

This resource is presented in two parts. Part II is here (and includes the same video with English dubbing).

В.Путин: Добрый день! President of Russia Vladimir Putin: Good afternoon,
Мы с вами проводим ставшую регулярной встречу в конце года, для того чтобы посмотреть, как этот год закончился, как прошёл, каких результатов мы добились, что не удалось сделать, может быть, пока и почему. We are holding our traditional end-of-year meeting to summarise the year’s results, to see what we have achieved and what we could not achieve and why.
Не буду с длинными речами выступать в начале. Так понимаю, что желающих задать вопрос очень много, и в ходе нашей сегодняшней дискуссии, в ходе сегодняшней встречи я постараюсь воспользоваться вашими вопросами и показать, что и как у нас происходит в стране. I will refrain from lengthy opening remarks. As I see, there are many people who would like to ask their questions, and during today’s discussion, today’s meeting, I will try to use these questions to talk more about what is happening in our country and how.
Вам спасибо большое за живой интерес к встречам подобного рода. Давайте начнём. Thank you for your keen interest in such meetings. Let us begin.
Пожалуйста. Please.
Д.Песков: Спасибо, Владимир Владимирович. Presidential Press Secretary Dmitry Peskov: Thank you, Mr President.
У нас уже сложилась традиция, мы даём право начинать пресс-конференцию «старожилам» президентского пула, которые уже больше многих-многих лет с Владимиром Владимировичем, освещают всю его работу. Я продолжаю эту традицию. Traditionally we give priority to the ‘veterans’ of the Kremlin pool of journalists, who have covered the President’s work for many years. I will continue this tradition.
«Маяк», Валерий Санфиров. Пожалуйста, дайте микрофон. Valery Sanfirov, Mayak. Please, pass the microphone.
В.Санфиров: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Валерий Санфиров, радиостанция «Маяк». Valery Sanfirov: Hello, Mr President. Valery Sanfirov, Mayak radio station.
Хотел одно спросить, но сегодня послушал прогноз погоды, сказали, что снега не будет до конца декабря. Сразу подумал, с какого антуража Вы будете записывать новогоднее обращение. Initially, I had a different question, but I changed my mind when I heard today’s weather forecast: there will be no snow until the end of December. And I wondered where you would tape your New Year address to the nation.
Но я не про ёлочку хотел спросить, а про климатические изменения. Все об этом говорят, но, похоже, никто не знает, что с этим делать. Чем это чревато – Ваше личное мнение на этот счёт? Какой ущерб для России могут нанести эти климатические изменения? My question is not about the New Year tree but about climate change. Everyone is talking about it, but it looks as if nobody knows what to do about it. What are the risks? How can climate change damage Russia?
И ещё. В этом году, если не ошибаюсь, Россия присоединилась к Парижским соглашениям (Правительство приняло соответствующее постановление), и согласно им до 2030 года сокращение вредных выбросов должно составить от нашей страны 25–30 процентов. One more thing: Russia has joined the Paris Agreement this year, if I am not mistaken (the Government has adopted a resolution to this effect). Under the agreement, Russia must reduce greenhouse gas emissions by 25–30 percent by 2030.
Но Вы на конференции ВТБ «Россия зовёт!» – совсем недавно она была – сказали, что к этому же периоду сокращение составит до 60 процентов. Мне вот интересно, Вы впервые ошиблись или имели что-то особенное [в виду]? However, you said at the recent VTB Russia Calling! forum that we would reduce the emissions by as much as 60 percent by that deadline. I wonder if you have made your first mistake or if you have something special in mind.
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Поймал. Уел. Vladimir Putin: You have trapped me, you really have.
Действительно, Россия присоединилась к Парижскому соглашению. Собственно говоря, мы заявили об этом ещё раньше, но в этом году это всё конституировано в решение в рамках соответствующего постановления Правительства. И там действительно записана цифра – 25–30 процентов от базового периода, за который принят 1990 год. Собственно говоря, так практически все страны делают, в том числе ЕС: они приравнивают начало своей работы к 1990 году, вернее, отсчёт делают с этой даты. Indeed, Russia has joined the Paris Agreement. In fact, we announced our intention to do this much earlier, but this year we have formalised our decision by adopting a Government resolution. It does mention the reduction of 25–30 percent compared to the base year 1990. This is what all countries, including EU member states, do, they compare their reductions to 1990 or use it as the base year.
Но если… Как мне вывернуться-то из того, что Вы сейчас спросили… Если за 100 процентов взять, минус 30 процентов, это как раз и останется всего 70, а если иметь в виду поглощающую способность наших лесов, то, может, будет и 60. Это то, что останется. Будем считать, что я это имел в виду. Это первое. But if… How can I get out of your trap? If we take [the base figure] as 100 percent and subtract 30 percent from it, the remaining figure will be 70 percent, and bearing in mind the absorption capacity of our forests, the ultimate figure will be 60 percent of the base figure. Let us assume that this is what I had in mind. This is my first argument.
Второе. Россия не относится к числу самых первых, самых крупных эмитентов выбросов в атмосферу. На первом месте, по данным ООН, есть разные подсчёты разных организаций, но, по данным ООН, первые места занимают Соединённые Штаты Америки и Китайская Народная Республика – по 16 процентов они эмитируют от общих выбросов, затем ЕС – 11 процентов, потом Россия – 6, потом Индия – 5. Second, Russia is not the world’s largest polluter. The biggest polluter according to the UN – many other organisations made such calculations, but according to the UN, the biggest polluters are the United States and China (16 percent of emissions each), the EU (11 percent), Russia (6 percent) and India (5 percent).
Как вы знаете, в Парижском соглашении поставлена задача не допустить роста температуры на 1,5 процента. Удастся нам это сделать всем вместе или нет – я не знаю, потому что никто не знает на самом деле причин изменения, глобального, во всяком случае, изменения климата. As you know, the Paris Agreement pursues efforts to limit the increase in global temperature to 1.5 percent. I do not know whether we will be able to achieve this together or not, because nobody really knows the causes of climate change, at least global climate change.
Ведь мы знаем, что в истории нашей Земли были такие периоды, когда было и потепление, и похолодание, и это может зависеть от глобальных процессов во Вселенной. Небольшой наклон оси вращения Земли и её орбиты вокруг Солнца могут приводить, и приводили уже в истории нашей планеты, к очень серьёзным изменениям климата на Земле, колоссальным, которые имели такие драматические последствия – хорошие или плохие, но они были драматическими. We know that in the history of the Earth there have been periods of warming and cooling, and this might depend on the global processes in the Universe. A small tilt of the Earth’s axis and its orbit around the Sun can lead to and have already led to very serious climate changes on the Earth, which had dramatic consequences – good or bad, they were still dramatic.
И сейчас тоже. Посчитать, как современное человечество влияет на изменение глобального климата, очень сложно, если вообще возможно. Но не делать ничего тоже нельзя, я в этом согласен со своими коллегами. Поэтому во всяком случае мы должны предпринять максимальные усилия для того, чтобы климат драматически не менялся. And it is happening again now. It is very difficult, if not impossible, to work out exactly how humankind affects climate change. But we cannot stay idle either, I agree with my colleagues. We should make our best efforts to prevent dramatic changes in the climate.
Что касается нашей страны, то для нас этот процесс очень серьёзным является. Темпы роста температур у нас выше, чем в среднем на планете, в 2,5 раза. У нас, как вы знаете, страна северная, 70 процентов нашей территории находится в северных широтах, у нас есть целые города за Полярным кругом, которые построены на вечной мерзлоте. Если она начнёт таять, вы представляете, какие последствия здесь могут для нас возникнуть. Очень серьёзные. As for our country, this process is very crucial for us. The temperature in Russia is rising 2.5 times faster than the planet’s average. As you know, Russia is a northern country, and 70 percent of our territory is located in the north latitudes. Some of our cities were built north of the Arctic Circle, on the permafrost. If it begins to thaw, you can imagine what consequences it would have. It would be a disaster.
Кроме того, где-то становится, может быть, теплее, вот как сейчас в Москве рекорды очередные мы устанавливаем по температурам, но это может привести к опустыниванию некоторых территорий, и нас это касается напрямую. In addition, it is getting warmer in some places, for instance, here in Moscow we are now setting temperature records, but this might lead to desertification in certain areas, and we will be directly affected by it.
Изменения климата проявляются в том числе и в росте количества различных природных катаклизмов: пожаров, наводнений и так далее. Это тоже всё нас касается напрямую. Поэтому мы делали это, будем делать, будем предпринимать усилия по тому, чтобы минимизировать последствия от этих изменений. Climate change also means an increase in the number of various natural disasters such as wildfires, floods and so on. This also concerns us. Therefore, we are continuing to be proactive in our efforts to minimise the impact of these changes.
Д.Песков: Продолжаем. Регионы. «15 лет Камчатка без вопроса» – я вижу. Dmitry Peskov: Let us continue. The regions. “Kamchatka has not asked a question for 15 years.” Okay, I see you.
Камчатка. Kamchatka.
А.Островская: Здравствуйте, Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, Дмитрий Сергеевич. Anastasia Ostrovskaya: Good afternoon, Mr President, Mr Peskov, colleagues,
Действительно, Камчатке не давали слово более десяти лет. Как известно, жителям Камчатки, чтобы добраться до большой земли, нужно купить билет на самолёт, и, к сожалению, не всем это доступно. Да, существует прекрасная программа плоских тарифов от «Аэрофлота», президентская программа субсидирования билетов для молодёжи, пенсионеров и многодетных семей. Но, к сожалению, их очень быстро раскупают. Они далеко не всем достаются. И сейчас ещё «Аэрофлот» заявил о том, что не исключает возможности того, что программа плоских тарифов вовсе уйдёт в историю. И тогда многие камчатцы вообще окажутся запертыми на своём полуострове. It is true, Kamchatka has not been given the floor for over ten years. As you know, the residents of Kamchatka have to buy a plane ticket to get to the mainland. Unfortunately, not everyone can afford it. Yes, there is a wonderful flat fare programme by Aeroflot, a presidential programme to subsidise tickets for young people, pensioners and large families. But these tickets are snapped up in an instant. Not everyone can buy them. And Aeroflot said recently that it will probably abandon the flat fare tickets. It will mean that many Kamchatka residents will be trapped in their peninsula.
Скажите, пожалуйста, каким Вы видите решение этой проблемы. How do you think this problem could be solved?
И ещё маленький подвопрос. Владимир Владимирович, Вы очень давно не приезжали на Камчатку с официальным визитом. Не связано ли это с недоступностью авиабилетов на Камчатку? And another short sub-question. Mr President, it has been a long time since you paid an official visit to Kamchatka. Is that because the tickets are too expensive?
В.Путин: Это не связано с дороговизной билетов на Камчатку, потому что я как раз попадаю в льготную категорию. Обратите на это внимание. (Смех в зале.) Но дело даже и не в этом, а в том, что просто пока не складывалось. Vladimir Putin: No, it is not because tickets to Kamchatka are too expensive, I belong to one of the groups you mentioned, you see. (Laughter in the audience.) But no, the reason is that it just hasn’t worked out so far.
Вопросов, конечно, там острых много. Но мои поездки не называются официальными визитами. С официальными визитами я езжу за границу. А здесь у меня рабочая поездка. Это не значит, что Камчатка выпадает из поля нашего зрения, моего, Правительства. Мы всегда занимаемся Камчаткой. Это очень важный для нас регион и с экономической, и с социальной, и с военной точки зрения, потому что, как известно, там находится одна из баз наших стратегических подводных ракетоносцев. Поэтому мы занимаемся и будем этим заниматься на Камчатке. There are many pressing issues in the region. But my trips are not called official visits. I make official visits to foreign countries. To Kamchatka, it is a working trip. It does not mean that Government or I simply forget about the region. We are constantly working with it. It is a very important region in terms of the economy, social sphere and defence, because as you know, it hosts one of the bases of our strategic subsurface launch platforms. Therefore, we are always paying attention to Kamchatka.
Но что касается билетов, плоских тарифов – никто их не собирается отменять. «Аэрофлот» просто немножко нагнетает, выдавливая из Правительства деньги на организацию этих полётов. Мы будем это делать и дальше. Больше того, эта программа, как вы знаете, расширяется, не только за счёт Дальнего Востока, но и за счёт других регионов. И это тоже мы будем делать. As for the tickets, no one is going to take away the flat air fares. Aeroflot is simply exaggerating, trying to squeeze money from the Government for these flights. We will keep these programmes in place. Moreover, this programme is being expanded to other regions, beyond the Far East. We will keep doing this too.
Но в целом, конечно, нам просто чего нужно добиваться? Роста доходов граждан, которые – мы об этом ещё поговорим – у нас растут очень медленно, это первое, и снижения издержек при перевозке. Таким образом нужно будет снижать и тарифы на проезд, стоимость билетов. Но эти программы будут продолжаться. Пока глобальных изменений не наступило, будем продолжать эти программы. But in general, what should we aim for? We need to see the growth of people’s incomes, which – we will talk about this later – are growing very slowly, and also to reduce carriage costs. This is how we should also reduce railway ticket prices. But these programmes will stay in place as long as there are no radical changes in the situation.
В рамках самого «Аэрофлота» есть ещё резервы, уверяю вас. И мы с Министром транспорта, с вице-премьером, который это курирует, с руководством «Аэрофлота» тоже об этом говорим. I assure you, Aeroflot itself has some reserves. We discuss this matter with the Transport Minister, the Deputy Prime Minister who supervises this area, and the Aeroflot management.
В.Смирнов: Петербург заваливает мусором Ленобласть. Viktor Smirnov: Rubbish from St Petersburg is swamping the Leningrad Region.
Д.Песков: Так, давайте мы будем… Вот как мы договорились… Dmitry Peskov: Let’s … act as we have agreed.
В.Путин: Мы и к Петербургу, и к мусору, и к другим острым проблемам… Vladimir Putin: We will talk about St Petersburg, rubbish and other burning problems …
Д.Песков: Послушайте, если мы будем кричать… Вы проявляете неуважение ко всем остальным. Dmitry Peskov: If we start shouting now… You do not respect all the others.
В.Путин: Давайте мы так сделаем. Вот это сделаем как исключение, Ваш вопрос. Ладно? Но, пожалуйста, больше так не делайте, иначе у нас начнётся такой восточный базар и никакого диалога не выйдет. Vladimir Putin: Here is what we will do. I will answer your question by way of exception. Agreed? But please, do not do this again or else we will have an Oriental bazaar and no dialogue.
Давайте про мусор. Let us talk about rubbish.
В.Смирнов: Виктор Смирнов, 47news. Наше издание пишет про Ленинградскую область. Viktor Smirnov: Viktor Smirnov, 47news. We write about the Leningrad Region.
Как Вы, конечно же, знаете, в России стартовала «мусорная реформа». Во всех регионах, кроме Москвы, Севастополя и Санкт-Петербурга, – им дали отсрочку до 2022 года. Ну, то есть когда сможете, тогда и зайдёте. As you know, the so-called rubbish reform has been launched in Russia, in all regions except Moscow, Sevastopol and St Petersburg, which have been given a respite until 2022. That is, they will be able to start when they are ready.
Но что касается Петербурга и Ленобласти, в Ленобласти уже «мусорная реформа» стартовала. Получилось так, что весь мусор мегаполиса, практически весь, уезжает в Ленинградскую область. Там уже работа идёт, но идёт рассинхронизация. То есть два региона, которые друг от друга полностью зависят в этом плане, то есть логистика вся страдает, непонятно, какие машины едут. Speaking about St Petersburg and the surrounding Leningrad Region, the reform has begun in the region, and now rubbish from St Petersburg is being moved to the region. The regional authorities are working on it, but their work has not been coordinated. St Petersburg and the Leningrad Region depend on each other in this regard; logistics has been disrupted, and it is unclear which vehicles go there.
И у жителей Ленобласти возникает резонный вопрос, а почему – причём очень много нелегальных машин, – почему под моими окнами растут свалки, а мусор явно везётся из города. И всё по закону, всё по процедуре. Можно ли как-то законодательно поторопить Петербург? People in the region wonder why rubbish heaps, clearly brought from the city, are growing near their houses, and why so many vehicles are doing this stealthily. It all seems legal – on the outside. Can the city authorities be encouraged legislatively to hurry up?
В.Путин: Можно и поторопить законодательно. Но вопрос даже не в этом, вопрос в том, чтобы вёлся прямой диалог с людьми на этот счёт. Люди должны знать, что поступает, откуда поступает, на каком основании поступает и в каком виде это будет дальше развиваться. Ведь вы смотрите, у нас… Vladimir Putin: This can be done, but this is not the problem. What we need to do is talk directly with the people. People must know what rubbish is brought in and from where, on what grounds and what will happen to it next. Just look at it, we…
Садитесь, пожалуйста. Sit down, please.
В.Смирнов: Просьбу можно? Viktor Smirnov: I have a request.
В.Путин: Просьбу? Хорошо. Я ещё не ответил на вопрос. Давайте просьбу. Хорошо. Vladimir Putin: A request? I have not answered your question yet, but yes, go ahead with your request.
В.Смирнов: Извините. А можно после пресс-конференции интервью на десять минут, пока Вы до машины идёте? Viktor Smirnov: Thank you. Can I ask for a 10-minute interview afterwards, while you walk to your car?
В.Путин: Это можно сделать. Но Вы не дослушали ответ. Рано спасибо говорить. Время после пресс-конференции – имеется в виду в течение этого года либо в течение следующего года. Мы пока с Вами не определились, но в принципе это возможно. Vladimir Putin: This is possible. But you have not listened to my answer. It is too soon to thank me. As for an interview after the news conference, will it be this year or next year? We have not decided this yet, but yes, this is possible, in principle.
Теперь по поводу всё-таки мусора. Ведь эта цифра хорошо известна: мы генерируем в год по стране 70 миллионов тонн бытовых отходов. 70 миллионов тонн! Вы представляете? Огромное количество. Getting back to rubbish, it is public knowledge that we produce 70 million tonnes of household waste a year. Seventy million! Can you imagine that? Incredible.
И такой отрасли, как переработка бытовых отходов, в Советском Союзе и в новой России никогда не было, мы создаём её с нуля. И здесь, конечно, основные решения в целом приняты: создан федеральный оператор, созданы 200 с лишним региональных операторов, принята схема территориального планирования по решению этого вопроса. The Soviet Union and Russia did not have a rubbish recycling industry. We are creating it from scratch. The basic decisions have been made, overall: we have created a federal operator and over 200 regional operators, as well as a territorial planning scheme with regard to rubbish.
Но чего, мне кажется, не хватает – точно совершенно не хватает прямого общения с гражданами. Нужно им показывать, что будет, как будет развиваться, где будет перерабатываться и где будут захораниваться пока эти отходы. What is really lacking, as I see it, is direct communication with the people. We must tell them what we plan to do and how we will do it, where the recycling plants will be built and where rubbish will be stored until they are built.
И конечно, мы должны точно совершенно избавиться от всяких серых схем и криминала. Здесь нужно наводить элементарный порядок. Люди, конечно, возмущаются – я вот воспользуюсь Вашим вопросом – и ростом тарифов. Не было никогда отдельной строчки по бытовым отходам, теперь она появилась и сразу многократно выросла. Это нужно объяснять. Of course, we should completely get rid of all grey schemes and crime. Simple order should be restored. I will take advantage of your question – people are certainly outraged at a tariff increase. There was never a separate tariff for household waste, but now it appeared and immediately grew many times. This should be explained.
Для того чтобы объяснить, откуда взялись эти цифры, нужно, чтобы это всё было прозрачно, понятно, кто и за что платит. В сельской местности взяли, вздули многократно эти тарифы за вывоз мусора, когда в сельской местности, как правило, никуда не выносили, в соседний лес всё вываливали. Но это же тоже непорядок. In order to explain these figures, it should be transparent and clear who pays and what for. In rural areas, the waste removal tariff grew many times, but in fact, waste was never removed there, it was just thrown away in a neighbouring forest. But this is also a violation.
Потом увозить надо куда-то – за это тоже надо заплатить. Это должно быть прозрачно, людям должно быть понятно, за что они платят, – в этом, мне кажется, главная проблема. Then, rubbish needs to be taken somewhere – and this also requires payment. It should be transparent, so that people understand what they are paying for – this is the main problem, I think.
Может быть, кстати говоря, в Ленинграде и в Ленинградской области такая же ситуация. Почему из Петербурга возят в Ленинградскую область? Хорошо, будут вывозить куда-нибудь к Северному Ледовитому океану, тогда тариф ещё раз в 10 увеличится. By the way, there may be a similar situation in Leningrad and in the Leningrad Region. Why is waste transported from St Petersburg to the Leningrad Region? Well, okay, let us remove it somewhere closer to the Arctic Ocean, and then the tariff will increase once again by 10 times.
Ведь Ленинградская область и город Петербург, когда-то Ленинград, – это единый экономический район. И в своё время, в советское, и руководилось, по сути, из одного органа – из обкома КПСС. After all, the Leningrad Region and the city of St Petersburg, former Leningrad, are a single economic region. During the Soviet era, it was managed, in fact, by one body – by the Communist Party’s regional committee.
Теперь, когда у нас произошло такое разделение, интересы, конечно, у этого единого как бы региона по субъектам Федерации немножко разные. Но для того, чтобы люди… Now that we have such a separation, this single area but at the same time two Russian regions certainly have slightly different interests. But so that people…
Кстати говоря, многие из Ленинградской области, так же как и из Московской, работают в Петербурге, и они там генерируют эти отходы, в Петербурге, в этом всё дело, а потом вывозят туда, где они живут, условно говоря. Прозрачно нужно делать весь этот процесс, и, мне кажется, ситуация может и должна поменяться. By the way, many people from the Leningrad Region, as well as from the Moscow Region, work in St Petersburg, and they generate this waste there, in St Petersburg. This is the point, and then it is removed to where they live, basically. The whole process should be transparent, and it seems to me that the situation can and must change.
Но, кроме всего прочего, нам нужно развивать отрасль с точки зрения строительства предприятий. Они уже строятся. Количество предприятий должно быть увеличено по переработке этих отходов. И тоже людям нужно объяснять, что это за предприятия, как они будут работать, каков ущерб и будет ли ущерб для окружающей среды и создадут ли они какие-то проблемы для людей, которые будут проживать рядом с этими предприятиями. But, among other things, we need to develop the industry in terms of building the facilities. They are already under construction. The number of waste processing plants should be increased. And we must explain to the people what kind of facilities they are, how they will work, what the damage will be and whether there will be damage to the environment and whether they will create any problems for the people who will live next to these facilities.
Ведь в крупных мировых мегаполисах, скажем в Токио, там перерабатывающие предприятия прямо в черте города находятся. Не дымят, извините за моветон – не воняют, людям жизнь не портят и экологию не разрушают. Если мы будем использовать новейшие технологии, а именно так мы и собираемся делать, то тогда никаких проблем не должно возникнуть, не будет возникать. Indeed, in cities around the world, for example, in Tokyo, waste processing plants are located directly in the city. But they do not emit smoke, they do not stink, excuse my language, they do not affect people’s lives or destroy the environment. If we use the latest technology, and this is exactly what we are going to do, then no problems will arise.
Только нужно делать всё так, как договорились, а для этого нужен общественный контроль, для этого нужны общественные организации. Я уже разговаривал с руководством Общероссийского единого [народного] фронта и прошу их ещё раз уделить этому особое внимание. Вот если всем миром будем решать эту задачу, мы её решим. But we should do everything as agreed, and this requires public control and public organisations. I have already spoken with the leadership of the Russian Popular Front and I ask them once again to pay special attention to this issue. If we address this problem all together, we will resolve it.
Д.Песков: Продолжаем. Вот я вижу ТВЦ. Мы ТВЦ, я помню, в прошлые годы чуть-чуть обходили вниманием. Пожалуйста. Dmitry Peskov: Let us continue. I see a journalist from TV Centre. I recall we sort of neglected this channel in the past years. Please, take the floor.
М.Шестаков: Здравствуйте! Матвей Шестаков, телекомпания «ТВ Центр». Matvei Shestakov: Hello. I am Matvei Shestakov from TV Centre TV company.
Очень часто нам ставят в укор, что якобы реальный сектор экономики сейчас основан исключительно на советском прошлом: якобы заводы были построены тогда, крупные магистрали, месторождения разработаны. Что Вы скажете таким критикам и что за последние 10 лет всё-таки было сделано? Какие-то магистрали, заводы, может быть, аэропорты, насколько я знаю, есть целая программа? Спасибо. The media often make the accusation that the real sector of the economy is currently based exclusively on the achievements of the Soviet era: plants and major roads were built in Soviet times, and the deposits were developed in the Soviet period. What is your response to these critics and what has been done in the past ten years? What roads, plants, maybe airports have been built? I know there is a relevant programme. Thank you.
В.Путин: Критика – всегда неплохо, всегда заставляет нас задуматься, во всяком случае, о теме, которая критиками поднимается. Vladimir Putin: Criticism is not always a bad thing; it makes us contemplate the issue in question.
Что касается того, что мы живём на всём старом, советском, то мы, конечно, не можем не пользоваться тем, что досталось от тысячелетнего Российского государства, в том числе и за его советский период. Это абсолютно очевидно. И в советский период было много сделано такого, чем мы можем гордиться и гордимся до сих пор: Победа в Великой Отечественной войне, прорыв в космос и так далее, много достижений. И мы должны быть благодарны нашим предкам, нашим отцам, дедам, которые за советский период создали такую огромную, мощную державу. As for the opinion that we are using Soviet achievements, we cannot neglect the legacy of the thousand-year-old Russian state, including its Soviet period. This is obvious. In the Soviet times, many things were done which we can be proud of and are proud of: Victory in the Great Patriotic War, the breakthrough in space exploration, and much more. We should be thankful to our ancestors, our fathers and grandfathers, who created such a huge and powerful state during the Soviet period.
Но что касается сегодняшнего дня, я людям, которые полагают, что ничего не поменялось, просто хочу сказать буквально несколько слов. As for today, I want to say just a few words to those who believe that nothing has changed.
Во-первых, 75 процентов производственных мощностей в перерабатывающей промышленности созданы с 2000 года. Средний возраст машин и оборудования в перерабатывающей промышленности – 12 лет. Понимаете? Это о чём говорит? Это говорит о том, что сделано за последние десятилетия. First, 75 percent of the production capacity in the processing industry has been created since 2000. The average age of machinery and equipment in the processing industry is 12 years. Do you see what this means? It shows what has been done in recent decades.
Но это далеко не всё. Вы сказали про аэропорты. Три новых аэропорта построено, 45 полос. Если говорить о транспорте, по-моему, где-то 12 новых вокзалов, десятки модернизированы, с глубокой модернизацией проведена эта работа. У нас вдвое возросло количество федеральных трасс в нормативном состоянии. Вдвое. Было, по-моему, 39 с чем-то тысяч километров [процентов – прим. ред.], сейчас 80 с лишним. But it is much more than that. You mentioned airports. Three new airports and 45 runways have been built. Speaking of transport in general, there are 12 new railway stations; dozens of railway stations have undergone modernisation, in-depth modernisation. The number of federal motorways has been doubled. Doubled! I believe there were some 39,000 kilometres of roads [percent – ed. note], and now there are more than 80,000 kilometres.
Очень яркий пример – это, конечно, сельское хозяйство. Как вы помните, здесь много людей уже старшего поколения, хорошо помнят, Советский Союз был всегда покупателем зерновых. Мы были одними из самых крупных покупателей зерна – пшеницы. Хочу напомнить, что сейчас Россия – самый крупный поставщик пшеницы на мировой рынок. Мы – номер один. Мы обошли и Соединённые Штаты, и Канаду. Agriculture is, of course, an excellent example. As you know, and there are many people from the older generation here who remember this well, the Soviet Union always was a purchaser of grain. We were among the largest importers of grain, wheat. Let me remind you that today Russia is the largest exporter of wheat to the global market. We are number one. We are ahead of both the United States and Canada.
У них больше производство, но они больше потребляют, а мы производим столько, что это позволяет нам занимать первое место на международном рынке по продаже пшеницы. 46 процентов – рост в сельхозпроизводстве. They have bigger production, but they consume more, and we produce so much that we hold the first place in the wheat export to the international market. The agricultural growth is 46 percent.
У нас в разы вырос экспорт (по-моему, в 2,6 раза экспорт вырос). На 24 миллиарда долларов мы продали на внешнем рынке сельхозпродукции, включая не только зерновые, это главный, конечно, источник поступления денег из-за границы в сельском хозяйстве, но и в животноводстве выросли: мясо птицы, свинины и так далее. Our exports have multiplied (I think they grew 2.6-fold). We sold $24 billion worth of agricultural products, including not just grain, which is the main source of foreign income in agriculture, but also livestock production, including poultry, pork and so on.
Все по совокупности, все порты Советского Союза переваливали в год (мощности по перевалке были) 600 миллионов тонн. В России знаете сколько сейчас? 1 миллиард 104 миллиона. Это всё создано за последние десятилетия. In total, all the ports of the Soviet Union transhipped (there were transhipping capacities) 600 million tonnes per year. Do you know how much Russia does now? 1.1 billion. All of this has been created over the recent decades.
Что касается месторождений, Вы упомянули про месторождения. 600 примерно новых месторождений, если иметь в виду 57, которые запланировали открыть в этом году. Около 600 новых месторождений. И так можно практически говорить по каждой отрасли. Я уже не говорю про такие современные отрасли, как, скажем, атомная энергетика, восемь блоков запустили в последнее время. За весь советский период, по-моему, 16 было. Это даёт нам, кстати говоря, большие преимущества и в борьбе с изменениями климата. Потому что у нас благодаря этому – и гидроэнергетике, и газу – получилась самая «зелёная» в мире структура энергетики. Now to the mineral assets you have mentioned. There are about 600 new deposits, including 57 we plan to open this year. About 600 new deposits. And we can say the same for almost every industry. I am not even talking about such modern industries as nuclear energy, with eight blocks launched recently. I think there were 16 over the entire Soviet era. By the way, this gives us a big advantage in fighting climate change, because thanks to this, as well as hydropower and gas, we have the greenest energy structure in the world.
Новые совсем отрасли созданы в энергетике, такие как сжиженный природный газ. Целые комплексы мирового класса, значения и уровня созданы и на Дальнем Востоке, и в Заполярье. В гидроэнергетике произошёл существенный рывок вперёд по генерации, просто существенный, можно даже сказать, скачок. There are brand new spheres of energy as well, such as liquefied natural gas. Entire international-class complexes have been established, both in the Far East and the Arctic. A generation breakthrough has taken place in hydropower, a real breakthrough.
Поэтому те, кто считают, что мы живём на исключительно старых, доставшихся нам от прежних поколений ресурсах и мощностях, глубоко ошибаются, заблуждаются. This is why those who believe we only use the old resources and capacities we inherited from the previous generations are mistaken.
Д.Песков: Давайте мы пойдём в то крыло. Межрегиональное СМИ, я вижу URA.RU. Дайте микрофон, пожалуйста. Dmitry Peskov: Let’s move to that side of the aisle. Interregional media, URA.RU. Give them a microphone, please.
А.Ольшанников: Информационное агентство URA.RU. Владимир Владимирович, Антон Ольшанников меня зовут. Anton Olshannikov: URA.RU news agency. Mr President, my name is Anton Olshannikov.
Вопрос про негативные явления в медицине, они всё ещё актуальны. Дело в том, что очереди к врачам растягиваются на месяц в регионах, а зарплата врача может быть настолько низка, что врачи массово увольняются. Но у главврача она может достигать сотен тысяч рублей, а, например, у хирурга составлять порядка 50, и то едва. I have a question about negative developments in medicine, as they are still relevant. The fact is that it may take up to a month to get a doctor’s appointment in the regions, and doctors’ salaries can be so low that doctors are quitting en masse. However, a head doctor may be paid hundreds of thousands of rubles a month, whereas, for example, a surgeon, gets about 50,000, if that.
Вы неоднократно в этом году проводили совещания по первичному медицинскому здравоохранению, по медицине в целом и говорили, что все преобразования, все реформы должны иметь быстрый и максимально полезный эффект. В этой связи хочется понять, почему система всё-таки остаётся на самом деле не двигающейся. Дело в том, что преобразования, которые происходят, косметические, и никаких радикальных решений, способных переломить ситуацию к лучшему, просто нет. Вы лично занялись этой проблематикой, хочется понять, почему? И всё-таки, может быть, Вы считаете, что нужна какая-то иная модель управления здравоохранением в стране? Или всё же государству нужно найти ресурсы, чтобы поддерживать то, что есть? You have held several meetings on primary care and healthcare in general this year. You said that the reforms should be carried out quickly and be meaningful. In this regard, I want to understand why the system remains at a standstill. The fact is that the reform is cosmetic, and there are no ground-breaking solutions that could make a difference. You got personally involved in dealing with this issue. I want to understand why. Perhaps, you think the country needs a different healthcare management model? Or does the state need to find resources to support what is available?
В.Путин: Первое, что касается модели. Модель лучше не трогать. Она у нас развивается, развивается в целом удовлетворительными темпами, но проблема, безусловно, существует. Vladimir Putin: First, it is best to let the model just be. It is evolving at a satisfactory pace, but there certainly are problems.
Вы упомянули одну из них – это уровень заработной платы. Но уровень заработной платы в медицине даже повыше, чем уровень заработной платы в других социальных сферах, и в целом показатели, которые ставились ещё в указах 2012 года, соответствуют тому, что закладывалось (там соответствующий рост заработных плат). Правда, и здесь я с Вами не могу не согласиться, это тоже усреднённые цифры. You mentioned one of them, salaries, but healthcare employees’ salaries are even higher than the salaries in other social spheres. Overall, the numbers outlined in the 2012 executive orders correspond to the planned salary benchmarks. Frankly, I cannot disagree with you, as these are average numbers as well.
Вот Вы сейчас сказали о том, что у главврачей может быть высокая зарплата, а у рядовых врачей, даже у хирургов, на порядок ниже. Это одна из проблем, которую мы должны решить. С точки зрения заработной платы надо смотреть внутрь самой отрасли. Ведь существуют какие способы изменения ситуации? Они на самом деле известны, они простые. Первое – просто увеличить тариф ОМС или внутри тарифа ОМС что-то изменить. Но обращаю ваше внимание на то, что внутри тарифа менять уже почти нечего, 70 процентов и так идёт на зарплату. Если мы внутри действующего тарифа ОМС что-то изменим, то тогда денег вообще не останется ни на лекарства, ни на оборудование. You have just said that while head doctors may be earning high wages, rank-and-file doctors, even surgeons, are paid much less. This is one of those problems that we need to tackle. As far as pay levels are concerned, we need to look at the specific sector. After all, what are the approaches to getting things moving? There is no secret about it, and these solutions are quite simple. The first one is to simply increase Compulsory Health Insurance tariffs or change the way the tariffs are distributed within this system. Let me emphasise however that there is little that can be changed in terms of redistributing tariffs within the Compulsory Health Insurance system, since 70 percent of them already go towards salaries. If we change anything, there will be no money left for buying medicine or equipment.
Поэтому второй способ – это какой? Просто увеличить тариф ОМС. Можно так сделать? Можно. Но это ляжет в конечном итоге на всю экономику, потому что операторы экономической деятельности должны за это заплатить, что в конечном итоге приведёт к удорожанию товаров в целом и к росту инфляции. Вот и увеличение той заработной платы, которое станет возможно в этом случае, будет съедено инфляцией. Наверное, это тоже не самый лучший вариант. What is the other option then? It consists of simply increasing the Compulsory Health Insurance tariffs. Can this be done? Yes, it can. However, at the end of the day it will be a burden for the entire economy, since all operators within it must pay for it, which will drive up prices and cause an overall increase in the rate of inflation. In such circumstances, any increase in salaries would be eaten up by inflation. So probably this is not the best option either.
Что можно сделать и можно ли что-то сделать внутри существующей системы? Конечно, можно. Ну, смотрите. Первое, Вы сейчас об этом сами сказали, у главврача может быть одна зарплата, у рядовых врачей – совсем другая. И первое, что надо сделать, надо избавиться от этой несправедливой дифференциации, – раз. But what can be done? Is there anything that can be done within the existing system? Of course, there is. Just look. First, as you have just said, a head doctor may have a big salary, much higher than ordinary doctors. The first thing that should be done is to eliminate this unfair differentiation. This is my first point.
Нужно, безусловно, изменить базовую ставку постоянного оклада. Она сейчас в регионах у нас разнится от 35 до 50 процентов. Нужно сделать единый подход по всей стране. Также нужно создать единый подход к стимулирующим выплатам. Это за количество больных принятых, за количество выездов к больным и так далее и так далее. При этом ни в коем случае нельзя снижать надбавок, связанных с работой в особых условиях: в праздничные, ночные часы и так далее. Если всё это для начала привести в порядок, на мой взгляд, в положительном плане уже кое-что может измениться. There is no doubt that the base salary rate must be changed. In the regions, it is currently in the range of 35 to 50 percent. We need to have a single national approach to paying out incentives, so that people earn a specific amount for the number of patients they receive, for the number of patients they visit at home, etc. At the same time, there should be no question of cutting bonuses that are given for special working conditions, such as working holidays, working at night, and so on. I believe that even just putting this right would produce a positive effect.
Но, конечно, этого недостаточно. Нам нужно вместе с ростом экономики поднимать уровень заработных плат и в социальной сфере, в том числе, может быть, и прежде всего в медицине. С этим я согласен. Of course, this will not be enough. Salaries in the social services sector must grow alongside the economy, especially and even primarily in the healthcare industry. I do agree with that.
Д.Песков: Спасибо. Продолжаем. Dmitry Peskov: Thank you. Let us proceed.
Давайте спортивные дела, «Матч ТВ», если Вы о них. Let us talk about sports, Match TV, if this is what you want to ask.
О.Богословская: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Olga Bogoslovskaya: Good afternoon, Mr President.
Ольга Богословская, «Матч ТВ». Поскольку я представляю национальный спортивный канал, то, безусловно, мой вопрос будет касаться спорта и, главное, той сложной ситуации, в которую попал отечественный спорт. Olga Bogoslovskaya, Match TV. I am from a sports channel, and so my question will be about sports, or more precisely, the difficult situation with Russian sports.
Совсем недавно, 9 декабря, исполком Всемирного антидопингового агентства принял беспрецедентно жёсткое решение отстранить россиян от всех крупных спортивных событий, к которым также можно причислить Олимпийские и Паралимпийские игры летние и зимние. On December 9, the WADA Executive Committee adopted an unprecedentedly harsh decision to ban Russian athletes from participating in all major sports events, which include the summer and winter Olympic and Paralympic games.
Поводом для такого решения стало несоответствие базы данных московской лаборатории, выданной российской стороной, и той, что была передана так называемыми информаторами WADA. Российское антидопинговое агентство, естественно, было ужато в своих правах. The reason for that decision was the discrepancy between the data provided by the Moscow laboratory and the data provided by WADA informers. The Russian Anti-Doping Agency’s rights have been curtailed.
Ну и сторона, которая больше всего подвержена этим санкциям, – это ни в чём не повинные спортсмены. И в связи с этим мой вопрос: что дальше, что нужно сделать российским спортсменам и как будет развиваться отечественный спорт в столь непростой ситуации? However, the sanctions have hit the innocent athletes especially hard. This brings me to my question: What should Russian athletes do in this situation, and how can Russian sports develop in this difficult situation?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Я сейчас отвечу на Ваш вопрос, но всё-таки я для себя кое-что пометил, и не полностью, мне кажется, ответил на предыдущий. Vladimir Putin: I will answer your question, but first I would like to say that I noticed that I did not answer the previous question in full.
Я бы хотел два слова сказать всё-таки о наших мероприятиях, которые мы наметили в области первичного звена здравоохранения. Всё-таки договорились выделить на эти мероприятия дополнительно к текущим расходам на медицину и дополнительно к тому, что предусмотрено в национальном проекте «Здравоохранение», 550 миллиардов рублей. I would like to say a few more words about the measures we plan to take in the field of primary medical care. We have agreed, after all, to increase healthcare allocations, in addition to what has been stipulated under the Healthcare project, by 550 billion rubles.
А деньги в основном пойдут на приведение в порядок основных фондов, приобретение техники и транспорта. Предполагается привести в нормативное состояние или построить 10 тысяч учреждений, приобрести 37 тысяч транспортных средств и приобрести до 10 тысяч единиц различного оборудования. Поэтому я очень рассчитываю на то, что в достаточно короткий промежуток времени нам удастся реализовать все эти планы, и люди должны почувствовать изменения. These funds will be used first of all to improve physical assets and to buy equipment and vehicles. We plan to improve or built 10,000 medical facilities and buy 37,000 vehicles and approximately 10,000 pieces of medical equipment. In this context, I hope that we will be able to implement all our plans very soon and that people will feel the change.
А вторая часть, которая заложена в основном в национальные проекты, там тоже есть деньги на первичное звено, но основные средства идут на борьбу с онкологией. И надеюсь, что и в этом плане будет положительный результат. The second component, which is mostly stipulated under national projects, includes allocations to primary care, but the bulk of funds will be invested in fighting cancer. I hope we will see a positive result in this sphere as well.
У нас есть неплохие результаты в области борьбы, скажем, с сердечно-сосудистыми заболеваниями, у нас где-то 0,6 процента вперёд; 12 процентов уже по туберкулёзу; детская смертность сократилась существенно. Вот по этому направлению нужно двигаться дальше, по всем этим направлениям. We can report achievements in the field of cardiovascular diseases, where the figure is some 0.6 percent. The situation with tuberculosis has improved by 12 percent, and child mortality has decreased considerably. We must continue working in the same manner in all of these spheres.
Что касается WADA и решений WADA, я считаю, что это не только несправедливое, но и не соответствующее здравому смыслу и праву решение. Почему? Потому что, что касается допинга, то решения, связанные с допингом, были приняты в отношении участия наших спортсменов под нейтральным флагом на прошлой Олимпиаде, теперь за то же самое – ещё раз. Ни в одной правовой системе мира, ничего подобного никогда не было в истории человечества и, надеюсь, никогда не будет. Это первое. As for WADA and its decisions, I believe that they are not only unjust, but also defy common sense and are illegal. Why? Because as far as doping is concerned, decisions have already been taken against Russian athletes who had to compete in a neutral status at the previous Olympics. Now it is happening all over again. There has never been anything of this kind in any of the world’s legal systems or in human history, and I hope nothing of this kind ever happens again. This is my first point.
Второе. Любое наказание должно быть индивидуально. Если кто-то в чём-то конкретно уличён, то тогда это совершенно естественно и справедливо. Но если у нас подавляющее большинство спортсменов являются «чистыми», как можно за действия кого бы то ни было налагать санкции на них? Second, any sanctions must target specific, individual breaches. If someone was caught doing something illegal, sanctions are natural and fair. But if an overwhelming majority of Russian athletes are clean, how can they be sanctioned for someone else’s actions?
У нас девочки в фигурном катании выступают совсем молодые, ещё дети почти. Какое они к допингу отношение имеют? Да никакого! Но они прыгают четыре оборота, а никто не делает пока, ну почти никто, в женском фигурном катании. Вот их можно «зачистить» и со льда убрать в фигурном катании таким образом. Можно? Можно. А зачем? Разве это пойдёт на пользу развитию мирового спорта? Думаю, что нет. We have very young female athletes competing in figure skating, they are practically little girls. What do they have to do with doping? Nothing whatsoever. But they can do quadruple jumps, which so far no one can, or almost no one can do in women’s figure skating. This is how they make sure that these girls are kept off the ice. Can this be done? Yes, it can. But what for? Will this help international sports in any way? I do not think so.
Кроме всего прочего (я на пресс-конференции в Париже тоже об этом сказал), это решение WADA противоречит Олимпийской хартии. Не может, не должна команда страны выступать под нейтральным флагом, если нет фактических претензий к действующему Олимпийскому комитету. Так в хартии записано. Если сейчас со стороны WADA к нашему Национальному олимпийскому комитету претензий нет, значит, тогда сборная должна выступать под своим флагом. Разбирайтесь с конкретными людьми, и мы, конечно, будем в этом помогать и содействовать этому. Мы всё делаем для того, чтобы российский спорт был чистым. Among other things, as I already said at the news conference in Paris, this decision by WADA runs counter to the Olympic Charter. A national team cannot and should not compete under a neutral flag when there are no claims against its Olympic Committee. This is what the Charter says. If WADA does not have any claims against the Russian Olympic Committee at this time, this means that the national team can compete under the Russian flag. Go after specific people, and of course we will be there to assist you in these efforts. We are doing everything to make our sport clean.
Наше, кстати говоря, РУСАДА формировалось в тесном контакте с нашими коллегами из WADA. И мы даже руководителей выбирали по их рекомендации. Мне кажется, что всё, что я сказал, даёт все основания полагать, что это решение, к сожалению, опять носит скорее политический оттенок. By the way, RUSADA was created in close contact with our WADA colleagues. We even selected its executive team based on their recommendations. I think that everything I said suggests that this decision was politically tainted, as sad as it sounds.
Д.Песков: Давайте пойдём в средний [сектор], давайте всё-таки федеральные СМИ. Я вижу Первый канал, пожалуйста, дайте микрофон. Dmitry Peskov: Let’s go to the middle [sector], to the federal media. I can see Channel One, pass on the microphone, please.
К.Панюшкин: Спасибо. Konstantin Panyushkin: Thank you.
Добрый день, Владимир Владимирович. Good afternoon, Mr President.
Константин Панюшкин, Первый канал. Добрый день! Konstantin Panyushkin, Channel One.
Вы знаете, в первую очередь я бы хотел Вас поблагодарить от лица журналистов Первого канала и, может быть, многих других российских за Ваши слова на пресс-конференции в Париже. После окончания пресс-конференции, мы подслушали немного, Вы говорили с канцлером Меркель и Президентом Макроном и разъяснили, насколько мы поняли, им проблемы работы российских журналистов на Украине. И может быть, как раз однажды, благодаря работе в «нормандском формате», мы сможем там работать так же уверенно и спокойно, как украинские журналисты здесь, в России, которые, кстати говоря, сегодня тоже должны быть здесь. First of all, I would like to thank you on behalf of the Channel One journalists and perhaps many others for what you said at the news conference in Paris. After the news conference – we did a little eavesdropping when you were talking with Chancellor Merkel and President Macron, explaining, as far as we understood, problems concerning journalists’ work in Ukraine. Perhaps one day, thanks to the work in the Normandy Format, we will be able to work there confidently and calmly like Ukrainian journalists work in Russia, who, by the way, should also be here today.
В этой связи вопрос про Украину. После Парижа, после всего, что за неполные две недели наговорили с тех пор Ваши партнёры по саммиту, в первую очередь я имею в виду Украину, видите ли Вы смысл встречаться снова уже через четыре месяца, как условились? И вообще, какими Вы видите перспективы «нормандского формата»? So I have a question about Ukraine. After Paris, after everything your summit partners have said in the two weeks since then, and I mean Ukraine above all, do you think there is any point holding another meeting in four months, as you agreed? And what do you think are the Normandy Format’s prospects in general?
Потом, по-Вашему, устоят ли Минские договорённости и «формула Штайнмайера» в ближайшие четыре месяца и устоят ли они вообще в перспективе? Какой Вы видите судьбу Донбасса в идеале? Also, do you think the Minsk Agreements and the Steinmeier Formula will survive the next four months or survive at all in the future? What do you think is the best-case scenario for the future of Donbass?
И потом, для нас, журналистов, была долгожданной Ваша встреча с Зеленским, российско-украинские переговоры. Каковы перспективы теперь урегулирования российско-украинских отношений? Какие проблемы, какие подвижки в связи со сменой администрации? In addition, journalists were looking forward to your meeting with Zelensky and Russian-Ukrainian talks. What are the current prospects of a settlement in Russian-Ukrainian relations? Are there any problems or breakthroughs due to the change of administration?
И если позволите, последнее. Господин Зеленский уже высказался о Вас прямо в Париже. Что Вы думаете о Президенте Владимире Зеленском? Спасибо. And the last question, if I may. President Zelensky talked about you right there, in Paris. What do you think about President Vladimir Zelensky? Thank you.
В.Путин: Давайте с последнего начнём. Я всегда уклоняюсь от ответа на вопросы подобного рода. Считаю некорректным для себя отвечать на эти вопросы, давая характеристики своим коллегам. Если Вы обратили внимание, я даже ушедшим со своих постов бывшим лидерам соответствующих стран никогда характеристики не даю. Vladimir Putin: Let’s begin with the last one. I always try to avoid such questions. I do not believe it is correct for me to answer them and to state my opinion of my colleagues. Perhaps you have noted that I don’t even describe former leaders who left their offices.
Давайте будем давать характеристики историческим личностям. Это можно сделать. По действующим людям как-то язык не поворачивается. У кого-то есть и преимущества, есть какие-то минусы. Но когда люди попадают на такие места, это значит, что они прошли всё-таки какой-то очень серьёзный отбор, это все люди незаурядные, это как минимум. Let’s discuss historical figures. We can do this. I do not have the heart to talk about people who are in office today. Everybody has both positive and negative sides. But when people take such offices, this means they have passed through a serious selection process, so they are at least not ordinary people.
Что касается «нормандского формата», Минских соглашений и так далее. Ну нет ничего, кроме Минских соглашений. Меня, конечно, очень насторожило заявление Президента Зеленского, после того как он уехал из Парижа, о том, что можно было бы их пересмотреть. Если начнётся пересмотр Минских соглашений, вся ситуация вообще может зайти в тупик полный, потому что ключом этих Минских соглашений является закон об особом статусе Донбасса, который должен быть имплементирован в украинский Основной закон, в Конституцию. Его сейчас продлили на год. Но это же не на постоянной основе. Хотя мы всё время говорим, и не только я, и другие участники «нормандского формата» неоднократно говорят о том, что нужно придать ему постоянно действующий характер и затем перенести в Конституцию его принцип. Но, судя по всему, ни прежнее украинское руководство, ни действующее делать этого не хотят. Но без этого никуда не деться. Это первое. As for the Normandy format, the Minsk Agreements and so on, there is nothing more important than the Minsk Agreements. Of course, I was worried by the statement made by President Zelensky after he left Paris to the effect that they could be revised. If we revise the Minsk Agreements, the settlement process will hit a dead end, because the main element of the Minsk Agreements is a law on the special status of Donbass, which must be formalised in the Ukrainian Constitution. It has been extended for a year, but not permanently, although we keep saying – not only do I, but the other Normandy format leaders say so as well – that the law must be of unlimited duration and that its formula must be incorporated in the Constitution. However, it appears that neither the previous nor the current Ukrainian leadership wants this. But there is no way around it. This is the first point.
Второе. Нужен прямой диалог с Донбассом. Его тоже нет. Сейчас объявлено о том, что будут внесены какие-то изменения, связанные с децентрализацией. Ну, хорошо. Но это что, это взамен Минских соглашений? Это что, взамен закона об особом статусе Донбасса? Можно себе такое представить? Можно. Но в Минских соглашениях написано, что если это касается Донбасса, это должно быть согласовано с этими регионами. Никакого согласования нет. Это, безусловно, настораживает. Second, there must be a direct dialogue with Donbass. There is none so far. It has been announced that amendments concerning decentralisation will be made. This is good. But is this meant to replace the Minsk Agreements? Or the law on the special status of Donbass? Can you imagine that? Yes. But the Minsk Agreements say that any actions that concern Donbass must be coordinated with Donbass. This initiative has not been coordinated with it. This, of course, is alarming.
Что касается будущей встречи, допустим, в апреле, то она станет актуальной, если будут происходить какие-то позитивные изменения. Они есть или нет? Есть. Надо это тоже сказать объективно. Во-первых, всё-таки закон об особом статусе продлён, основа для урегулирования не исчезла, она не потеряна. Во-вторых, всё-таки проведён отвод войск из нескольких ключевых точек, правда, почему-то наши партнёры на Украине не хотят разведения по всей линии соприкосновения. На мой взгляд, это ошибка, но такова их позиция. Это второе. As for the next meeting, for example, in April, it will only be relevant if we see positive change. Has there been any positive change? Yes, it is an objective fact. First, the law on the special status has been extended, and hence the basis for a settlement has not been destroyed. Second, troops have pulled back in several vital areas, although our Ukrainian partners are against disengagement along the entire contact line. I believe that they are making a mistake, but this is their position. That was my second point.
Сократилось несколько и количество обстрелов, это тоже позитивная вещь, хотя они, к сожалению, до сих пор сохраняются. Есть и позитив, есть и вещи, которые настораживают. Это всё предмет для обсуждения. В целом в этом смысле продолжение работы в «нормандском формате» целесообразно. The number of artillery attacks has decreased, which is another achievement, although regrettably, they have not stopped altogether. There are positive things and there are alarming things. All this should be discussed. Overall, it is desirable to continue meetings in the Normandy format.
Кстати, Вы сказали про коллег с Украины. Может быть, им дадим слово? Есть они? By the way, you mentioned our Ukrainian colleagues. Shall we give them the floor? Are any of them with us today?
Д.Песков: Да, вот, пожалуйста, нашему традиционному гостю дайте микрофон. Dmitry Peskov: Please let our traditional guest have the microphone.
Р.Цимбалюк: Здравствуйте! Меня зовут Роман Цимбалюк, я представляю Украинское агентство УНИАН. Roman Tsymbalyuk: Good afternoon, my name is Roman Tsymbalyuk, and I represent the Ukrainian UNIAN news agency.
В.Путин: Здравствуйте. Vladimir Putin: Good afternoon.
Р.Цимбалюк: Действительно, у нас и у меня лично нет проблем для того, чтобы работать в России. Возможно, если бы украинские танки были бы на Кубани, то вы тоже бы немножечко к нам изменили отношение. Roman Tsymbalyuk: Indeed, we, and I personally, have no problem doing our work in Russia. Perhaps, if the Ukrainian tanks were in Kuban, you would have slightly different thoughts about us.
В.Путин: Вы имеете в виду 72-е машины или 34-е? (Смех.) Vladimir Putin: Are you talking about the 72 or the 34 model? (Laughter.)
Р.Цимбалюк: У нас основной боевой танк – Т-64, произведён в Харькове. Roman Tsymbalyuk: T-64 is our staple combat tank made in Kharkov.
В.Путин: Т-64 – это тоже советская машина. Vladimir Putin: T-64 is a Soviet tank as well.
Р.Цимбалюк: Вы тоже говорили, что из Советского Союза вышли. Roman Tsymbalyuk: You also mentioned you are originally from the Soviet Union.
В.Путин: Ладно. Хорошо. Vladimir Putin: Okay.
Р.Цимбалюк: Если позволите, в продолжение минских переговоров. Я Вас хотел спросить, Вы могли бы назвать дату, когда Вы примете решение о расформировании оккупационных администраций в Луганске и Донецке? Потому что Вы их называете республиками, а в Минских соглашениях их нет. Roman Tsymbalyuk: As a follow-up to the Minsk talks, could you give the date of your decision to disband the occupation administrations in Lugansk and Donetsk? You refer to them as republics, but they are not mentioned in the Minsk Agreements.
И, если можно, – газовая война будет? А то складывается впечатление, что Вы не планируете нам отдавать три миллиарда долларов, согласно решению арбитража. Говорите о дешёвом газе, а мы помним, что самое дорогое для Украины – это российский дешёвый газ. Also, if I may, will there be a gas war? It appears that you are not about to give us back the $3 billion awarded to us by the arbitration court. You are talking about cheap gas, but we know that Russia’s cheap gas is the most expensive thing for Ukraine.
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Итак, расформирование органов управления, затем газ. Да? И что ещё? Vladimir Putin: So, disbanding administrative bodies and gas. What else?
Р.Цимбалюк: Три миллиарда. Roman Tsymbalyuk: Three billion.
В.Путин: Три миллиарда. Vladimir Putin: Three billion.
Смотрите, что касается Минских соглашений и расформирования, как Вы сказали, органов управления в непризнанных республиках. Here is my first point regarding the Minsk Agreements and disbanding, as you said, administrative bodies in the unrecognised republics.
Первое, что хочу сказать. Представлявший Украину в Минске, после чего возникли вот эти Минские соглашения, бывший президент Порошенко Пётр Алексеевич, он настаивал на том, чтобы под этим документом были поставлены подписи руководителей двух этих непризнанных республик, они просто за горло меня взяли все вместе там, втроём, а представители этих непризнанных республик отказывались это делать. Вот я вскрою, так сказать, подноготную наших переговоров в Минске. Но всё-таки мы их уговорили, и они поставили там свои подписи. Таким образом Украина сама призналась, что такая власть существует. Это первая часть Марлезонского балета. Former president Petro Poroshenko who represented Ukraine at the Minsk talks, which were followed by the Minsk Agreements, insisted on having this document signed by the leaders of these two unrecognised republics. They just grabbed me by the throat, all three of them, and representatives of these unrecognised republics refused to sign. I am giving you, so to speak, the inside facts about our talks in Minsk. However, we managed to persuade them, and they signed the document. Thus, Ukraine itself recognised the existence of these authorities. This is the first part of the Ballet de la Merlaison, so to say.
Вторая заключается в том, что там были проведены выборы, люди пришли и проголосовали. И это, по-моему, как раз очень демократический способ организации органов власти. The second part is that the elections were held there, and the people cast their votes. This, I believe, is a very democratic way of organising government bodies.
Третье. В самих Минских соглашениях есть указание прямо на то, что является правом этих республик, на что они могут, имеют право претендовать. Там всё прописано, сказано и про язык, и про местную милицию и так далее и так далее. Third, the Minsk Agreements themselves outline explicitly the rights of these republics, and what they are entitled to claim. Everything is spelled out there about the language, the local police, and so on.
Следующий аспект заключается в том, что там есть (сейчас я подойду к спорным моментам), я не буду здесь ничего скрывать, здесь нет необходимости это делать. И российская общественность, и украинская должны знать, о чём там идёт речь. The next aspect has to do with what it is all about, and I am getting to the controversial part. I will not hide anything, and there is no need to do it. People in both Russia and Ukraine must know what these agreements are about.
Есть пункт, который говорит о выводе наёмников и иностранных войск и о закрытии границы. Закрытие границы в соответствии с Минскими соглашениями должно начаться на второй день после проведения выборов и закончиться только после всеобъемлющего политического урегулирования, которое предполагает внесение изменений в Конституцию Украины и предоставление этим республикам таких прав, которые в Минских соглашениях прописаны. Когда это будет сделано, тогда и будет полное закрытие границы. There is a clause about withdrawing mercenaries and foreign troops and closing the border. Under the Minsk Agreements, the process of closing the border is to begin on the second day after an election takes place, and to be completed only after an inclusive political settlement is achieved, including amendments to the Ukrainian Constitution and these republics acquiring the rights as set forth in the Minsk Agreements. As soon as this is done, the border can be completely sealed.
И наконец, что касается вывода иностранных войск. Там нет иностранных войск. Да, там есть местная милиция, местные силы самообороны – они состоят из местных жителей. Мне всё время задают вопрос: «А откуда у них танки, тяжёлая артиллерия?» Послушайте, во многих «горячих точках» мира происходят различного рода конфликты и боевые действия, причём с применением танков, артиллерии и так далее. Откуда они берут? Видимо, от тех структур, государств, которые им симпатизируют. Но это их техника, а не иностранная – хочу обратить на это ваше внимание. Finally, let me respond to the question about the withdrawal of foreign troops. There are no foreign troops there. Yes, there are local militias, local self-defence forces staffed with local residents. I get questions all the time: Where did they get tanks or heavy artillery? Look, conflicts and hostilities of all kinds are unfolding in many hotspots around the world, involving tanks, artillery, etc. Where do they get them? Probably from those government agencies that sympathise with them. But let me emphasise that these weapons are theirs, not foreign.
Что касается наёмников. Я сейчас и в Париже сказал, там есть и французы, и немцы, которые воюют и на одной стороне, и на другой. Давайте будем разбираться с этими наёмниками, но они не составляют основу этих вооружённых формирований. As for the mercenaries, I have just said in Paris that there are French and Germans fighting there on both sides. We must address this issue of mercenaries, but they are not the bedrock of these armed groups.
Знаете, в чём самая главная проблема? Я вам говорю совершенно искренне, самая главная проблема заключается в том, что нет желания, и до сих пор как-то оно не просматривается, решать этот вопрос в диалоге с людьми. Не пытаться создать благоприятные для себя условия для решения проблем силовым способом с помощью танков, артиллерии и авиации. Я вот сказал: авиацию применяли. Действующий Президент Украины говорит: какую авиацию? Он забыл даже об этом, не знает. Применяли, понимаете? You know what the main problem is? I will be completely honest with you. The most important problem is that there is a lack of willingness to resolve this question through dialogue with the people. We have yet to see any willingness to move in this direction, instead of trying to create favourable conditions for resolving the problem by force using tanks, artillery and air power. I said: air power was used. And the current President of Ukraine replied: What air power? He did not even remember or did not know this. But they did use air power, you see?
Когда мы избавимся от этого или руководство Украины избавится, на мой взгляд, от абсолютно ошибочного подхода в принципе к решению проблемы, а перейдёт к диалогу, вот тогда можно будет и решить. Записано – нужно будет восстанавливать экономическую и прочую инфраструктуру. Взяли своим решением и отрезали эту территорию от Украины, потому что ввели блокаду. Москва, что ли, блокаду ввела? Это же киевские власти ввели блокаду этих территорий. As soon as we, or rather the Ukrainian leadership, abandon what I believe to be a completely misguided approach to resolving this problem and move into dialogue mode, this is when there will be a path towards a solution. It is stated in the agreements that they need to restore economic and other infrastructure, but instead they just cut off this part of the country from the Ukrainian territory by imposing a blockade. Was Moscow the one who imposed this blockade? The Kiev authorities were the ones who did it.
Но здесь тоже, надеюсь, есть подвижки. Уже, как вы знаете, там произошло изменение в этом смысле к лучшему, есть, во всяком случае, переходы, разминирование идёт. Этого не достаточно, ещё нужно многое будет по этому вопросу сделать, чтобы конкретные люди, которые там проживают, жили лучше. Но сделать можно. However, we are seeing some positive shifts in this sphere, at least I hope we do. As you already know, there are some changes for the better there. At least there are crossing points, and the demining effort is underway. This is not enough. A lot has to be done to improve the lives of the people who live there. But it can be done.
Если встать на эту позицию, на позицию договорённостей, диалога, то тогда проблема будет решена. Если будут предприниматься и дальше попытки силовым способом задушить, я думаю, что вряд ли это можно будет сделать. Эта известная фраза: «Донбасс порожняк не гонит», – она, знаете, конечно, хулиганская, бойцовская, но она в душе у людей есть. Там гордые люди живут, поэтому вряд ли удастся решить эту проблему с помощью каких бы то ни было силовых решений. If we proceed from this premise and focus on finding common ground and promoting dialogue, the problem will be resolved. If attempts to strangle them by force continue, I do not think that it can be done. There is a saying that people in Donbass never yield under pressure. It definitely has a ruffian and aggressive side to it, but this is how people feel deep inside. People who live there have a sense of pride, so this problem is unlikely to be resolved by force.
Газовая война. Вы сказали по поводу трёх миллиардов. Обращаю Ваше внимание, что часть наших резервных средств из Фонда национального благосостояния России вложена в украинские ценные бумаги – три миллиарда долларов как раз. Есть уже решение суда в Лондоне по этому поводу, которое не исполняется. The gas war. You mentioned three billion. Let me point out that part of our reserve money from the Russian National Welfare Fund is invested in Ukrainian bonds: $3 billion, exactly. There is a court ruling from London on this, but it is not fulfilled.
Что касается газовых отношений – это сложная, очень чувствительная тема. Мы хотим решить эту проблему. Я убеждён, как юрист по базовому образованию, что это решение Стокгольмского арбитражного суда носит не юридический, не правовой характер, а скорее политический. Одно из обоснований (сидящим здесь тоже покажется это странным, но это интересно) решения Стокгольмского суда, там прописано: «…в связи с тяжёлым экономическим положением на Украине». Чушь какая-то просто. Но написали. Хоть воздержались бы от такой записи. Speaking about gas relations, it is a complicated and sensitive issue. We want to solve this problem. As someone who has a degree in law, I believe that this ruling of the Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce is not legal but more likely political. Here’s one of the grounds for this ruling (everyone here will find it strange, too, but it is interesting): “…due to the difficult economic situation in Ukraine.” That is nonsense. But it is written there. They should have refrained from writing such a phrase.
Ну ладно, решение суда есть, это правда, и мы должны из этого исходить. Мы будем исходить из этого и будем искать приемлемое для всех решение, в том числе и для Украины, сохраняя, как я уже многократно говорил, несмотря на строительство новых инфраструктурных объектов, таких как «Северный поток – 1», «Северный поток – 2», «Турецкий поток», будем сохранять транзит через Украину. Вопрос в объёмах этого транзита и в сроках, на которые можно заключить контракт. Well, we have the court decision, it is true, and we must proceed from this. We will proceed from this and look for a solution that would suit everyone, including Ukraine, while preserving transit through Ukraine, despite the construction of new facilities, such as Nord Stream 1, Nord Stream 2, and TurkStream. The question is what the volume of transit and contract duration will be.
При этом хочу обратить Ваше внимание на то, что мы не собираемся заключать на какой-то срок контракт, с тем чтобы потом прекратить транзит. Нет, мы в этом сами заинтересованы, мы хотим, это удобный маршрут. Let me also note that we are not going to sign any contract to stop transit later. No, we are interested in this, we want to do this; it is a good route.
Кстати говоря, украинский маршрут в Европу длиннее, чем маршрут по Балтийскому морю, он длиннее и просто для нас дороже. Но всё-таки в Центральную и Южную Европу это тоже маршрут отработанный, хороший, мы готовы его сохранять. И готовы были бы и поставлять на Украину газ со скидкой (кстати говоря, я уже говорил) 20–25 процентов, это можно сделать. By the way, the Ukrainian route to Europe is longer than via the Baltic Sea. It is longer and more expensive for us. But it is a good and well-known route to Central and Southern Europe, and we are ready to preserve it. We would also be ready to provide Ukraine with a gas discount of 20–25 percent, as I have already mentioned, by the way. It can be done.
И тогда можно было бы и для конечного потребителя снизить, а не повышать, как запланировано у вас сейчас. С 1 января следующего года все льготы, насколько я знаю, отменяются, средний уровень цены на газ будет где-то за 300 долларов для всех категорий потребителей, включая физических лиц. This would also mean decreasing costs for the end consumer instead of increasing them as you are planning now. Starting from January 1, 2020, all the discounts will be cancelled, as far as I know, and the average gas price will be $300 for all categories of consumers, including individuals.
Я думаю, что мы договоримся. Кстати говоря, мы на пути к этим договорённостям. И мы будем стремиться к тому, чтобы и украинская сторона была довольна этими договорённостями. У нас нет никакого желания обострять ситуацию в энергетике и как-то использовать это для влияния на ситуацию на самой Украине. I think we will come to an agreement. By the way, we are already making headway. We will try to make Ukraine happy with the agreement, too. We do not want escalations in the energy sector that can be used to affect the situation in Ukraine.
Мы заинтересованы в том, чтобы и Украина получала нормально ресурс, и чтобы наши потребители в Европе были спокойны за то, что у нас нормальные отношения с нашими соседями и всё будет идти по плану. We are interested in Ukraine getting the resource properly, so that our consumers in Europe are calm about us having normal relations with our neighbours and that everything goes as planned.
Д.Песков: Давайте мы отправимся в тот сектор. Ближе к занавеске – Омск. Омску слово. Мы, по-моему, Омску ни разу не давали возможности. Вот встала женщина. Dmitry Peskov: Let us go to that sector. Omsk has the floor. I believe we have not given the floor to Omsk yet. I see a lady standing.
(Реплика из зала.) Remark from the audience.
Мы договорились, что мы уважаем друг друга. Спасибо. Dmitry Peskov: I thought we agreed to respect each other. Thank you.
Пожалуйста, Омск. Omsk, go ahead.
О.Коробова: Добрый день! Ольга Коробова, «Аргументы и факты в Омске», главный редактор. Olga Korobova: Good afternoon. Olga Korobova, editor-in-chief, Argumenty i Fakty v Omske.
Владимир Владимирович, у меня такой вопрос. Наверное, и не только об Омске, а обо всём Зауралье. Mr President, my question concerns not only Omsk but probably the whole of the Trans-Ural area.
В.Путин: Руку поднимите, пожалуйста. Что-то я Вас не вижу. Vladimir Putin: Can you raise your hand, please? I do not see you.
Спасибо. Thank you.
О.Коробова: Вопрос о демографии, вопрос о миграции. Вопрос обо всём сразу, то есть о социальном положении нашего Зауралья. Olga Korobova: I have a question about demography and migration. It is a question about everything, that is, the social situation in the Trans-Urals.
В.Путин: Если обо всём сразу, то тогда мы поговорим и закончим. Vladimir Putin: If it is a question about everything, it will be the last question today.
О.Коробова: В первую очередь я хочу сказать, вот здорово, что сделали «дальневосточный гектар», здорово, что сделали «дальневосточную ипотеку». Но точно так же из Сибири народ уезжает в безразмерную Москву и безразмерный Питер. Было бы замечательно, если бы подобные меры, именно ипотека, чтобы у нас оставались молодые умные, талантливые люди от 30 и до 45, чтобы они оставались, имели возможность взять жильё. Olga Korobova: First of all, I would like to thank you for launching the Far Eastern Hectare and Far Eastern Mortgage projects. But people are also leaving Siberia for oversized Moscow and St Petersburg. It would be wonderful if such measures, in particular a mortgage project, were adopted for our region as well so that young, smart and talented people aged 30–45 would not leave but take out mortgages.
Не рассматриваются ли такие вопросы в отношении именно Сибири, Зауралья и конкретно Омска? Has this possibility been discussed for Siberia, the Trans-Urals and, more precisely, Omsk?
В.Путин: Смотрите, мы действительно ввели несколько мер для Дальнего Востока, потому что там депопуляция происходит гораздо быстрее, чем на любых других территориях Российской Федерации, в любых других субъектах Федерации. Vladimir Putin: We have indeed adopted several such measures for the Far East, where the population is declining much more rapidly than in any other part or region of Russia.
«Дальневосточным гектаром» действительно воспользовалось уже немало людей. Мы распространили возможность получения «дальневосточного гектара» не только на дальневосточников, но на всех тех, кто хочет туда приехать и жить там. В основном эти гектары используются на несколько целей: на цели жилищного строительства, на цели ведения сельского хозяйства либо вообще какого-то бизнеса, в том числе, скажем, туристического. Но хорошо известны и проблемы, с этим связанные, они прежде всего заключаются в том, что выделение этих земель не всегда является оптимальным с точки зрения отсутствия либо наличия (скорее всего отсутствия) инфраструктуры – дорожной, энергетической и так далее и тому подобное. Поэтому нам нужно сначала в полном объёме реализовать эти планы и начинания именно там, а уже потом переходить к другим регионам. Many people have taken advantage of the Far Eastern Hectare project. We have adjusted it so that it is available not only to locals but also to people from any other part of Russia who want to settle in the Far East. This land is being used for several purposes: housing, agriculture and other forms of business, including tourism. But we also see some drawbacks to this project, first of all the fact that these land plots are not always attractive because of their infrastructure, or rather, they lack roads, electricity and other infrastructure. Therefore, we must first of all implement these projects and plans in full in the Far East before turning to other regions.
Что касается Зауралья, я вам могу сказать, что, конечно мы понимаем, мы видим там ситуацию. И часть мер поддержки в области демографии уже сейчас будем распространять на Зауралье. Это касается поддержки семей с детьми, прежде всего тех, в которых появляется третий ребёнок. As for the Trans-Urals, I assure you that we see what is happening there. We will revise our demographic projects to include the Trans-Urals. I am referring to assistance for households with children, primarily those that have a third baby.
Что касается других мер поддержки, в том числе 2-процентной ипотеки, то в принципе, конечно, всё это возможно. Но нам нужно посмотреть, как это сейчас пойдёт на Дальнем Востоке, посмотреть, сколько это будет стоить, какое количество людей будет обращаться за этой мерой поддержки, посчитать бюджетные расходы и «на ясном глазу» принимать дальнейшие решения. As for other support measures, including a 2 percent mortgage rate, all this is possible, of course. But first we need to analyse progress in the Far East, calculate how much this will cost us, see how many people request such assistance, and review our budget expenditures before calmly taking any decisions on what to do next.
Д.Песков: Давайте в центр. Dmitry Peskov: Let’s have a question from the centre.
Один из патриархов отечественной журналистики – Колесников Андрей. Традиционно скромно тянет руку, но тоже не первый год работает с Президентом. Andrei Kolesnikov, one of the patriarchs of Russian journalism. As usual, he holds his hand up with great modesty, but he has been working with the President for many years.
А.Колесников: Добрый день! Andrei Kolesnikov: Good afternoon.
Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ». Andrei Kolesnikov, Kommersant newspaper.
Владимир Владимирович, у меня два вопроса в связи с недавним заседанием СПЧ. Вы высказались про Владимира Ильича Ульянова так, как никогда раньше. Вы вспомнили его клички: Старик, Ленин. Mr President, I have two questions on the recent meeting of the Council for Civil Society and Human Rights. You spoke out about Vladimir Ulyanov as never before. You even brought up his nicknames, such as “Old Man” and “Lenin.”
В.Путин: Псевдонимы. Vladimir Putin: A pseudonym.
А.Колесников: Вы сказали – клички. Andrei Kolesnikov: You said nicknames.
В.Путин: В принципе это одно и то же. Vladimir Putin: As a matter of fact, it is all one and the same.
А.Колесников: Партийные клички. Andrei Kolesnikov: Party nicknames.
Вы обвинили его в развале тысячелетнего государства. При этом на лице у Вас, как мне показалось, была чуть ли не ярость. Скажите, пожалуйста, после такого Вашего комментария должно же что-то последовать? Скажите, что дальше логично – вынести тело из Мавзолея, наконец? You accused him of breaking down a 1,000-year-old state. When you were saying this, you facial expression was close to rage, it seemed to me. Will anything come out of your comment? What would be a logical follow-up to these words? Removing Lenin’s body from the Mausoleum, at long last?
И второй вопрос. Там же у Вас состоялась некая дискуссия с режиссёром Александром Сокуровым по поводу звания Героя России, по поводу Рамзана Кадырова. И вот тут уже у Вас на лице была просто терпимость. Как говорится, есть ли Вам сказать что-то по этому поводу? And the second question. At the same meeting, you had a debate with Alexander Sokurov on the title of the Hero of Russia, regarding Ramzan Kadyrov’s case. At that point your facial expression simply showed tolerance. Would you like to say something in this regard?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Я предпочитаю вообще о таких вещах не говорить, но, поскольку Александр Николаевич Сокуров эти вопросы поднял, мне пришлось на это отвечать, а значит, нужно разъяснить, видимо. Vladimir Putin: I prefer not to raise subjects of this kind, but since Mr Sokurov did, I had to respond, so now it seems that I have to set it out in more detail.
Что касается фигуры Ленина в нашей истории, и какие, собственно говоря, у меня оценки в этой связи складываются. Он был скорее не государственный деятель, а революционер, на мой взгляд. Regarding Lenin and his role in our history, and what I think about it, I believe that he was a revolutionary rather than a statesman.
И когда я говорил о тысячелетней истории нашего государства – оно было строго централизованным, унитарным государством, как известно. Что предложил Владимир Ильич Ленин? Он предложил фактически даже не федерацию, а конфедерацию. По его решению этносы были привязаны к конкретным территориям и получили право выхода из состава Советского Союза. When I talked about the 1,000-year history of our state, it was strictly centralised and unitary, as we all know. But what did Vladimir Lenin propose? He went even further than a federation and proposed a system that can be described as a confederation. It was his decision to tie ethnic groups to specific territories, so that they obtained the right to secede from the Soviet Union.
Вот смотрите, строго централизованное государство – в конфедерацию фактически, с правом выхода и с привязкой этносов к территории. Но даже территории нарезаны были так, что они не всегда соответствовали и до сих пор соответствуют традиционным местам проживания тех или других народов. Поэтому сразу возникли болевые точки, они и сейчас ещё между бывшими республиками Советского Союза имеют место быть, и даже внутри Российской Федерации. Две тысячи таких точек, стоит только отпустить на секунду – мало не покажется. Это первое. What happened was that a strictly centralised state was turned into a de facto confederation with the right of secession and with ethnic groups attached to specific territories. But these territories were divided in such a way that they did not always correspond and still do not correspond to where various ethnic groups traditionally lived. This is how cracks emerged that still linger in the relations between the former Soviet republics, and even within the Russian Federation. There are two thousand cracks of this kind, and letting them out of sight for even a second can have grave consequences. This is the first point I wanted to make.
Кстати, Сталин был против такой организации, он даже статью написал об автономизации. Но в конечном итоге принял ленинскую формулу. И что получилось? Вот сейчас мы с коллегой с Украины говорили по поводу наших отношений. Но в ходе создания Советского Союза исконно русские территории, которые к Украине вообще никогда не имели никакого отношения (всё Причерноморье, западные земли российские), были переданы Украине со странной формулировкой «для повышения процентного соотношения пролетариата на Украине», потому что Украина была сельская территория и считалось, что это мелкобуржуазные представители крестьянства, их раскулачивали подряд по всей стране. Это несколько странноватое решение. Но тем не менее оно состоялось. Это всё наследие государственного строительства Владимира Ильича Ленина, и теперь мы с этим разбираемся. By the way, Stalin was against such organisation. He even wrote an article on autonomy, but, eventually, adopted Lenin’s formula. The upshot? Just now, our colleague from Ukraine and I spoke about our relations. Back when the Soviet Union was created, original Russian territories that never had anything to do with Ukraine (the entire Black Sea region and Russia’s western lands) were transferred to Ukraine under a strange pretext of “increasing the percentage of the proletariat in Ukraine,” because Ukraine was a rural territory populated by petty-bourgeois-minded peasants, who were subjected to dispossession across the country. This was a somewhat odd decision. Nevertheless, it took place. We are now dealing with Vladimir Lenin’s legacy of state building.
Но ведь что они сделали? Они связали будущее страны со своей собственной партией, и потом в Конституции кочевало это из Основного закона в другой. Это основная политическая сила. Как только партия затрещала, начала рассыпаться – за ней начала рассыпаться и страна. Вот что я имел в виду. Я придерживаюсь этой точки зрения и сейчас. What did they do? They tied the country’s future to their own party, and this tenet went from one Constitution to another. It was the main political force. As soon as the party started to crumble, the country followed. That is what I meant. I stick to this point of view to this day.
Причём, вы знаете, я длительное время проработал в разведке, которая была составной частью очень политизированной организации – КГБ СССР, и у меня были свои представления о наших вождях и так далее. Но сегодня, с позиции моего сегодняшнего опыта, я понимаю, что кроме идеологической составляющей есть ещё и геополитические. Они совершенно не учитывались при создании Советского Союза. Всё это было очень политизировано в своё время. Партия начала разваливаться, повторяю, и всё, и страна за ней посыпалась. Этого нельзя было допустить. Это ошибка. Абсолютная, кардинальная, фундаментальная ошибка при государственном строительстве. As you are aware, I worked in intelligence for a long time. It was an integral part of a much politicised organisation, the KGB, and I had my own ideas about our leaders and so on. But I know better today, and I understand that there are geopolitical considerations in addition to ideology. They were completely ignored during the creation of the Soviet Union. All this was much politicised at the time. To reiterate, the party began to fall apart, and that was the end of it – the country followed. This had to be prevented. This was a mistake. An absolute, cardinal and fundamental mistake in state building.
Теперь что касается тела или не тела. Дело совершенно не в этом. И, на мой взгляд, не нужно трогать, во всяком случае до тех пор, пока есть, а у нас есть очень много людей, которые с этим связывают свою собственную жизнь, свою судьбу, связывают с этим определённые достижения прошлого, советских лет. А Советский Союз, так или иначе, безусловно связан с вождём мирового пролетариата Владимиром Ильичом Лениным. Поэтому туда очень забираться – зачем? Надо просто идти вперёд, и всё, и развиваться активно. Now, with regard to the body. This is beside the point. I believe this subject should not be touched at all, at least as long as there are people, lots of them, who associate their lives and destinies, and certain achievements of the past, the Soviet years, with it. One way or another, the Soviet Union is certainly connected with Vladimir Lenin, the leader of the world proletariat. So, why delve deep into that? We just need to move forward and grow. That is all.
Теперь по поводу Героя России Кадырова. Вы знаете, я уже говорил об этом, хочу ещё раз повторить. Когда я познакомился с его отцом, с первым президентом Чеченской Республики, он ведь пришёл сам. Он не пришёл сдаваться, он пришёл для того, чтобы выстраивать отношения с Россией. Ведь не начались ещё активные боевые действия в Чечне и на Кавказе. Но он мне что тогда сказал, он мне сказал, что «мы думали, что нам с некоторыми нашими исламскими странами будет лучше, мы поняли, что это не так, они начали подчинять нас своей воле». Вот эти различные экстремистские, полутеррористические или террористические формирования. «Мы не хотим, – сказал он. – Я теперь понимаю, что нам лучше с Россией, Россия всегда очень свободно относилась и к нашему вероисповеданию, и к устройству внутренней жизни». И так далее. Это был его выбор. Вы знаете его судьбу. Он погиб от рук террористов. За что он погиб? За Чечню, за чеченский народ и за Россию. Он сознательно на это пошёл. Я до сих пор не могу себе простить, что отпустил его на эти праздники, потому что он у меня был перед этим, в кабинете сидел, я говорю: «Оставайся». – «Нет, я поеду, я должен быть там, у себя дома». И его взорвали, как известно. As for Kadyrov’s Hero of Russia title, you know I already spoke about it and I want to say it again. When I first met his father, the first President of the Chechen Republic, he came to me himself. He did not come to surrender, he came to build relations with Russia. It was before the active combat operation started in Chechnya and in the Caucasus. And he told me then, “We thought that we would be better off with other Islamic countries, but we realised that we were wrong because they tried to bend us to their will.” All those extremist, half-terrorist groups. He said, “We do not want it. I understand now that we will be better off with Russia. Russia has never had any issues with our religion or our everyday customs.” And so on. It was his choice. You know his fate. He died at the hands of terrorists. What did he die for? For Chechnya, the Chechen people, and for Russia. It was his decision. I still cannot forgive myself for letting him go home for the holidays, because he was in my office and I asked him to stay, but he said that he needed to be at home. And then he was killed in an explosion.
Действующий президент, его сын, он ведь до сих пор подвергается значительной опасности, в ежедневном режиме, в ежедневном. Кроме этого он ещё лично принимает участие в различного рода боевых операциях. Мне Директор ФСБ как-то сказал, докладывал о ликвидации одного из бандформирований. Я говорю: «Ребят представь своих к государственным наградам». Он говорит: «Это не мы». Я говорю: «А кто?» – «Кадыровцы и он сам». Я говорю: «Я же ему запретил». Но его не остановить, под пули лезет. Поэтому я указов о награждении Героем России, таких указов просто так не подписываю. The current president, his son, is still exposed to danger every day. In addition, he personally takes part in various combat operations. The Federal Security Service Director was reporting to me once on the elimination of a terrorist group, and I suggested that his guys should be awarded state decorations. And he said, “It was not us.” I asked him who it was, and he said that it was Kadyrov and his men. I said, “I forbade him to do it!” But he is unstoppable, he is always out there in the field. So I always present such titles as Hero of Russia for a reason.
Сморите, что с Грозным стало. Посмотрите на фотографии несколько лет назад, площадь Минутка, вспомните, как Грозный выглядел – как Сталинград после Сталинградской битвы. Именно так. И сейчас посмотрите, каким он стал. Look at what Grozny looks like now. Look at the photos taken several years ago featuring Minutka Square: Grozny looked like Stalingrad after the Battle of Stalingrad. Exactly like that. And look how it has changed.
В принципе, Кадырову можно было бы Героя Труда дать, но молодой ещё, подождёт. Но в принципе ситуация там кардинальным образом поменялась. Так что это ответ на эту часть Вашего вопроса. Actually, we could present Kadyrov with the Hero of Labour title as well, but he is still young, he can wait. But the situation has really turned around there. So this is the answer to that part of your question.
Д.Песков: Я, кстати, видел «Чечня», журналиста. Что-то Вы хотите добавить? Средний сектор. Руку поднимите, чтобы Вас было видно. Просьба представляться и максимально сжато формулировать. Dmitry Peskov: By the way, I saw a journalist from Chechnya. Would you like to add anything? Central sector. Raise your hand, please, so that we can see you. Please, identify yourself and speak as concisely as possible.
А.Керимов: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Alkhazur Kerimov: Good afternoon, Mr President.
В.Путин: Здравствуйте! Vladimir Putin: Good afternoon.
А.Керимов: Телеканал «Грозный», Алхазур Керимов. Alkhazur Kerimov: Alkhazur Kerimov, Grozny TV.
Очень приятно было слышать из Ваших уст такие тёплые слова в адрес и первого президента Чеченской Республики, и нынешнего лидера. В целом хотелось бы отметить в первую очередь, что Чеченская Республика сегодня динамично развивается по всем показателям. It was very gratifying to me to hear you speak so warmly about the first president of the Chechen Republic and about our current leader. First of all, I would like to say that the Chechen Republic is developing rapidly in all spheres.
Это стало возможным в первую очередь благодаря Вашим волевым решениям, всесторонней поддержке, помощи. Народ это понимает, именно поэтому уровень доверия населения к Вам в нашем регионе самый высокий в России. В Чечне Вас любят, уважают и до сих пор ждут в гости. Собственно, к вопросу. This became possible thanks to your decisions and all-round assistance and help. The people can see this, which is why your confidence rating in the republic is the highest throughout Russia. People in Chechnya love and respect you, and they look forward to your visit. Now, my question.
В последнее время много обсуждений вокруг идеи строительства дороги в Грузию через Чечню. Это решало бы стратегические задачи и позволило бы разгрузить альтернативный маршрут, который особенно загружен в зимнее время из-за снегопадов, – жителям приходится сутками стоять в пробках. There has been much talk about building a road to Georgia via Chechnya. This would settle many strategic problems and unclog the alternative route, which is especially busy in winter, when cars stand for days in traffic jams.
Глава Чечни неоднократно поднимал этот вопрос и комментировал, так как открытие дороги позволило бы увеличить товарообмен и дало бы импульс экономике в связи со стремительным развитием туризма в регионе. Как Вы относитесь к подобной инициативе? И насколько считаете экономически выгодной как для России, так и Грузии? Поддерживаете реализацию? Вдобавок к этому ещё один момент. The head of Chechnya raised this issue and commented on it many times, because building one more road would help increase trade and boost our economic progress through a rapid development of tourism in the region. What do you think about this initiative? How can it benefit the economies of Russia and Georgia? Do you support it?
Ранее глава Чеченской Республики предложил построить высокоскоростную железнодорожную магистраль от Краснодара до Грозного и связать её с уже существующим проектом высокоскоростной магистрали Москва – Адлер. Это положительно сказалось бы на уровне доступности среди самих республик. Как Вы в целом оцениваете этот проект? Стоит ли рассчитывать нам на его реализацию тоже? One more thing. Some time ago the head of Chechnya proposed building a high-speed railway line from Krasnodar to Grozny and connecting it to the existing Moscow-Adler high-speed road. This would greatly increase the accessibility of the republics involved. What do you think about this project? Can we count on its implementation?
В.Путин: Вы знаете, на Юге России, в том числе то, что касается Чеченской Республики, там несколько проектов развития инфраструктуры. Они все у нас в работе и все изучаются. Что-то из них в более продвинутом состоянии находится, что-то – нет. Я сейчас не хотел бы в детали вникать, но я знаю об этих планах. Vladimir Putin: I would like to say that there are several infrastructure projects for southern Russia, including Chechnya. We are working on them or considering them. Some of them are at a more advanced stage than others. I would not like to go into detail now, but I know about these plans.
Мы совсем недавно тоже обсуждали это в Правительстве, различные варианты, связывающие Чеченскую Республику и с Краснодаром, и с Черноморским побережьем. Это просто в своё время надо будет делать, сейчас нет пока конкретных, просчитанных планов. Хотя это целесообразно, я этого не скрываю. We have recently discussed this in the Government; there are several options for connecting Chechnya with Krasnodar and the Black Sea coast. We will do this when the time comes. For now, we do not have any concrete or calibrated plans, but I agree that this is a rational idea.
Первая часть Вашего вопроса? What was the first part of your question about?
А.Керимов: Дорога в Грузию. Alkhazur Kerimov: The road to Georgia.
В.Путин: Да, в Грузию. Там действительно есть проблемы сообщения с Грузией, особенно в зимний период, когда снегом там всё заваливает. Мы, конечно, это знаем. Но и то, что Вы сейчас сказали, – это хорошая идея, но пока она в практических планах Министерства транспорта отсутствует. Хотя, повторяю ещё раз, она известна, известна эта идея и в принципе реализуема. Целесообразность реализации, безусловно, существует. Vladimir Putin: Yes, Georgia. Indeed, there are problems with communication with Georgia, especially in winter when there is a lot of snow. We are aware of this. What you mentioned is a good idea, but it is not on the Transport Ministry’s plans at the moment. Although, I repeat, we know about it and it is a viable project. Yes, it would be reasonable to implement it.
Д.Песков: Давайте пойдём сюда. Дмитрий Саймс. Наверное, как Первый канал, да? Dmitry Peskov: Let’s move over here. Dimitri Simes. Channel One, I guess?
Д.Саймс: Первый канал, «Большая игра». Dimitri Simes: Bolshaya Igra, Channel One.
Д.Песков: Пожалуйста, дайте микрофон. Dmitry Peskov: Please give him a microphone.
Д.Саймс: Господин Президент, два дня назад были приняты в американском Конгрессе законопроекты о санкциях против России. Причём таким большинством, что Президенту Трампу очень было бы трудно сохранить своё вето. Dimitri Simes: Mr President, two days ago the US Congress passed bills on sanctions against Russia by such an overwhelming majority that it makes it difficult for President Trump to veto the bill.
И, как Вы наверняка знаете, вчера палата представителей приняла акт импичмента. Это тот контекст, в котором ему приходится принимать решения по внешней политике в целом и более конкретно, конечно, в отношении России. And, as you probably know, the House of Representatives passed articles of impeachment yesterday. This is the context in which he has to make foreign policy decisions, and more specifically, those in relation to Russia.
В этой ситуации какие, Вы считаете, у Вас и у России возможности попытаться сохранить или усилить диалог с Соединёнными Штатами до конца президентства Трампа? Что Вы можете сделать для стратегической стабильности, ну и более конкретно, для продления Договора о стратегических наступательных вооружениях СНВ-3? In this situation, do you think you – and Russia – have any opportunity to try to maintain or strengthen dialogue with the United States before the end of Trump’s presidency? What can you do to enhance strategic stability, and more specifically, to extend the New START?
В.Путин: Что касается продления нашего диалога до конца президентства Трампа, Вы как будто уже ставите вопрос о том, что оно заканчивается. Я в этом как раз не уверен. Ещё нужно пройти Сенат, где у республиканцев, насколько мне известно, большинство, и вряд ли они захотят представителя своей партии отстранять от власти по каким-то, на мой взгляд, абсолютно надуманным причинам. Vladimir Putin: As for the chances to continue our dialogue until the end of Trump’s presidency, you do sound like it is actually ending. I am not so sure about that. The decision still needs to pass through the Senate, where the Republicans, as far as I know, have the majority, and they are unlikely to want to remove the representative of their party from power for something I, personally, see as far-fetched.
Это просто продолжение внутриполитической борьбы, и одна партия, которая проиграла выборы, Демократическая партия, она добивается результатов уже другими способами, другими средствами, предъявляя Трампу то обвинения в сговоре с Россией, потом выясняется, что никакого сговора не было, это не может лечь в основу импичмента. Теперь давление на Украину какое-то придумали. Не знаю, в чём там дело… Но это вашим конгрессменам виднее. This is just another move in that country’s domestic political campaigning, where one party that lost the election, the Democratic Party, is trying to achieve results they want through other means, such as charging Trump with conspiracy related to Russia. When it turned out there was no conspiracy, there was no longer a sufficient reason to impeach. Now they have invented pressure on Ukraine. I do not know what this is all about. But your Congresspeople certainly know better.
Что касается тех решений, которые принимаются в [отношении] России. Они же принимаются людьми, которые ответственности за эти решения практически не несут. Это же не исполнительные органы власти, а представительные, они законы должны принимать. Они принимают такие решения в отношении России. As for the decisions that were made with respect to Russia, they are being made by people who hardly have any responsibility for these decisions. These are not executive authorities, but representative authorities, and their job is to pass laws. They are making such decisions regarding Russia.
Безусловно, это будет сказываться на уровне наших межгосударственных отношений. Мы знаем общий подход, который заключается в том, что США с нами будут работать там, где им интересно и выгодно, и будут сдерживать в то же время Россию с помощью решений подобного рода. Мы тоже, зная это, будем поступать зеркальным образом, и всё. Ничего хорошего в этом нет. Это абсолютно недружественные акты в отношении России. This will certainly affect the level of interstate relations. We are aware of their general approach – the United States will work with us in areas where they have an interest and profit, while at the same time restraining Russia with decisions like this. Knowing this, we too will mirror their steps, we will do just that. I am not saying this is a good thing. These are very unfriendly acts in relation to Russia.
Хотят помочь Украине сохранить транзит. Я только что говорил коллеге из Украины: мы и сами хотим сохранить транзит, мы в этом заинтересованы в любом случае и будем это делать. Если хотели помочь, лучше бы денег дали. Почему денег-то не дают Украине? Дали бы им возможность субсидировать. They want to help Ukraine keep its transits. As I have just told a colleague from Ukraine, we also want to keep transits. In any case, this is what we are interested in, and this is what we will do. If they wanted to help, they should have given them money. How come they do not give any money to Ukraine? This would have enabled them to provide subsidies.
Смотрите, ведь денег почти не дают, дают только гарантии на возможные кредиты, а это же не живые деньги – реальной поддержки нет. А МВФ в то же время, где руководят США, требует, чтобы отменили все льготы на энергоносители, в том числе на газ. И сейчас у населения опять будет скачок. You see, they give almost nothing, only guarantees for future loans. But this is not actual money, so the support they are getting is not real. At the same time, the IMF, where the United States rules, demands that all energy subsidies be cancelled, including for natural gas. This will once again drive consumer prices up.
Другие западники, ЕС, требуют, чтобы «кругляк» обязательно вывозили, разрешили вывозить в Европу. От Карпат скоро ничего не останется – голые скалы там будут, если будут «кругляк» вывозить. Вроде как поддерживают нынешний украинский режим и руководство, а в то же время, на мой взгляд, совершенно наносят какие-то серьёзные удары. Others in the West, I mean, the EU, want round timber to be exported to Europe. If they do so, very soon, there will be nothing left of the Carpathian mountains, with only bare rock remaining. It could seem that they are supporting the current Ukrainian regime and its leaders, but at the same time I believe that they are seriously hurting it.
Теперь требуют, чтобы землю начали продавать. Для украинцев земля сакральное значение имеет, и я могу это понять: это «золотые» земли. Конечно, оппозиция сразу же воспользовалась этим, начинает там наносить теперь внутриполитические удары по Зеленскому. Now they are asking Ukraine to start selling land. Land is sacred for Ukrainians, and I can understand this, since these are “golden” soils. Of course, the opposition was instantly all over this issue and is now attacking Zelensky on the domestic policy front.
Нас в чём-то обвиняют в отношении Украины, хотят якобы помочь, а хотят на самом деле что сделать, чтобы Украина пополняла свой бюджет за российский счёт. Сами дайте денег, помогите, дайте по льготным ставкам кредиты хорошие на долгий период. Ничего нет. They blame us for some actions towards Ukraine and pretend to be willing to help, but in reality what they want is to have Russia support the Ukrainian budget. Go ahead and give them the money, help Ukraine, grant it subsidised loans with lengthy repayment periods. But there is nothing of the kind.
Тем не менее мы заинтересованы в развитии и поддержании отношений с Соединёнными Штатами и будем это делать вне зависимости от того, кто находится в Белом доме или кто контролирует обе палаты Конгресса США. Still, we are interested in expanding and maintaining relations with the United States and will move in this direction regardless of who is in the White House or who controls the two chambers of Congress.
Есть ли здесь какие-то у нас перспективы? Я думаю, есть. Вы сами упомянули одну из тех основ, на основе которых мы должны строить наши отношения, – это вопросы глобальной безопасности, в том числе СНВ-3. Мы дали наши предложения, я уже говорил и хочу ещё раз повторить: мы вплоть до конца года готовы просто продлить, просто взять и продлить действующее соглашение о СНВ-3. Do we see any potential in this? I think so. You have mentioned global security, including the New START, as one of the foundations of our relations. We put forward our proposals, as I have already said, and will repeat: we stand ready until the end of the year to extend the existing New START as is.
Если завтра пришлют нам по почте, или мы готовы подписать и послать в Вашингтон, пусть поставят там свою подпись соответствующие руководители, в том числе и Президент, если они готовы. Но пока на все наши предложения нет никакого ответа. И если не будет СНВ-3, то вообще не будет ничего в мире, что сдерживает гонку вооружений. И это, на мой взгляд, плохо. They can send it to us by post, or we can sign it and send it to Washington so that their senior officials, including the President, sign it, if they are ready to do so. So far we have not received a reply to any of our proposals. Without the New START there will be nothing left in the world to contain the arms race. I believe that there is nothing good about it.
Д.Песков: Давайте «МИР», пожалуйста. Dmitry Peskov: MIR TV channel, you have the floor.
Э.Дашкуева: Спасибо большое, Дмитрий Сергеевич. Elina Dashkuyeva: Thank you, Mr Peskov.
Здравствуйте, Владимир Владимирович! Элина Дашкуева, МТРК «МИР». Good afternoon, Mr President, I am Elina Dashkuyeva from the MIR Interstate Television and Radio Broadcasting Company.
На Совете глав государств СНГ в Ашхабаде Вы коснулись темы празднования 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, и Вы сказали, что эта Победа касается каждого гражданина Советского Союза. Вы предложили лидерам стран СНГ приехать в этот день на памятные мероприятия, а также была договорённость о торжественных мероприятиях, о проведении совместных торжественных мероприятий к этой дате. At the Ashgabat meeting of the CIS Heads of State Council you spoke about the celebration of the 75th anniversary of Victory in the Great Patriotic War, and you said that this victory concerns every citizen of the Soviet Union. You invited CIS leaders to come here to take part in the commemorative events, and also agreed to hold joint events to mark this date.
Владимир Владимирович, не жалеете Вы о том, что в сводной колонне победителей не будет военнослужащих из всех бывших республик Советского Союза, включая Украину и Грузию? Mr President, do you regret that the joint column of the victors will not include servicemen from some former Soviet republics, including Ukraine and Georgia?
Спасибо большое. Thank you.
В.Путин: Я жалею, что нет Советского Союза. А что касается их участия в параде, – это их выбор. Но если кто-то не приедет в силу каких-то сегодняшних особенностей наших межгосударственных отношений, думаю, что для них это было бы большой ошибкой. Потому что это будет означать, что они не проявляют должного уважения к тем людям, которые боролись и отдали свою жизнь за независимость их собственной Родины. Vladimir Putin: I regret that there is no Soviet Union anymore. As for their participation in the parade, it is their choice. But if someone misses the event due to some interstate relations, I think they will make a big mistake. Because it will mean that they do not show respect for the people who fought and gave their lives for the independence of their Motherland.
Я вот на что хотел бы обратить внимание, что хотел бы вспомнить. Ведь это в документах прописано, в их документах, нацистской Германии: часть славянского населения использовать на работах, бо́льшую часть – за Урал, на северные территории. На что это? На вымирание. Речь шла не просто о сохранении государственности, речь шла о сохранении восточнославянского этноса – русских и тех же самых украинцев. Вот о чём шла речь. There is one thing I would like to draw attention to. Nazi Germany had these documents that said that part of the Slavic people should be used as workers, but the majority should be sent beyond the Urals, to the northern territories. What did they count on? On our extinction. So that fight, it was not just about preserving our statehood, but about preserving the East Slavic ethnic group, both Russians and Ukrainians. This is was it was about.
Когда я слышу, что, может быть, было бы хорошо Ленинград сдать и так далее, мне хочется сказать: «Вы придурки?! Нет? Вас бы никого не было, кто так сегодня рассуждает!» Вот о чём речь. И конечно, присутствие на параде в Москве потомков тех, кто отстоял нашу государственную независимость и сохранил наши народы, – конечно, на мой взгляд, это символический и важный жест. Мы будем рады увидеть всех, кто примет наше приглашение. When I hear someone say that maybe it would have been better to abandon Leningrad to the enemy and so on, I want to say, are you out of your mind? You would not be alive today if they had done that. This is what it is all about. And, of course, the presence at the Moscow parade of the descendants of those who saved our statehood and independence, and who preserved our peoples, is a symbolic and important gesture, I think. We will be happy to see everyone who accepts our invitation.
Кстати говоря, там Минск. Дмитрий, извини, там поднимали плакат: «Минск, Белоруссия». By the way, Minsk wants to ask a question. Excuse me, Dmitry, I see a ‘Minsk, Belarus’ poster there.
Пожалуйста. Go ahead, please.
Реплика: По Ирану можно? Remark: Can we ask a question about Iran?
В.Путин: Сейчас, и по Ирану тоже. Vladimir Putin: Yes, in a moment, please.
М.Нагибина: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Maria Nagibina: Hello, Mr President.
Меня зовут Нагибина Мария, телеканал «Министерство Идей». Maria Nagibina, Ministry of Ideas TV channel.
И в продолжение темы Советского Союза хочу задать Вам такой вопрос. I have a question for you that follows up on the topic of the Soviet Union.
Незаконные действия Горбачёва в 1991 году привели к миллионам пострадавших людей в результате незаконных этих действий. И отсюда вопрос: а что если дать правовую оценку событиям 1991 года, и таким образом будет проще решаться вопрос о территориальной целостности, в том числе с Беларусью? Millions of people suffered from Gorbachev’s illegal actions in 1991. So here is the question: how about looking at what happened in 1991 from a legal perspective? This could make resolving questions regarding territorial integrity, including with Belarus, easier.
И второй вопрос. В прошлом году Вы сказали, поднимали вопрос о Конституции Российской Федерации касательно статьи 13 пункта 2 о запрете на идеологию. Вы сказали, что это вопрос общественного обсуждения. Как известно, по всей стране массово собираются подписи народными активистами, собрано уже более 200 тысяч подписей и передано в Совет Федерации, Государственную Думу и другие органы власти. Как Вы считаете, достаточно ли это было обсуждено в народе? I also have a second question. Last year you talked about the Constitution of the Russian Federation and its Article 13, paragraph 2, which bans ideology. You said that this should be a matter of public debate. As we all know, there is a massive drive by community activists across the country to collect signatures, and 200,000 have already been collected and handed over to the Federation Council, State Duma and other government institutions. Do you think that this question was sufficiently debated by Russian society?
В.Путин: Что касается правовой оценки действий Горбачёва либо кого-то другого, я не знаю, не понимаю, что это даст с точки зрения территориальной целостности. Там все вопросы у нас решены, все документы подписаны. Чем поможет правовая оценка этих действий, я не очень понимаю. Это первое. Vladimir Putin: Regarding a legal assessment of what Gorbachev or anyone else did, I do not know. I do not understand how this relates to territorial integrity. We have resolved all the questions we had, and all the documents are signed. I do not quite understand what a legal evaluation of these actions has to do with it. This is my first point.
Второе, по поводу Конституции и идеологии в ней. Я уже говорил, что советская [конституция] была крайне идеологизирована, и там была только одна идеология – идеология Компартии. Но понятно, к чему это привело, я уже сказал, в том числе это один из спусковых крючков, один из триггеров развала единого государства. Потому что не стало партии, она начала трещать изнутри, и за ней посыпалась вся страна. Second, regarding the Constitution and what it says on ideology, I have already said that the Soviet Constitution had a very pronounced ideological component, and the only ideology that guided it was the ideology of the Communist Party. It is clear however what came out of it, as I have already said. Among other things, it served as one of the triggers that led a unified state to break down. Without a party, it started to crumble, and the country followed.
Но идеология, на мой взгляд, в современном демократическом обществе возможна только одна – патриотизм, в самом широком, хорошем смысле этого слова. Это должно быть деполитизировано, но направлено на укрепление внутренних основ Российского государства. However, I believe that in today’s democratic society there can be only one ideology: patriotism in a broad, positive sense of the word. It should not be driven by politics, but rather designed to strengthen the inner foundations of the Russian state.
Д.Песков: Продолжаем. Мы совсем забыли про федеральные информационные агентства. Вот я вижу ИТАР-ТАСС, правое крыло. Мы очень просим сидеть на месте. Давайте уважать друг друга. Это же пресс-конференция. Dmitry Peskov: Let’s continue. It looks like we left out federal news agencies. I see ITAR-TASS on the right. Please remain seated. Let’s show some respect for each other. This is a news conference after all.
Реплика: Как раз к 75-летию Победы задать вопрос. Remark: I have a question about the 75th anniversary of Victory.
Д.Песков: Пожалуйста, сядьте. Dmitry Peskov: Sit down, please.
Реплика: Хорошо. Remark: All right.
Д.Песков: Спасибо большое. Dmitry Peskov: Thank you very much.
В.Ичёткина: Можно, да? Спасибо. Veronika Ichetkina: May I? Thank you.
Владимир Владимирович, в прошлом году мы начинали пресс-конференцию тоже с вопроса ТАСС, он был о национальных проектах. И мой нынешний вопрос тоже о нацпроектах, тем более что в этом году наше агентство стало оператором специального информационного портала, посвящённого этой теме. Mr President, last year the news conference opened with a question from TASS about national projects. My question today is also about national projects, especially since this year our agency became an operator of a special website dedicated to this subject.
Вопрос вот какой. Практическая реализация нацпроектов вот уже почти год осуществляется, и всё больше со стороны экспертов из регионов звучат замечания, что установленные цели по нацпроектам завышены, их нужно пересмотреть, скорректировать. Here is my question. National projects have been implemented for almost a year now, and more and more experts from the regions are saying that the national projects’ goals are overly high and need to be revised.
На Ваш взгляд, можно ли говорить о том, что реализация нацпроектов буксует? На Ваш взгляд, нужно ли пересматривать установленные в нацпроектах цели? Или, может быть, имеет смысл разработать какие-то дополнительные меры, которые бы стимулировали эту работу? Например, установить дополнительную персональную ответственность для руководителей регионов за исполнение нацпроектов по целям, по срокам? Или, может быть, делу может помочь, скажем так, децентрализация, то есть расширение полномочий региональных властей, может быть, муниципальных властей с некоторым перераспределением налогов, чтобы у них в бюджетах было больше денег и с этими деньгами они могли бы активнее включиться в реализацию нацпроектов на местах? Do you think we can say that national projects are stalling? Do you think the national projects’ goals should be revised? Or maybe it would make sense to develop additional measures to stimulate this work? Such as to establish additional personal responsibility of regional leaders for implementing national projects in terms of goals or deadlines? Or maybe decentralisation can help, such as expanding the powers of regional authorities, or municipal authorities, including redistribution of taxes, so that they have more money in their budgets and use it to more vigorously participate in national projects on the ground?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Первое. Я считаю, что пересматривать здесь ничего не нужно, по большому счету, по принципам. Vladimir Putin: First, I believe there is no need to revise anything fundamentally.
Второе. Персональная ответственность введена, но её, безусловно, можно ещё и усилить, и детализировать. Second, personal responsibility has been introduced, but it can certainly be strengthened and detailed.
В-третьих, сами нацпроекты, конечно, это очень масштабно, ничего подобного раньше не было, мы раньше не работали с помощью таких инструментов, их просто не было, были госпрограммы, но это нечто другое. Сегодня нацпроекты связаны как раз с целями, сформулированы цели, под достижение этих целей выделены конкретные ресурсы, именно для достижения этих целей, и введена персональная ответственность, она уже используется. По этим направлениям мы и должны дальше двигаться. Third, national projects are, of course, a major undertaking, and we have not had anything like that before, we have not worked with such tools before, they simply did not exist. There were state programmes, but they are different. National projects pursue goals, and specific resources have been allocated to achieve these goals, and personal responsibility has been introduced and is being used. We should continue to move along these lines.
Буксует или нет? Конечно, с первых шагов нужно было создать механизмы, принять нормативную базу. У меня даже чувство тревоги возникло по поводу того, как это будет дальше двигаться. Смотрите, из 38 целей, которые на этот год планировались, 26 задач мы считаем реализованными, а 12 не реализованы. Но по такому важнейшему направлению, скажем, как расселение аварийного жилья, мы не просто выполнили эту задачу на текущий год – превысили в три раза. Поэтому в целом ситуация нормальная, под контролем. Надо, безусловно, смотреть, что происходит в реальной жизни, анализировать, и, конечно, так или иначе придётся во что-то вносить какие-то коррективы. Но пересматривать в целом не нужно. Are they stalling or not? Of course, mechanisms and the legislative framework should have been created from the get-go. I even got anxious at some point thinking about how this would continue to move forward. Look, we consider 26 goals achieved and 12 not achieved out of 38 goals planned for this year. With regard to an important area such as relocating residents from dilapidated housing, we went beyond meeting the target figure for the current year and exceeded it threefold. So, overall, the situation is under control. Of course, we need to look at what is happening in real life, analyse it, and, of course, some things will need to be adjusted. But on the whole, there is no need to revise anything.
Д.Песков: Давайте мы продолжим, чуть-чуть федеральные агентства. Dmitry Peskov: Let’s continue. Federal agencies now.
Я вижу «Интерфакс». Давайте «Интерфаксу» микрофон. I see Interfax. Pass the microphone to Interfax, please.
К.Голованова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Ксения Голованова, «Интерфакс». Ksenia Golovanova: Good afternoon, Mr President. Ksenia Golovanova, Interfax.
Этот год был урожайным на громкие дела, которые вызвали общественный резонанс. О некоторых из них Вам говорили члены СПЧ на встрече на прошлой неделе, и одно и них, дело Ивана Голунова, Вы не прокомментировали. This year abounded in high-profile cases that caused public outcry. Members of the HRC talked to you about some of them at a meeting last week, and you did not comment on one of them, the case of Ivan Golunov.
На «Прямой линии» Вы назвали это дело, эту ситуацию с Голуновым, беспределом и сказали, что виновные должны быть найдены. С тех пор виновные не найдены, материалы дела засекречены, а расследование ведётся в отношении неустановленных лиц. During the Direct Line, you described this case, this situation with Golunov, as lawlessness and said that those responsible should be found. However, no one responsible has been found, the case file has been classified, and an investigation is underway with regard to unidentified persons.
Мне кажется, что дело Голунова является отражением таких признаков нашей правоохранительной системы, с которыми, к сожалению, сталкивается, наверное, каждый первый – это полная безнаказанность и принцип «своих не сдаём». It seems to me that the Golunov case is a reflection of something that is typical for our law enforcement system; something, everyone has probably dealt with, unfortunately – complete impunity and the we-don’t-betray-our-own principle.
У меня в этой связи два вопроса. Не считаете ли Вы, что, может быть, пришло время как-то «перетряхнуть» и «почистить» наши правоохранительные органы снова. И можете ли Вы гарантировать, что дело Голунова всё-таки будет доведено до конца, а не будет спущено на тормозах? Спасибо. I have two questions in this regard. Don’t you not think that maybe it is time to somehow reshuffle and purge our law enforcement bodies again. And can you guarantee that the Golunov case will eventually lead to a conviction, and will not be soft-pedalled? Thank you.
В.Путин: Я уже вспоминал сегодня, что я свою трудовую деятельность начинал в органах безопасности. Когда я только пришёл, там ещё были ветераны службы, и некоторые из них разбегались по кабинетам, когда в здание входил один старичок. Vladimir Putin: Earlier today I was thinking how I began my career as a security agent. When I joined, service veterans were still there, and some would hide in their offices when one old man would enter the building.
Что это за старичок? Он работал в 1936–1937-х годах. Что он делал? Тогда как раз были «чистки» в правоохранительных органах, в том числе в органах безопасности. Утром человек приходил на работу, ничего не подозревая, ничего не зная, против него возбуждали уголовное дело, а вечером уже выдавали тело расстрелянного семье. И вот этот старичок, от которого все разбегались, он приводил в исполнение эти приговоры. Who was that person? He served in 1936–1937. What did he do? That was a time of “purges” in law enforcement agencies, including security agencies. One could come to work in the morning, unsuspectingly, not knowing anything, but a criminal case had been initiated against them, and by the evening, their family was given the body just after they were executed. And that old man that everyone ran from was the one who carried out those sentences.
Так что то, что касается «чисток», – мы уже проходили, это было в нашей не такой уж далёкой истории, как может показаться, и лучше никаких «чисток» нам здесь не проводить. So, as far as “purges” are concerned, we have been through this, it happened in our not-so-distant history, and we had better avoid any further purges here.
То, что нужно совершенствовать работу правоохранительных органов, контролировать, прежде всего со стороны общественности, то, что там происходит, – это совершенно очевидно. Там, и во всех правоохранительных органах, работают службы собственной безопасности, и работают достаточно эффективно. The fact that we need to improve the system of law enforcement bodies’ work, to control what is happening there – I also mean public control – is completely obvious. All law enforcement agencies have their own security services, and those are working quite efficiently.
Вопрос «своих не сдаём» совершенно некорректен. Потому что, да, наверное, могут такие случаи быть, когда начальство хочет прикрыть кого-то, непосредственное начальство. Но, повторяю ещё раз, службы собственной безопасности работают достаточно эффективно. И значительное количество уголовных дел, а их много, которые возбуждаются против сотрудников правоохранительных органов, основаны на материалах собственных служб безопасности. The we-don’t-betray-our-own phrase is just wrong. Because, indeed, probably, there may be cases where the chiefs want to cover up for someone, the immediate superiors, I mean. But, again, their own security services are effective. And a significant number of criminal cases – there are many cases brought against law enforcement officials – are based on the findings of their own security services.
Что касается Голунова (Голунов его фамилия?), что там происходит. Действительно, принято решение засекретить эти материалы. Принято это в связи с тем, что в ходе расследования возникают вопросы, связанные с организацией оперативно-разыскной деятельности, а эта информация считается закрытой. Но это не значит, что разбирательство не должно идти должным образом. Хочу вас проинформировать, что от работы отстранены пять человек из соответствующих служб МВД, они все уволены из органов Министерства внутренних дел и против них, против всех, возбуждены уголовные дела. Следствие ведёт Следственный комитет, а не МВД. As for the Golunov case (is this the name – Golunov?), indeed, it was decided to classify these materials, because the investigation raises questions related to the organisation of active search measures, and this is restricted information. But this does not mean the investigation is not proceeding as it should. I would like to inform you that five people have been suspended from the relevant services of the Interior Ministry. They have been fired from Interior Ministry bodies, and criminal cases have been initiated against them. The investigation is being conducted by the Investigative Committee, not the Interior Ministry.
Д.Песков: РИА «Новости», самая правая сторона, пожалуйста. Dmitry Peskov: RIA Novosti, on the right, please, go ahead.
Е.Глушакова: РИА «Новости», Елена Глушакова. Yelena Glushakova: Yelena Glushakova, RIA Novosti.
Вы сказали, упомянули, что Вы юрист, и поэтому первая часть моего вопроса юридическая, Владимир Владимирович, она связана с Конституцией. Как Вы считаете, не назрели ли изменения в Конституцию? Такие вопросы периодически поднимаются, недавно такая же дискуссия состоялась. Если назрели, то в какой части? И довольны ли Вы теми изменениями, которые были сделаны десять лет назад по как раз изменению некоторых статей нашего Основного закона? Since you mentioned that you are a lawyer, the first part of my question relates to legal matters, Mr President. My question will be on the Constitution. In your opinion, could it be that the time has come to amend the Constitution? These questions surface every now and then, and have recently been discussed. If the time has come, what part could be changed? Are you satisfied with the amendments that were introduced ten years ago to change some articles in our Constitution?
Вторая часть вопроса, если можно, политическая. Она по поводу политической системы нашей страны. Через несколько дней исполняется 20 лет, как Вы у руля. Как Вы считаете, нет ли, опять же, необходимости внести какие-либо в неё изменения? То есть, возможно, допустим, перераспределить полномочия парламента, Правительства или даже Президента? The second part of my question is about politics, and relates to the political system our country has. Within a few days, it will be 20 years since you came to the helm. Is there a need, in your opinion, to make changes, like maybe reassigning powers between the parliament, the government or even the president?
И, если можно, заключительный. Как Вы считаете, у нас в России есть политическая конкуренция? And my final question, if you allow me. Do we have competition in Russian politics, in your opinion?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Что касается Конституции. Это живой инструмент, он должен соответствовать уровню развития общества. Но я всё-таки считаю, что Конституцию нам менять, то есть принимать новую Конституцию, не следует. Особенно в связи с тем, что у нас есть фундаментальные вещи, которые закреплены и которые нам нужно ещё целиком и полностью реализовать. Это касается первой главы. Она, на мой взгляд, является неприкосновенной. Vladimir Putin: Regarding the Constitution, this is a live tool that has to keep up with the evolution of society. However, it is my belief that we do not have to change the Constitution, I mean adopt a new one, especially since it sets forth some fundamental principles that we have yet to fully achieve. This refers to its first chapter. I believe this part to be sacrosanct.
Всё остальное, в принципе, так или иначе менять можно. Я знаю, конечно, о тех дискуссиях, которые на этот счёт идут, я их вижу, слышу. Я понимаю логику тех, кто предлагает эти вещи. Связано это как раз с возможным расширением прав парламента, с некоторым изменением прерогатив и Президента, и Правительства. Но это всё можно делать только после хорошей подготовки и глубокой дискуссии в обществе, но очень аккуратно. All the other provisions can be amended in one way or another. I am aware of the ongoing debates on this subject; I see them and hear them. I understand the logic behind what others propose. This is related to possibly expanding the powers of parliament and changing to some extent the powers of the president and the government. But all this has to be well prepared, result from a meaningful debate within society, and be carried out with extreme caution.
Что касается прежних изменений. Они были, насколько мне известно, связаны с количеством сроков. Что можно было бы сделать, что касается этих сроков? Отменить оговорку «подряд». У нас два срока подряд, ваш покорный слуга два срока отслужил, потом ушёл с этой должности и имел конституционное право вернуться на должность президента, потому что это было уже не два срока подряд. Она некоторых наших политологов, общественных деятелей смущает. Можно было бы её отменить, наверное. Regarding the past amendments, as far as I know, they were related to the number of terms. What could be done in this respect? We could take out the mention of “consecutive” terms. We have this provision, and yours truly served for two consecutive terms, then left this office and had the constitutional right to once again become president, because this did not interfere with the “two consecutive terms” limit. Some political observers and civil society activists have voiced misgivings over this provision. We can probably remove it.
Есть какие-то другие вопросы, но они носят уже более вкусовой характер. There are some other questions, but they are more about preferences rather than necessity.
Повторяю ещё раз, полномочия парламента, да, я понимаю политические партии, которые хотят, особенно парламентские партии, которые считают, что наш уровень развития парламентаризма и общества таков, что парламент мог бы выполнять какие-то дополнительные функции либо нести бо́льшую ответственность. Над этим нужно просто как следует подумать. I can once again mention the powers of parliament. I do understand political parties, especially those represented in parliament, that believe that we have reached a level in the development of parliamentarism in Russia when parliament could take on additional functions and assume greater responsibility. All we need is to give this idea serious thought.
Что касается политической конкуренции. У нас зарегистрированы 54 партии, четыре из них находятся, по-моему, в состоянии ликвидации, но 50 – это уже нормально, 12 из них действуют на федеральном уровне. Я считаю, что это вполне соответствует требованиям, связанным с политической конкуренцией. As for competition in politics, 54 parties are registered in Russia, and four of them I believe are about to be dissolved. Still, 50 parties is a good number, and 12 of them operate at the federal level. I believe that this meets the standard for political competition.
Д.Песков: Мы ещё не давали вопрос всё-таки организаторам трансляции этой конференции – «России 1». По-моему, вот там, я вижу, дайте микрофон, правый сектор. Поднимите руку, встаньте, пожалуйста, «Россия 1», вот я вижу. Пожалуйста. Dmitry Peskov: We have not yet given the floor to the organisers of the broadcast of this conference – Rossiya-1. Give the microphone to the right sector. Raise your hand and stand up, please, Rossiya-1, now I see you. Go ahead, please.
А.Христенко: Здравствуйте. Alexander Khristenko: Good afternoon.
Александр Христенко, телеканал «Россия», ВГТРК. Alexander Khristenko, Rossiya TV channel, VGTRK.
Владимир Владимирович, наш Фонд национального благосостояния растёт, там… Mr President, our National Welfare Fund is growing, there…
В.Путин: Слава богу. Vladimir Putin: Thank God.
А.Христенко: Там триллионы и в следующем году ожидается ещё больше. Но наши руководители финансового блока, как всегда, спорят, в том числе в этом зале не так давно: всё-таки копить или тратить? На Ваш взгляд, нужно ли больше тратить, в том числе для того, чтобы подстегнуть экономический рост? И в связи с этим опять же вопрос: почему мы так боимся инфляции? Alexander Khristenko: There are trillions there, and more is expected next year. But our financial officials always argue, including in this room not so long ago, whether it is better to save or to spend? Do you think that more should be spent, including in order to spur economic growth? And in connection with this, another question: why are we so afraid of inflation?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Начну с завершения Вашего вопроса. Мы не боимся инфляции, а мы считаем, что нужно её таргетировать и уменьшать, потому что рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан. У нас и так здесь есть вопросы, требующие дополнительного внимания, мягко говоря. Vladimir Putin: I will start with the end of your question. We are not afraid of inflation, but we believe that it is necessary to target and reduce it, because rising inflation means declining real incomes. We already have issues here that require additional attention, to say the least. So why do we need inflation?
Поэтому что же нам инфляция? Это повышение цен, а мы не хотим повышения цен. Это одно из фундаментальных макроэкономических условий, обеспечивающих экономический рост. Инфляционные ожидания подрывают инвестиционный процесс, вот в чём дело. Но у нас, хочу отметить, в этом смысле хорошие показатели. It means price increases, but we do not want price increases. This is one of the fundamental macroeconomic conditions for economic growth. Inflationary expectations undermine the investment process, that is the point. But we have good performance here.
Россия, безусловно, является одним из лидеров среди формирующихся рынков по поводу состояния финансовой и бюджетной системы. У нас в этом году, вот сейчас, последние данные – 3,25 инфляция, это очень хороший для нас показатель, а в начале следующего года мы вполне можем увидеть и три процента. Russia is certainly one of the leaders among emerging markets regarding the state of its financial and budgetary system. According to the latest data, this year’s inflation is 3.25 percent; this is a very good indicator for us, and at the beginning of next year it may well come down to 3 percent.
Что касается резервных фондов и Фонда национального благосостояния. Да, он действительно вырос практически в два раза сейчас, за этот год. Это очень хороший показатель. As for the reserve funds and the National Welfare Fund. Yes, it really has almost tripled this year. This is a very good indicator.
Тратить или не тратить, следующий Ваш вопрос. Смотрите, 20 процентов из этого фонда, Фонда национального благосостояния, они так или иначе уже находятся в экономике с помощью разных инструментов, в том числе через ВЭБ. Из них, по-моему, восемь процентов потрачено на прямые крупные инфраструктурные проекты, например, ЦКАД в Москве профинансирован за счёт Фонда национального благосостояния. To spend or not to spend was your other question. Look, 20 percent of the National Welfare Fund has already made its way to the economy via a variety of tools, including through VEB. Of this 20 percent, 8 percent was spent directly to fund major infrastructure projects, such as the Central Ring Road in Moscow.
Осуществляются закупки подвижного состава для РЖД, это и для транспорта хорошо, и для поддержания рабочих мест и развития транспортного машиностроения. Наконец, деньги направлены на расшивку БАМа и Транссиба. И я знаю, что горняки сейчас высказывают опасения по поводу того, что там узкое горлышко создано, но если бы своевременно не были вложены те деньги, которые уже вложены в расшивку БАМа и Транссиба, было бы по-настоящему плохо. Rolling stock is being purchased for Russian Railways, which is good for transport, keeping jobs and developing transport engineering. Finally, the money was used to improve rail traffic on the Baikal-Amur Mainline and the Trans-Siberian Railway. I am aware of the miners’ concern about a bottleneck there, but the situation would be really bad if it weren’t for the money already invested in eliminating bottlenecks on the Baikal-Amur and Trans-Siberian railways.
Поэтому, да, мы видим изменения на рынке угля, скажем, в Европе, нам нужно обеспечить развитие Восточного полигона, и мы тоже – в том числе, возможно, из Фонда национального благосостояния – будем это делать. Indeed, we are witnessing changes in the coal market, in Europe for example, and we need to ensure the development of the east, so we will go ahead and do this, possibly using the National Welfare Fund.
Наконец, у нас принято было решение, в соответствии с которым мы заморозили траты из Фонда национального благосостояния, ФНБ, до того момента, когда он достигнет семь процентов ВВП. В принципе, сейчас эти средства накоплены – 7,3 процента. Техника заключается в том, что на счета эти деньги придут только в середине следующего года, летом, и тогда можно будет приступить к более активному использованию этих денег. Last, we made a decision to freeze spending from the National Welfare Fund to allow it to grow to 7 percent of GDP. As a matter of fact, we are already there at 7.3 percent. Technically, this money will only reach the accounts in the summer of 2020, and we will then be able to use it more actively.
Я хочу обратить ваше внимание на то, что у таких фондов есть ещё, может быть, самое главное предназначение – это обеспечить стабильность национальной валюты. И фонд это делает. Это в известной степени подушка нашей безопасности. Notably, and most importantly, these funds have a higher purpose, to ensure national currency stability, which the fund is effectively doing. It is to a certain extent our safety bag.
Напомню, что в условиях острого международного кризиса в 2008 году мы выполнили практически все свои социальные обязательства, расходуя, несмотря на резкое падение доходов федерального бюджета, средства из накопленных резервов. Мы смогли это сделать благодаря наличию как раз вот этих резервных фондов. Поэтому самое простое – это как сеятель разбрасывать деньги налево и направо, не понимая, что будет завтра, если цены на энергоносители упадут. Мы этого делать не будем, но будем использовать эти средства в рамках тех решений, которые были приняты ранее. As you may be aware, we honoured almost all of our social commitments in 2008 amid the serious international crisis and spent funds from accumulated reserves despite the sharp drop in federal budget revenue. We were able to accomplish this thanks to these reserve funds. Spending money left and right like a farmer sowing seeds oblivious to what could happen if energy prices fall is the easiest thing. But we will not do this, and will instead use the funds in accordance with the decisions adopted earlier.
Д.Песков: Давайте мы в эту сторону. Ярославль, вот ярославские наши коллеги. Встаньте, пожалуйста. Дайте здесь, слева, микрофон. Dmitry Peskov: Let’s move this way. Here is Yaroslavl, our colleagues from Yaroslavl. Stand up, please. Please, pass on the microphone there, on the left.
А.Кондратьев: Добрый день, Владимир Владимирович! Арсений Кондратьев, ГТРК «Ярославия», Ярославская область. Arseny Kondratyev: Good afternoon, Mr President. Arseny Kondratyev, Yaroslavia State Television and Broadcasting Company, Yaroslavl Region.
Вопрос в продолжение темы телеканала «Матч ТВ» про WADA, но немного не про спорт, а про развитие регионов. Всё-таки с отменой участия наших спортсменов в международных соревнованиях возник большой вопрос и в проведении других каких-то крупных соревнований, а Ярославль был одной из площадок, где планировалось провести чемпионат мира по волейболу в 2022 году. My question continues Match TV’s topic about WADA, but it is not about sports – it’s about the development of the regions. Now that our athletes have been banned from participating in international competitions, other big events are under question, and Yaroslavl was the proposed venue for the 2022 Volleyball World Championship.
Так вот, для Ярославля, как и для других городов, наверное, это уникальная возможность для строительства каких-то новых спортивных объектов, развития транспортной, туристической инфраструктуры. И отпадает ли у нас и у других городов такая возможность? For Yaroslavl as well as other cities it is a unique opportunity to build new sports facilities and to develop transport and tourism infrastructure. Will we and other cities lose this opportunity now?
В.Путин: Я думаю, что нет, потому что ведь WADA не запретила проводить эти соревнования, повнимательнее давайте почитаем, что там написано: они рекомендуют международным федерациям не проводить. Скажем, чемпионат Европы по футболу всё равно будет. Vladimir Putin: I do not think so, because WADA did not prohibit the hosting of these events; let’s read this more closely: they recommend international federations not to host events. Let’s just say, the UEFA European Championship is still happening.
Я недавно встречался с руководителем этой структуры, он прямо сказал: «Билеты проданы». Кто им вернёт? WADA же деньги за билеты не вернёт, это ерунда. Я думаю, что и чемпионат, который Вы упомянули, по волейболу тоже, скорее всего, пройдёт. Recently I have had a meeting with the head of this organisation, who said directly: “The tickets are sold out.” Who will return them? WADA is not going to reimburse the tickets; this is nonsense. I think that the volleyball championship you mentioned will also take place.
Вы знаете, мне кажется, надо спокойно дождаться соответствующих решений, в том числе решений арбитражного суда, тогда мы поймём, в каком положении в принципе мы находимся. Но российские спортсмены готовились и будут готовиться ко всем соревнованиям. У нас замечательные ребята, и они ещё не раз порадуют нас своими блестящими победами. You know, I think that we should calmly wait for the decisions, including the decisions by the Court of Arbitration for Sports, and then we will see where we are. However, Russian athletes have been preparing for all the competitions and will continue to do so. They are brilliant, and they will impress us with their victories many times.
Д.Песков: Вижу наше государственное крупнейшее издание «Российская газета». Дайте, пожалуйста. Вы встаньте, чтобы Вас видели. Подождите, где? Сейчас, где-то я видел «Российскую газету». Dmitry Peskov: I can see our largest state newspaper, Rossiyskaya Gazeta. Please. Stand up, please, so everyone can see you. Wait, where are they? One moment, I just saw Rossiyskaya Gazeta…
В.Путин: Пока он выбирает… Vladimir Putin: While he is choosing…
Д.Песков: Подождите. Вот, давайте. Dmitry Peskov: Just a moment, please. Here we go.
В.Путин: Давайте, пока он выбирает, CCTV, пожалуйста. Vladimir Putin: While he is choosing, let’s have question from CCTV.
Пожалуйста, прошу Вас. Go ahead, please.
Сун Яо: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович. Sun Yao: Good afternoon, Mr President.
Корреспондент CCTV – медиакорпорации Китая. У меня два вопроса. I am a correspondent of China’s CCTV media corporation. I have two questions.
Первый вопрос – о китайско-российских отношениях. В этом году исполнилось 70 лет со дня установления дипотношений между нашими странами. Можно сказать, что наши двусторонние отношения уже вступили в новую эпоху. И у меня такой вопрос: какие результаты партнёрства Вы видите самыми значимыми и какой в дальнейшем потенциал сотрудничества Вы видите между нашими странами? The first question is about Chinese-Russian relations. This year marks 70 years since the establishment of diplomatic relations between our countries. We can say that our bilateral ties have entered a new era. And my question is this: which results of our partnership do you see as the most significant, and what future cooperation potential do you see between our countries?
И ещё вопрос о международной ситуации. Сейчас международная ситуация полна неопределённости и нестабильности. Очевидно, что некоторые страны проводят политику однополярного мира и протекционизма, подрывают основы международного права и свободной торговли, а Китай и Россия являются сторонниками многополярного мира. Как, по-Вашему, какие меры со стороны Китая и России смогли бы поддержать исконные принципы работы системы многополярного мира и свободной торговли и как эффективно реагировать на внешние вызовы? The other question is about international affairs. The global situation today is full of uncertainty and instability. Obviously, some countries pursue a policy to maintain a unipolar world and protectionism, undermining the foundations of international law and free trade, while China and Russia are both supporters of a multipolar world. So what steps do you think China and Russia could take to support the original principles of a multipolar system and free trade, and how could they effectively respond to external challenges?
Спасибо большое. Thank you.
В.Путин: Самое главное, что достигнуто нами за последние годы, между Россией и Китайской Народной Республикой… Самое главное – это даже не цифры, о которых я сейчас скажу, и не отрасли, в которых мы сотрудничаем, самое главное – беспрецедентный уровень доверия, который сложился между нашими странами. Vladimir Putin: The most important thing that we have achieved in recent years, between Russia and the People’s Republic of China… The most important thing is not even the figures I will cite in a moment, or the industries in which we cooperate – the most important achievement is the unprecedented level of trust that has developed between our countries.
На этой базе мы и добиваемся успехов в области экономики (за 100 миллиардов уже товарооборот, и мы, безусловно, подойдём и решим цифру 200 миллиардов, выйдем на этот рубеж), сотрудничестве в высокотехнологичных областях: и в космосе, и в авиастроении, в транспорте вообще, и по многим другим направлениям. This is what forms the basis for our accomplishments in the economy (our bilateral trade has topped 100 billion, and we will certainly attain even 200 billion, we will reach that mark), and for our successful high-tech projects – in space exploration, the aircraft industry, and transport in general, and in many other areas.
И, безусловно, российско-китайское сотрудничество является важнейшим фактором международной стабильности, в том числе в утверждении международного права, в том числе в создании многополярного мира. Russian-Chinese cooperation is undoubtedly a major factor of international stability, including the strengthening of international law and the creation of a multipolar world.
Собственно говоря, он создан, однополярного мира уже не существует. После крушения Советского Союза возникла иллюзия, что этот мир возможен и что он будет долго существовать, но это была только иллюзия, я всегда об этом говорил. И последние события показывают нам именно это. Когда Вы сказали «некоторые страны», Вы же имеете в виду прежде всего Соединённые Штаты. Эта многополярность мира – это производная от экономических отношений. As a matter of fact, it has already been created; a unipolar world no longer exists. After the collapse of the Soviet Union, there was an illusion that this system was possible and that it would last for a long time, but it was only an illusion. I always said so. The most recent events have indicated just that. When you say ‘some countries,’ you, first of all, mean the United States. The world’s multipolarity is a derivative of economic relations.
После Второй мировой войны американская доля в мировом ВВП была 50 процентов. А сейчас доля Китая выше, чем доля США, я боюсь ошибиться, но Китай опережает США по своей доле в мировом ВВП. И так же по многим другим показателям. И по паритету покупательной способности китайская экономика стала больше, чем американская. After World War II, the US share in world GDP was 50 percent. And now China’s share is higher than the US’s share, I may be mistaken, but China is ahead of the United States in its share of global GDP. And also in many other indicators. In terms of purchasing power parity, the Chinese economy has become larger than the American one.
Это неизбежно ведёт к изменениям по очень многим другим направлениям. Да и кроме всего прочего, мир не может быть устроен однополярно, с единым центром, откуда всё мировое сообщество управляется. This inevitably leads to changes in many other areas. And apart from that, the world simply cannot have a unipolar structure, with a single centre that governs the entire international community.
В этом очень велика роль нашего взаимодействия с Китаем. Мы будем укреплять наши многосторонние стратегические связи. Уверен, что это пойдёт на пользу как народу Китая, так и народу Российской Федерации. The role of our interaction with China is very important here. We will continue to strengthen our multilateral strategic ties. I am sure that this will benefit the people of China and the Russian Federation alike.
Д.Песков: Давайте, пожалуйста, «Российская газета». Dmitry Peskov: Rossiyskaya Gazeta, take the floor, please.
Реплика: Урал! Remark: The Urals!
В.Путин: Сейчас, сейчас. Vladimir Putin: Wait, wait.
Реплика: Владимир Владимирович, Урал! Remark: Mr President, the Urals!
В.Путин: Сейчас, потише. Тогда приходите на совещание. Vladimir Putin: One moment, keep it down, please. Come to the meeting then.
Реплика: Дайте денег, пожалуйста, на школы и на метро. Remark: Please give money for schools and the metro.
В.Путин: Хорошо, я понимаю. Vladimir Putin: Alright, I understand.
К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета». Kira Latukhina: Kira Latukhina, Rossiyskaya Gazeta.
Я хотела бы вернуться к теме нашей Победы в Великой Отечественной войне. В следующем году мы отмечаем юбилей – 75-летие, Год памяти и славы. Но при этом в сентябре этого года, приурочив это к годовщине начала Второй мировой войны, Европарламент принял резолюцию о том, что приравнивается нацизм и фашизм к советскому режиму. Соответственно они называют это тоталитаризмом, предлагают новый международный праздник: 25 мая отмечать день героев борьбы с тоталитаризмом. Как Вы к этому относитесь? Какова Ваша оценка? I would like to return to the issue of our Victory in the Great Patriotic War. Next year we will celebrate the anniversary – the 75th anniversary, the Year of Memory and Glory. But at the same time, in September this year, the European Parliament adopted a resolution stating that Nazism and fascism are equated with the Soviet regime, having timed it with the anniversary of the outbreak of World War II. They are calling it totalitarianism and suggesting introducing a new international holiday to celebrate the day of heroes of the fight against totalitarianism on May 25. What do you think about it? What is your opinion?
В.Путин: Тоталитаризм, ничего здесь хорошего нет, он достоин осуждения, без всякого сомнения. Vladimir Putin: There is nothing good about totalitarianism, it is worthy of condemnation, without any doubt.
Решение Европарламента мне известно. Я считаю его абсолютно неприемлемым и некорректным, потому что можно как угодно предавать анафеме и сталинизм, и тоталитаризм в целом, и в чём-то это будут заслуженные упрёки, безусловно. Наш народ был первой жертвой этого тоталитаризма. Мы его осудили и культ личности осудили и так далее. I know about the European Parliament’s decision. I consider it absolutely unacceptable and wrong, because you can condemn Stalinism and totalitarianism as a whole, and in some ways these will be well-deserved reproaches. Our people were the biggest victims of totalitarianism. We condemned it and the personality cult and so on.
Но приравнивать Советский Союз или ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию – это верх цинизма. Это значит, люди не знают историю, читать и писать не умеют. Пусть они почитают документы того времени, пусть они посмотрят, как в 1938 году был подписан так называемый Мюнхенский сговор, как мы говорим, когда лидеры ведущих стран – Франции, Великобритании – подписали с Гитлером соответствующее соглашение по разделу Чехословакии. But to equate the Soviet Union or to put the Soviet Union and Nazi Germany on one level is incredible cynicism. This means that people do not know history; they cannot read or write. Let them read the documents of that time, let them see how the so-called Munich Agreement was signed in 1938, when the heads of the leading countries – France, Great Britain – signed an agreement with Hitler on the partition of Czechoslovakia.
Как повела в этой ситуации себя Польша, которая, как писал один из деятелей тогда, дипломатов, «сделала всё для того, чтобы поучаствовать в разделе Чехословакии»? Как вёл себя тогда Советский Союз, предлагая всем участникам международной жизни создать единый антифашистский фронт? How did Poland behave in this situation, which, as one diplomat wrote at the time, “did everything possible to participate in the partition of Czechoslovakia?” How did the Soviet Union behave then, proposing to all participants in international life to create a united anti-Nazi front?
И как, не создавая его, действительно, старались подтолкнуть Гитлера к агрессии на Восток, не понимая тогда, что не польско-германские отношения являются интересом фашистской Германии, а расширение жизненного пространства на Восток, то есть война против Советского Союза. And how, by not creating it, they were really trying to push Hitler to aggression to the East, not realising then that Nazi Germany was interested not in Polish-German relations, but in expanding their living space to the East, that is, war against the Soviet Union.
Знаете, я к этому событию хочу статью подготовить, написать статью. Я её обязательно опубликую, потому что попросил моих коллег подобрать мне материалы из архива. Я когда читаю некоторые вещи, всё становится абсолютно ясно: всё просто разложено по годам, по месяцам, чуть ли не по дням, как происходил процесс умиротворения Гитлера. You see, I mean to write an article about this event. I will definitely have it published because I asked my colleagues to select archive materials for me. When I read some of them, everything becomes clear: everything in the process of appeasing Hitler is sorted out by year, month, and almost by day.
Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, а руководители Франции и Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали. Да, был подписан пакт Молотова – Риббентропа и секретные к нему приложения. Это правда. Stalin did not stain himself with direct contact with Hitler whereas the French and British leaders met with him and signed some documents. Yes the Molotov–Ribbentrop Pact and the secret protocols to it were signed.
Хорошо это или плохо? Обращаю ваше внимание – это очень важно – на то, что Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один? Is it good or bad? I draw your attention to this – it is crucial – that the Soviet Union was the last country in Europe to sign a non-aggression pact with Germany. All the others had signed it earlier. And what was the Soviet Union supposed to do? Face it alone?
Да, говорят, там секретные протоколы, раздел Польши. Польша сама поучаствовала в разделе Чехословакии. Зашла в два района – Тешинский и ещё там второй район. И всё, и забрала их. Вот и всё. Ультиматум выдвинули фактически. Целую группировку создали для агрессии. Не потребовалось, потому что просто Чехословакия сдалась под этим нажимом и отдала эти территории. Но сделали то же самое. Yes, they say there were secret protocols, the division of Poland. Poland itself joined in dividing Czechoslovakia. It entered two regions – Tesin and another one. And that’s it. Poland took them over. They in fact gave an ultimatum and set up an entire group for the aggression. But it was not needed because Czechoslovakia surrendered under pressure and gave those territories away. But the Poles did the same.
Кстати говоря, да, советские войска зашли в Польшу в соответствии с этими протоколами. Обращаю ваше внимание на следующее обстоятельство: войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооружёнными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему. Понимаете? By the way, yes, Soviet troops entered Poland under the protocols. I draw your attention to the following circumstance: the troops did enter but only after the Polish government lost control over their armed forces and over the developments in Poland while the government itself was somewhere near the Polish-Romanian border. There was no one to talk to about it. Do you see this?
И более того. Вот мы говорим о героических защитниках Брестской крепости. Войска фашистской Германии заняли Брест-Литовск и потом просто освободили, а туда зашла Красная армия. «Вы понимаете это или нет?» – хочу задать вопрос всем, кто принимает такие резолюции в Европарламенте. Moreover, we talk about the heroic defenders of the Brest Fortress. Nazi troops captured Brest-Litovsk and then just abandoned it, and the Red Army moved in. Do you understand this or not? This is what I want to ask all those who adopt such resolutions in the European Parliament.
То есть войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские. Вот это о чём-то говорит? Поэтому я вас обязательно познакомлю с этим. Кстати говоря, завтра у нас встреча в формате СНГ, и я хочу своих коллег из стран СНГ познакомить с некоторыми нашими архивными документами. Кому будет интересно – пожалуйста, приходите, послушайте. That means the Red Army did not invade those territories in Poland. German troops entered them and then left, and after that the Soviet troops entered. Does this mean anything? So I will definitely let you know about that. By the way, we are holding a CIS format meeting tomorrow, and I want to show my CIS colleagues some of our archival documents. Anyone interested is welcome to come and listen.
Д.Песков: Вы знаете, я видел верхнюю часть центрального сектора – Иркутск. Dmitry Peskov: You know, I saw the upper part of the central sector: Irkutsk.
Е.Мачавариани: Екатерина Мачавариани, телеканал «Красная линия». Yekaterina Machavariani: Yekaterina Machavariani, the Krasnaya Liniya TV channel.
Владимир Владимирович, вопрос не про Иркутск, а теперь уже про бывшего губернатора Иркутской области Сергея Левченко, отставку которого Вы приняли не так давно. Mr President, my question is not about Irkutsk, but about former Irkutsk Region Governor Sergei Levchenko, whose resignation you recently accepted.
Наши корреспонденты находятся в регионе, в частности в Тулуне, уже с августа месяца, и они видят несколько другую картину, чем та, которую транслируют федеральные СМИ. Да и цифры итогов работы Сергея Левченко говорят сами за себя. Our correspondents have been in the region, in particular, in Tulun, since August, and they see a slightly different picture than the one shown by the federal media. And the figures achieved by Sergei Levchenko speak for themselves.
Это единственный губернатор, который смог за три года увеличить бюджет в два раза, увеличить темпы социального строительства в шесть раз, темпы развития экономики региона – это шесть процентов, это темпы выше мировых. He is the only governor who managed to double the budget over three years and increase the speed of social housing construction six-fold and of the region’s economic development by six percent, which is higher than the world average.
Что касается ликвидации последствий наводнения, даже Ваш полпред Сергей Меняйло высоко оценил темпы ликвидации последствий: сейчас 98 процентов пострадавших уже получили либо жильё, либо жилищные сертификаты. В центре временного размещения находятся всего лишь 46 человек, и почти у всех у них находятся на руках сертификаты на жильё. Speaking about relief efforts following the floods, even your Plenipotentiary Envoy to the Siberian Federal District Sergei Menyailo praised their speed: today 98 percent of the victims have received either housing or housing certificates. There are only 46 people at the temporary housing centre, and almost all of them have housing certificates.
Вопрос такой: почему всё-таки приняли отставку такого эффективного губернатора? Дело действительно только в Тулуне или есть ещё какие-то моменты? My question is why you accepted the resignation of such an effective governor? Is Tulun the real reason or is there something else?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Послушайте, если Вы намекаете на то, что он представитель КПРФ, хочу Вас сразу заверить, что это не имеет к делу никакого отношения. У нас губернаторами работают, выиграли выборы и представители КПРФ в некоторых других регионах, и представители других партий, в том числе ЛДПР. Для меня вообще это не имеет никакого значения. Главное, чтобы человек эффективно работал. Vladimir Putin: Listen, if you are hinting at his membership of the Communist Party, let me assure you that this has nothing to do with it. There are representatives of the Communist Party and other parties, including the Liberal Democratic Party of Russia, who won the elections and work as governors in other regions, too. This does not matter to me. The main thing is that the governor’s work is effective.
Вы сейчас назвали некоторые цифры. Но у меня есть и другие цифры, и они достаточно красноречиво говорят о том, что в Иркутске много проблем. Это первое. You have mentioned some figures. But I have different figures, which say that there are still many problems in Irkutsk. This is the first point.
Второе. Я не могу сказать, что губернатор Левченко совсем уж там плохо работал. Нет. Но ситуация, которая сложилась, – она слишком сложна для того, чтобы работать не спеша, а там уже выборы на носу. И я ведь не сразу начал принимать эти отставки, посмотрел, что происходит. Вот Вы сейчас сказали о том, что почти все обеспечены жильём. Ну где же обеспечены? Зима началась. Это второе. Second, I cannot say that Governor Levchenko was bad at what he did. No. But the situation there was too difficult to work slowly, and the elections were approaching. I did not accept these resignations straight away; I looked into them. You said that everyone has housing. Is that really so? Winter has come. This is the second point.
Третье. Вы, наверное, обратили внимание на то, что люди говорили, когда я там был. Один из тезисов: «Пришлите нам сюда других людей». И то я не спешил никак с этим, смотрел, что и как там развивается. Third, you may have noted what people said when I was there. Including “Send us different people.” I took my time and watched how the situation was developing.
Поэтому проблем много. Я не хочу, знаете, бросать камни в человека, который уже ушёл. Он, конечно, особенно на первом этапе своей работы, старался и прочее. Но, конечно, в этих условиях нужен специалист, который хорошо разбирается в тех вопросах, которые подлежат решению. So there are many problems there. You know, I do not want to throw stones at someone who has already left. Of course, he was working hard, especially in the beginning. But these conditions require a specialist who can work on the tasks that need addressing.
Думаю, что человек, которого мы сейчас выбрали, замминистра по чрезвычайным ситуациям, он с этой задачей справится, тем более при поддержке федерального центра, который выделяет на это серьёзные деньги. I believe the person we have chosen, a deputy emergencies minister, will resolve this challenge, especially with the support of the federal centre, which is allocating a lot of money for this.
Д.Песков: Давайте, мы вот незаслуженно забыли про РБК. Dmitry Peskov: We have undeservingly overlooked RBK.
РБК, пожалуйста. RBK, please.
П.Химшиашвили: Добрый день. Полина Химшиашвили, РБК. Polina Khimshiashvili: Good afternoon. Polina Khimshiashvili, RBK.
Вы уже упомянули завтрашнее Ваше рабочее мероприятие, там будет очередная встреча с Президентом Белоруссии. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, каким должно быть Союзное государство? Что должно быть общего в политике и экономике? Что конкретно в этих Ваших предложениях не нравится Александру Лукашенко? И если белорусская сторона настаивает на цене на газ, как внутри России, то значит ли это, что по «газовому вопросу» у нас может быть единое государство, а по другим – нет? You mentioned your meeting tomorrow: you will meet with the President of Belarus. Tell me please, what do you think the Union State should be like? What should be shared in politics and in the economy? What specifically does Alexander Lukashenko dislike in your proposals? And if Belarus insists that gas prices should be the same as in Russia, does this mean that with the gas issue we can have a single state and in other issues we cannot?
И в связи с этой темой также вопрос. Многие обращают внимание на 2024 год и высказывают предположения, что гипотетически Вы можете потом возглавить это некое Союзное государство. And another question on the same subject. Many people are focusing on the year 2024 and think that hypothetically you will be able to head the Union State.
И разрешите в продолжение вопроса коллеги про Ивана Голунова: может быть, Вам докладывали о том, кто был заказчиком того, что ему подбросили наркотики? Спасибо. And, as a follow-up to my colleague’s question about Ivan Golunov: maybe you have been told who ordered the planting of drugs on him? Thank you.

About the Author

Josh Wilson

Josh Wilson is the Assistant Director for The School of Russian and Asian Studies (SRAS) and Communications Director for Alinga Consulting Group. In those capacities, he has been managing publications and informative websites covering geopolitics, history, business, economy, and politics in Eurasia since 2003. He is based in Moscow, Russia. For SRAS, he also assists in program development and leads the Home and Abroad Programs.