Vladimir Putin’s 2019 News Conference in Side-by-Side Translation (Pt. 2)

The following is the second of a two part resource presenting the official video, transcript, and official translation for Vladimir Putin’s annual news conference as given on December 19, 2019. Part I can be found here (and includes the same video without English dubbing).

Note that the text is as given on the Kremlin’s official site. It has been reformatted so that students of language can better use it as a learning resource. Edits have been made only to paragraph spacing in some instances to make the side-by-side formatting work. All images also from Kremlin.ru.

В.Путин: По заказчикам пока информации нет у меня, чтобы сразу на эту часть Вашего вопроса ответить. Vladimir Putin: So far I do not have any information on who ordered that, just to answer this part of your question.
По поводу наших отношений с Беларусью и по поводу цен на энергоносители. Первое – я считаю, что решения о создании Союзного государства были правильными. Русский и белорусский народ, по-моему, то же самое, что украинский и русский – это почти одно и то же в этническом смысле слова и с точки зрения нашей истории, духовных начал. Поэтому то, что у нас с Беларусью происходит такое сближение, я этому очень рад. As for our relations with Belarus and energy resource prices: first, I think the decisions made to form the Union State were correct. The Russian and Belarussian peoples are, in my opinion, the same as the Ukrainian and Russian peoples; it is almost the same thing in terms of ethnicity and our history and spirituality. This is why I am very happy that we have such rapprochement with Belarus.
И здесь определённые достижения есть, особенно в социальной сфере. Но решения, которые были в своё время приняты по поводу строительства Союзного государства, в подавляющем своём большинстве основополагающие решения не реализованы. Просто там 90 процентов не сделано по каждому вопросу. Прочитайте, что там написано, это же не секретный документ, там почти ничего нет. And we have achieved certain goals here, especially in the social area. However, the decisions taken on the creation of the Union State, the majority of the basic decisions have yet to be implemented. About 90 percent of each issue have not been done yet. Please read what is written there, this is not a classified document; there is almost nothing there.
Многое сделано уже в рамках Евразийского экономического союза. И в чём-то даже в сфере экономики интеграция в рамках Евразэс глубже, чем в рамках Союзного государства. Именно поэтому мы и приняли решение с Александром Григорьевичем вернуться к этому и посмотреть, что же нужно сделать дополнительно, чтобы ускорить процесс формирования Союзного государства. A lot has been done already within the framework of the Eurasian Economic Union, and in some respects economic integration in the EAEU is more comprehensive than in the Union State. This is why I, and Alexander Lukashenko, decided to return to this and see what should be done to expedite the development of the Union State.
По энергоносителям у нас приняты соответствующие решения в рамках Евразэс: к 2024 году достичь определённых решений, в том числе по созданию общих рынков в области энергетики, по газовой, по нефтяной проблематике. Мы же продаём всё в Белоруссию без пошлины. Это первое. We have taken the relevant decisions in the EAEU on energy resources: to fulfil certain decisions, including establishing a common energy market and on oil and gas issues, by 2024. Indeed, we sell everything to Belarus duty free. This is the first thing.
Второе, что касается наших продаж энергоносителей, в том числе газа в Европу и в Беларусь. Во-первых, у Беларуси самые низкие цены, которые только возможны для наших заграничных партнёров. Напомню, это 127 долларов за тысячу кубов. В Европу за 200 мы продаём. Доходность от продаж в Европу и Беларусь для «Газпрома» отличается знаете во сколько? В четыре раза. У нас средневзвешенная цена по России на газ – 70 долларов за тысячу кубов. 70 – это средневзвешенная, 75 – для промышленности и 62 доллара – для населения. Secondly, with regard to our energy exports, including gas to Europe and Belarus. Firstly, Belarus pays the lowest prices that are even possible for our foreign partners. Let me remind you that they pay $127 per 1,000 cubic metres. We sell to Europe for $200. So Gazprom’s profitability from sales to Europe and Belarus differs – do you know by how much? Four times. In Russia, the weighted average price of gas is $70 per 1,000 cubic metres – $70 is the weighted average, with $75 for industry and $62 for retail consumers.
При этом чем дальше от мест добычи, тем больше мы дотируем эту цену. Смоленск относится к такой зоне, где дотирование самое высокое. Смоленск потребляет 2 миллиарда примерно. В Белоруссию мы продаём 20 миллиардов. И если мы будем дотировать всю белорусскую экономику, то это значит, что мы, Россия, дотируем целиком в данном случае такой первичный энергоноситель, как газ, для всей страны. Но это, согласитесь, вопрос очень странный. То есть Россия должна дотировать другую страну так же, как самую дотируемую в России область – Смоленскую. Это странновато. Furthermore, the longer the distance from the production sites, the more we subsidise this price. Smolensk is located in a zone where subsidies are the highest. Smolensk consumes approximately 2 billion. We sell 20 billion to Belarus. And if we subsidise the entire Belarusian economy, it means that we, Russia, are subsidising a primary energy carrier such as natural gas for a whole country. But this, you see, sounds like a very strange idea. That Russia should subsidise another country as much as its most subsidised region – Smolensk. This would be just strange.
Это можно или нет? Можно. Но что для этого нужно? Для этого нужны общие правила в виде законов, в том числе в сфере налогового обложения, в сфере дотационной политики, в сфере поддержки из бюджетов различных уровней тех или иных отраслей. Для этого даже нужны общие наднациональные органы – контрольные и эмиссионные. Должны работать общие правила в сфере антимонопольной политики, а может быть, и общий орган. Это огромная работа, и она может быть проделана и реализована только в том случае, если есть политическая воля и желание с обеих сторон. У нас, кстати говоря, такое желание есть. Мы обсуждаем с нашими белорусскими партнёрами это, продвигаемся в значительной степени. Но на что мы сможем выйти, пока непонятно, пока неясно. Поэтому забегать вперёд и начинать дотировать для Белоруссии то, что мы сейчас не готовы делать, в условиях недорешённости вопроса этого союзного строительства было бы с нашей стороны ошибочно. Is this even possible or not? It is. But what do we need for this? To do this, we would need general rules such as laws, including taxation laws, laws on the subsidy policy, and on support of certain industries through budgets of different levels. To do this, we would also need common supranational bodies – control and issuance bodies. Common rules should be applied in the field of antitrust policy, and maybe a common body would be needed. This is a huge job, and it can be done and realised only if there is political will and interest on both sides. Incidentally, we have such an interest. We are discussing this with our Belarusian partners, and we are making significant progress on that. But how far we will go is not yet clear. So it would be a mistake, on our part, to jump the gun and begin to subsidise Belarus. We are not ready to do so, given the unresolved issues in building this Union.
Ну а нефть, как вы знаете, мы тоже продаём беспошлинно, это значительное упущение для российского бюджета. Да, мы занимаемся перенастройкой нашей налоговой системы в этой сфере, мы постепенно увеличиваем НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и постепенно также синхронно уменьшаем вывозные таможенные пошлины. В рамках этих процедур, действительно, у Беларуси начинает исчезать та премия, которую она получала в связи с отсутствием таможенных пошлин и последующего вывоза нефтепродуктов. Это наша внутренняя политика. As you know, we also sell oil duty free, which entails a large shortfall for the Russian budget. We are now reconfiguring our tax system in this field, and gradually increasing the severance tax (mineral extraction tax) simultaneously reducing the export customs duties. Due to these changes, Belarus is indeed losing the premium it had from the zero customs duties and the subsequent export of oil products. This is our domestic policy.
Это не связано с Беларусью совсем, это связано с целым рядом обстоятельств, которые Правительство Российской Федерации, Минфин, Минэнерго считают лучше для нас регулировать другим образом, другим способом, имея в виду потери бюджета, связанные с деятельностью экономических операторов внутри страны. Но мы понимаем все эти проблемы, ведём диалог с нашими коллегами и будем это делать дальше. This has nothing to do with Belarus. It depends on a number of other circumstances – the Government of the Russian Federation, the Ministry of Finance, and the Ministry of Energy consider it better for us to regulate the industry differently, in a different way, bearing in mind our budget losses arising from the activities of economic operators within the country. But we understand all these problems, and are conducting a dialogue with our colleagues and we will continue doing so.
Напоминаю, что мы по очень многим каналам поддерживаем наших белорусских друзей. Одних кредитов выдано, по-моему, уже на Белоруссию около 7 миллиардов долларов, где-то в таком ключе. И дальше будем продолжать это делать. Но это всё должно делаться в ходе диалога, и мы к этому диалогу готовы, мы готовы дальше и свой рынок предоставлять. Вы же знаете, почти 90 процентов всего экспорта сельхозпродукции из Беларуси приходится на российский рынок. И так далее и так далее. Это такая спокойная, на самом деле, у нас очень спокойно, уравновешенно идёт работа в этом направлении. Allow me to remind you that we support our Belarusian friends through so many channels. Belarus has received about $7 billion or so in loans alone, as far as I know. And we will continue to do this. But all this should be done through dialogue, and we are ready for this dialogue, and we are ready to open our market further. You know that Russia accounts for almost 90 percent of all agricultural exports from Belarus. And so on and so forth. This is just routine work; in fact, we are working very smoothly, doing balanced work in this area.
Повторяю ещё раз, мы добиваемся уже согласования по некоторым пунктам, по каким-то ещё не достигнуты договорённости. Будем работать дальше. I repeat once again, we are close to agreement on some matters; on others, agreements have not been reached yet. We will continue working.
Д.Песков: Давайте в другую сторону от наших европейских границ. Вот я Магадан вижу. Магадан, давайте. Встаньте, пожалуйста, обозначьте себя. Dmitry Peskov: Let us move away from our European borders. I see Magadan over there. Go ahead, Magadan. Please stand up and introduce yourself.
(Реплика из зала.) (Remark from the audience.)
В.Путин: Спасибо большое. Vladimir Putin: Thank you very much.
Д.Песков: Спасибо. Теперь Магадан, пожалуйста. Dmitry Peskov: Thank you. And now Magadan, please.
О.Бурля: Добрый день! Бурля Ольга, областная телекомпания «Колыма-Плюс», Магадан. Спасибо от колымчан, Владимир Владимирович, за поддержку Дальнего Востока и внимание к Магаданской области в частности. Olga Burlya: Good afternoon, I am Olga Burlya, Kolyma Plus regional TV company, Magadan. Thank you from Kolyma residents, Mr President, for your support for the Far East and care for the Magadan Region, in particular.
Позвольте, я вернусь к дальневосточной ипотеке. Коллегам из Омска, возможно, это ещё предстоит, у нас в Дальневосточном федеральном округе программа уже заработала, есть уже первые получатели такого кредита. Отличная инициатива, привлекательная ставка – 2 процента. Let me go back to the Far East mortgage. Our colleagues from Omsk may have it, too, whereas the programme has already been launched in the Far Eastern Federal District, we already have the first borrowers. It is an excellent initiative with an attractive interest rate of two percent.
Но не случится ли так, что банки начнут ужесточать условия и требования для таких невыгодных, неудобных клиентов? Ведь, например, уже известно, что есть проблемы при использовании средств материнского капитала для уплаты взносов за ипотеку. Крупные банки отказывают семьям с детьми. But could it happen that the banks start toughening the conditions and requirements for such unprofitable and inconvenient clients? We already know that problems can arise when using the maternity capital to make mortgage payments. Families with children are refused mortgages by large banks.
Какие гарантии есть у потенциальных участников подобных мер господдержки? Спасибо. What are the guarantees for potential participants in such state-support programmes? Thank you.
В.Путин: Банки не отказывают в использовании материнского капитала для решения вопросов, связанных с ипотекой. Просто процедуры получения этих средств чрезмерно усложнены и создают проблемы для людей. Здесь Вы абсолютно правы. И, вне всяких сомнений, нужно эту ситуацию менять. Нужно уменьшать количество дней, которые требуются сегодня для того, чтобы внести эти средства материнского капитала в качестве первичного вклада в ипотеку или в погашение ипотеки и так далее. Vladimir Putin: Banks do not refuse to use maternity capital for resolving mortgage issues. It is just that the procedures for receiving the money are too complicated and create problems for people. You are absolutely right here. The situation undoubtedly must change. We have to cut the number of days needed to transfer the maternity capital as the down payment or as a mortgage payment and so on.
Сейчас в целом такие решения принимаются, количество этих дней будет сокращено почти в два раза. Но, как некоторые мои коллеги считают, и этого недостаточно. Что нужно здесь сделать? Нужно расширять применение так называемого электронного документооборота, с тем чтобы отношения между клиентом банка и Пенсионным фондом, через который идёт материнский капитал, с соответствующими застройщиками осуществлялись без участия человека, чтобы он только подал заявку, а банки сразу бы разобрались с Пенсионным фондом, когда и сколько можно получить денег. Тогда это можно делать вообще за один день, и это можно сделать и нужно сделать. Мы совсем недавно только с коллегами обсуждали это, мы и будем это делать. In general, such decisions are being made now, the number of days will be halved. But, as some of my colleagues think, this is also not enough. What do we need to do here? We have to expand the use of the so-called electronic turnover so that the relations between the bank’s client and the Pension Fund, which channels the maternity capital, and respective developers should not involve a person. Thus a person can just submit an application, and the banks will immediately take matters up with the Pension Fund regarding how much money and when they will receive. In this case, it can be done within one day, and we can and must do it. We discussed it quite recently with my colleagues, and we will do that.
Что касается 2-процентной ипотеки для Дальнего Востока. А почему банки должны отказывать? Мы же субсидируем это из бюджета. Для них эта ипотечная ставка не будет приносить никаких убытков – наоборот, это гарантия со стороны Правительства. Так что я не ожидаю здесь каких-то сложностей. Но тем не менее мы, конечно, будем смотреть за практикой применения этих мер, реализацией этих мер. Concerning the two percent mortgage interest rate for the Far East. Why should banks refuse? We subsidise that from the federal budget. This interest rate will not bring any losses to them; on the contrary, it is a state guarantee. So I do not expect any problems here. However, we will be monitoring the practice, the implementation of these measures.
Д.Песков: Давайте, наши коллеги из зарубежных СМИ. Представляйтесь, пожалуйста. Dmitry Peskov: Here are our colleagues from the foreign media. Introduce yourself, please.
К.Эш: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Christian Esch: Good afternoon, Mr President!
Меня зовут Кристиан Эш, я глава московского офиса журнала «Шпигель». My name is Christian Esch, I head Spiegel magazine’s Moscow office.
У меня есть вопрос, который касается проблемы, которая очень волнует и раздражает Германию, – это вопрос убийства гражданина Грузии чеченской национальности Зелимхана Хангошвили. Там есть прямые противоречия между информацией из Москвы и из Берлина. I have a question that concerns a matter that worries and annoys Germany, the murder of a citizen of Georgia of Chechen ethnicity, Zelimkhan Khangoshvili. The information coming from Moscow and Berlin is decidedly different.
Я хотел поэтому Вас спросить, во-первых, что касается убийцы. Немецкая сторона говорит, что она не получила должной информации из России. Оказывается, что этот человек идентичен с человеком, который уже сидел в тюрьме в России. Так что данные по этому человеку должны быть. Therefore, I wanted to ask you, first, about the killer. Germany says it did not receive proper information from Russia. It turned out that this person was identical to a person who had already been in prison in Russia. So there must be information about him.
Второй вопрос касается убитого. Вы сказали в Париже на пресс-конференции после «нормандской» встречи, что российская сторона уже неоднократно ставила вопрос о выдаче этого человека. Немецкий министр иностранных дел недавно ещё раз подтвердил, что не было никаких запросов с российской стороны ни через МВД, ни через другие каналы. Так кто же прав, он или Вы? The second question concerns the murder victim. You mentioned in Paris at a news conference following the Normandy meeting that Russia repeatedly asked for the extradition of this person. The German foreign minister recently confirmed that there have been no requests neither from Russia’s Interior Ministry nor through other channels. So who is right, you or him?
В.Путин: И он, и я, потому что такие вопросы обсуждались на уровне спецслужб неоднократно. Официального запроса через прокуратуру действительно не было, потому что наши компетентные органы посчитали это бессмысленным, поскольку получали, по сути, отрицательный ответ. Vladimir Putin: Both of us, because these issues have been discussed at the special services level more than once. Indeed, there was no official request from the prosecutor’s office, because our authorities believed that doing so would be pointless, since they received a negative answer.
Я ещё раз напомню то, что сказал на пресс-конференции в Париже. Это был абсолютно кровавый убийца. Только в одной из акций на Кавказе он уничтожил 98 человек, вдумайтесь в эту цифру: 98 человек. Во многих странах при гораздо меньшем количестве погибших объявляют общенациональный траур. Он участвовал в организации взрывов в Московском метро. И это не весь перечень его злодеяний. Мы неоднократно поднимали этот вопрос на уровне спецслужб, действительно так. Once again, I will repeat what I said at the news conference in Paris. He was an absolute bloody killer. He killed 98 people, just think about that, 98 people in the Caucasus in one day. Many countries declare national mourning with many fewer deaths. He participated in bombings in the Moscow Metro. And the list of his crimes goes on. Indeed, we have repeatedly raised this issue at the special services level.
Что касается сотрудничества. На мой взгляд, главное, что мы должны понимать в этой сфере, это то, что сотрудничество должно быть полновесным, и это должна быть дорога с двусторонним движением, в обе стороны. With regard to cooperation, I believe the main thing we should understand about this is that cooperation should be full and it should be a two-way street.
Сейчас в Сирии, мы наблюдаем, что там происходит в лагерях и в тюрьмах, в которых сидят боевики ИГИЛ, выходцев из Средней Азии там больше всего среди иностранцев, на втором месте – Россия, но там немало и выходцев из Западной Европы, в том числе из Франции, из Федеративной Республики Германия. In Syria, we are witnessing developments in the camps and prisons where ISIS militants are held. Natives of Central Asia account for most of the foreigners there, followed by Russia. But there are many immigrants from Western Europe as well, including France and the Federal Republic of Germany.
Мы видим, что такие люди, о которых Вы сейчас сказали – террористы, убийцы, – свободно разгуливают по европейским столицам. Его же, насколько мне известно, убили прямо в центре Берлина. Вот такой человек свободно гуляет по одной из европейских столиц. А если к вам приедут те люди, которые в лагерях сидят, – понравится? Вы также дадите им свободно гулять по своим городам? We see that the people you just mentioned – terrorists and murderers – walk freely around European capitals. As far as I know, he was killed in central Berlin. Picture such a person strolling down the streets of a European capital. Would you like the prisoners from these camps to come to you? Will you also let them walk freely around your cities?
Для того чтобы этого не было, нужно наладить совместную, взаимную высокоэффективную работу. Вот к этому мы и призываем. Надеемся, что так оно и будет. Это не значит, что такой работы нет. Есть. Но уровень и характер её пока недостаточный. To avoid this, we must establish joint and highly effective work. This is what we are calling for. We hope it will be like that eventually. This does not mean that such work does not exist. It does. But its scope and nature are still insufficient.
Кстати говоря, мы в своё время американцев предупреждали по двум братьям Царнаевым, или как их там звали, прямо им говорили. Во-первых, просили их отдать тоже, а потом говорили: имейте в виду, они представляют опасность. Нас проигнорировали просто, и они известный теракт совершили в ходе Бостонского марафона, люди погибли. Понимаете, в чём дело? А у вас такие бандиты гуляют по Берлину. Incidentally, at some point, we warned the Americans about the Tsarnaev brothers, or whatever their name is. We told them directly. First, we asked to extradite them, as well, and then told the Americans that they were a threat. They ignored us. The brothers then committed a notorious terrorist attack during the Boston marathon, and people died. Do you see my point? And you have bandits like that walking around Berlin.
Д.Песков: Представляйтесь, пожалуйста. Dmitry Peskov: Introduce yourself, please.
С.Дробышева: Светлана Николаевна Дробышева, главный редактор журнала «Школа. Гимназия. Лицей», автор и бывший работник «Огонька», «Российской газеты», ещё под псевдонимом Серёгина, и даже «Правды». Я поработать успела везде, «Трибуна» и так далее. Я сняла очки, уже не надеялась, что дадите слово. Svetlana Drobysheva: Svetlana Drobysheva, Editor-in-Chief of the School, Gymnasium, Lyceum magazine and author and former employee of Ogonyok, Rossiyaskaya Gazeta under the name Seregina, and even Pravda. I have worked everywhere, even in Tribuna. I have taken off my glasses, because I had lost the hope that I would get the floor.
Владимир Владимирович, уважаемый господин Президент! Я хотела бы, во-первых, Вам подарить журнал «Огонёк» за 2000 год со своим обращением в Ваш адрес, это за октябрь. Вы тогда только-только начинали свой президентский путь. Называется это обращение «Где памятник учителю стоит?». Это и к общественности, и к Вам как к новому Президенту. Mr President, first of all, I would like to present to you a copy of the October 2000 edition of Ogonyok magazine, with my address to you. It is titled Where is the Monument to the Teacher? It is for the public and for you as the newly elected President.
Во-первых, спасибо, было очень оперативное реагирование. Памятник этот появился в столице Дагестана, у меня просто мама была педагог-новатор, отдала 49 лет служению педагогике. Чтобы быть очень краткой, у меня просто ещё два вопроса по войне как раз, извиняюсь, ко Дню Победы. First, thank you for your quick response. The monument was erected in the capital of Daghestan; my mother was an innovative teacher who gave 49 years of her life to teaching. I would like to be brief, but I have two questions about the war, for Victory Day.
Д.Песков: Вы знаете, давайте уважать коллег. Формулируйте, пожалуйста. Dmitry Peskov: Let us show consideration for our colleagues. Go ahead, please.
С.Дробышева: Да-да, хорошо. С Вашего позволения я через Вас передам подарок и все свои оставшиеся вопросы. Svetlana Drobysheva: Yes, well, if I may, I will ask for your help to present my gift and ask all the questions I have.
Прошу помиловать того человека, который установил этот памятник в 2006 году. Называется он «Монумент русской учительнице», 25 метров. Это Саид Амиров, который сейчас в заключении. По многочисленным данным, это был наговор. Это первая амнистия. I would like to ask you to pardon the person who erected this monument back in 2006. It is called Monument to a Russian Teacher, and it is 25 metres high. The man is Said Amirov, he is in prison now. According to numerous data, he was falsely accused. This is the first amnesty.
Второе. У меня там написан ещё один – экс-глава Фрязино. I have a second name here; it is the former head of Fryazino.
И два вопроса по весне 1945 года. Может быть, немножечко к теме подойдём, что нас ожидает 75 лет Победы 9 мая. There are two questions regarding the spring of 1945. Perhaps we will touch upon May 9, the 75th anniversary of Victory, and what awaits us.
Первое. Можно ли просить Вас, господин Президент, присвоить звание Героя России зверски замученной в феврале 1942 года на Орловщине Софье Аракчеевой – разведчице отряда «Знаменский»? По-моему, Сергей Михайлович Миронов к Вам обращался, насколько я знаю. First, I want to ask you, Mr President, to award the status of the Hero of Russia to Sofya Arakcheyeva, a scout of the Znamensky squad who was tortured to death in Orel Region in February 1942. I believe Sergei Mironov asked you about this.
Второе. Увековечить её память средствами кино, музыки и ТВ. Газеты писали много, всем спасибо. Спасибо Потомскому, бывшему губернатору Орловщины, памятник он поставил на Орловщине Софье Алексеевне. Secondly, to immortalise her memory in films, music and television. Newspapers wrote about this a lot, thank you all. Thanks to Potomsky, former Governor of Orel Region, who erected a monument to Sofya Arakcheyeva in Orel Region.
И если можно, на парад Победы пять-семь пропусков инициаторам подписей. Это и чеченский учитель Исраилов, и вице-губернатор Тамбовщины – все собирались [в период] 2013 года на Ваше имя. If possible, I would like to ask for five or seven passes to the Victory Parade for those who collected signatures, such as teacher Israilov and Deputy Governor of Tambov Region: all the signatures were collected in 2013 for you.
И второй вопрос. Я не буду, действительно, наглеть и занимать… And my second question. I will not take much time…
Д.Песков: Вы знаете, я прошу прощения, но Вы уже это сделали. Dmitry Peskov: You know, I am sorry, but you have already done this.
С.Дробышева: Спасибо. Извините. Svetlana Drobysheva: Thank you. I am sorry.
Д.Песков: Уважайте коллег. Спасибо. Dmitry Peskov: Respect you colleagues. Thank you.
В.Путин: По поводу присвоения звания Героя России – это надо просто посмотреть, у меня нет этих материалов. Я попрошу коллег, чтобы они у Вас взяли и в архивах посмотрели. Vladimir Putin: Speaking about the Heroes of Russia, I have to look into this; I do not have the materials at the moment. I will ask my colleagues to take your materials and look into the archives.
По поводу помилования Амирова. Да, такие обращения поступают многократно, я ещё посмотрю на это. Но решение суда же есть по этому поводу, и в ходе судебного следствия его правонарушения были доказаны, во всяком случае в этом сомнения нет. Вопрос о помиловании носит другой характер, это делается по другим основаниям. Я знаю об этом, и мы подумаем. As for a pardon for Amirov, yes, I receive a lot of requests and I will look into this. But there is a court ruling, and his crimes were proven during the trial; in any case, there is no doubt. The pardon is a different thing, which is done on different grounds. I know about this and we will think about it.
С.Дробышева: (Без микрофона.) Svetlana Drobysheva: (without microphone.)
В.Путин: У нас диалог или мой ответ? Давайте посмотрим. Дайте нам, пожалуйста, материалы. Vladimir Putin: Do you want a dialogue or my answer? Let us see. Give us the materials, please.
По поводу поездки на парад: скажите, кого Вы хотите привезти на парад, давайте, мы с удовольствием поработаем. As for your request about the Parade, please tell us who you want to bring and it will be our pleasure to work on this.
Д.Песков: Хорошо. Спасибо. Dmitry Peskov: Good. Thank you.
У нас Пятый канал я видел где-то здесь. Где Пятый канал у нас? Поднимите руку. Давайте. Не нужно кричать. Левая сторона, Владимир Владимирович, Пятый канал, Санкт-Петербург. We have Channel Five; I think I saw them here. Where is Channel Five? Raise your hand, please. No need to shout. Left side, Mr President, Channel Five, St Petersburg.
Е.Гусев: Здравствуйте, господин Президент! Yevgeny Gusev: Good afternoon, Mr President.
Евгений Гусев меня зовут. Я представляю мультимедийный информационный центр «Известия» и Пятый канал. My name is Yevgeny Gusev. I represent the Izvestia multimedia information centre and Channel Five.
Вопрос касается санкций и политического давления со стороны Евросоюза. Одна яркая иллюстрация. Совсем недавно в Латвии запретили вещание нескольких российских каналов, включая наш Пятый канал. Ситуация складывается очень неприятная. Честно говоря, сейчас есть конфликт и в Эстонии у наших коллег, да и в других странах. My question concerns sanctions and political pressure from the European Union. Here is one telling fact. Latvia recently banned several Russian channels, including Channel Five. The situation is very unpleasant. To be honest, our colleagues in Estonia are involved in a conflict now, and in other countries as well.
Вы знаете, за последнее время ситуация не улучшилась, только ухудшилась. Мы видим это по отношению к России в Евросоюзе. Как Вам кажется, может ли она измениться к лучшему, особенно с учётом того, что все мы понимаем бессмысленность этих санкций? И насколько сильно это давление отражается на России и как оно будет отражаться дальше? The situation has not improved of late, if anything, it has worsened. We can see this in the attitude towards Russia in the European Union. Do you think it can change for the better, especially since we all understand that these sanctions are pointless? And how much does this pressure affect Russia, and what impact will it have in the future?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Мы неоднократно ведь обсуждали эту тему. Есть разные, примерно сводящиеся к одному и тому же оценки последствий этих санкций для всех участников этого малоприятного процесса. Для Евросоюза где-то подсчёт под 50 миллиардов евро. Не помню, по-моему, Всемирный банк насчитал нам где-то 50 миллионов долларов. Для Федеративной Республики, не помню, по-моему, 750 миллионов в месяц, что ли, потери. Vladimir Putin: We have repeatedly discussed this topic. There are various assessments of the consequences of these sanctions for all participants in this unpleasant process, but they all boil down to the same thing. For the European Union, the losses amount to some of 50 billion euros. I do not remember exactly, but I believe the World Bank estimated around $50 million; for Germany, I believe, the losses amount to about 750 million a month or so.
Потери большие. За ними стоят не просто деньги и суммы какие-то. Рабочие места стоят в том числе, потеря рынков, в том числе российского рынка. На наш рынок просто приходят другие участники международных экономических отношений. These are major losses. This is not just about money, some abstract sums. This is about jobs, the loss of markets, including the Russian market. Other participants in international economic relations are coming to our market.
В принципе мы за полную нормализацию, тем более что, действительно, ничего здесь эффективно не работает. Есть и минусы для нас, тем не менее, но есть и плюсы, они тоже очевидны. То же самое – развитие сельского хозяйства, скачок какой в развитии: 24 миллиарда у нас получилась экспортная выручка – просто невероятно! Никто бы несколько лет назад не поверил в это. Мы истратили, и не без пользы, огромные деньги, там триллионами измеряется, на импортозамещение, если взять из всех источников. Но результат какой! We actually support a full normalisation, especially since none of that really works effectively. Indeed, this policy causes us problems, but there are benefits, too, and they are also obvious. One of them is the development of agriculture, a leap in development: 24 billion in export revenue – this is simply unbelievable! No one would have believed this a few years ago. We spent a lot of money, trillions if we add up all sources, on import substitution, but we used it well. Just look at the result.
Допустим, в России никогда не было вертолётного моторостроения. Теперь есть, мы построили заводы, в том числе в Петербурге, и прежде всего в Петербурге. У нас не было двигателей для морских судов, не было просто в России такой отрасли. Оказалось, что это отдельная отрасль целая. У нас теперь есть, причём нового поколения, эффективно работающая. Мы целую отрасль создали, науку, школу, производство развернули. В сфере обороны просто огромный рывок сделан. Ещё тоже не всё сделано, но рывок очень заметный, очевидный. For example, Russia has never had its own helicopter engine industry. We have one now. We have built facilities, including the plant in St Petersburg – above all in St Petersburg. We did not make ship engines; there was simply no such industry in Russia. It is a whole separate industry now. We have it now, a next-generation industry, operating effectively. We have launched an entire industry, with its science base, school, and production. In the field of defence, we have made great strides. There is still work to do, but the breakthrough is very noticeable, obvious even.
Так что лучше, конечно, избавиться от политически мотивированных ограничений в области экономической деятельности. Это наносит колоссальный ущерб мировой торговле и мировой экономике. Там же оценки есть. Скажем, США вводят ограничения в отношении Китая – это тоже санкции на самом деле – это отражается на всей мировой экономике, мировой уровень торговли сразу упал. Therefore, it would be better, of course, to eliminate politically motivated restrictions in economic activities. They result in huge damage to world trade and the global economy. There are analyses of this. Say, the US imposes restrictions on China – in reality they are also actually sanctions – this affects the overall world economy, and world trade levels promptly drop.
Если дальше это будет продолжаться, и дальше будет падать. Но вроде там наладился какой-то прогресс, слава богу, в их отношениях. И мы от этого тоже страдаем, потому что это отражается на нас, на востребованности наших основных экспортных товаров и так далее. If this continues, trade will continue dropping. But there seems to be some progress, thank God, in their relations. We can also be harmed by this, because it affects us, it affects the demand for our major export commodities, etc.
Поэтому ничего хорошего в этом нет, но наша экономика, это я могу совершенно с полной ответственностью заявить, адаптировалась к внешним шокам, а национальная валюта, тоже так, между прочим, стала гораздо более устойчивой и в связи с возможными колебаниями [цен] на энергоносители. В этом смысле происходит определённое «отстёгивание» нашей экономики и национальной валюты от мировых рынков нефти. So there is nothing good about this. But our economy – I can say this with full responsibility – has been able to adapt to external shock, while our national currency has actually become much more stable even with possible fuel price fluctuations. In this respect, our economy and our national currency are somewhat “detached” from world oil markets.
Оборонка. Давайте, девушка, с оборонкой. Чего у Вас? The defence industry. Go ahead, young lady, with what you have on the defence industry.
Л.Новосельцева: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Lidia Novoseltseva: Good afternoon, Mr President.
Меня зовут Новосельцева Лидия, я представляю Ростовскую область. My name is Lidia Novoseltseva, I am from Rostov Region.
У нас со времён Советского Союза работает успешно ряд предприятий военно-промышленного комплекса. Последние достижения военной науки и ВПК вполне способны на сегодняшний день сделать технологически идеологию прорыва. Скажите, рассматриваются ли меры… Defence industry companies have been successfully operating in our region since Soviet times. The latest advances in military science and in the defence industry are quite capable of a technological breakthroughs. Can you tell us if there are measures under consideration…
Извините, пожалуйста, очень волнуюсь. I am sorry, I am very nervous.
В.Путин: Ничего, ничего. Vladimir Putin: It is OK.
Л.Новосельцева: Рассматриваются ли дополнительные меры государственной политики для поддержки и развития конкурентоспособности военно-промышленного комплекса в ближайшей перспективе? Lidia Novoseltseva: Are there additional short-term measures under consideration for the support and development of defence industry competitiveness?
И, если можно, ещё одно такое пожелание. Следующий год, он у нас богат на юбилейные даты, это 75 лет Великой Победе, и будет отмечаться 450-летие служения казаков государству Российскому. В Ростовской области в городе Новочеркасске будет проходить Всемирный конгресс казаков. Вы всегда поддерживаете Ростовскую область, казачество. Мы хотели бы Вас пригласить на это мероприятие. And a wish, if I may. Next year is full of anniversaries, including the 75th anniversary of the Great Victory, and the 450th anniversary of the Cossacks’ allegiance to the Russian state. The city of Novocherkassk in Rostov Region will host the World Cossack Congress. You have always supported Rostov Region and the Cossacks. We would like to invite you to the event.
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Спасибо за приглашение. Действительно, это очень интересно. Посмотрю, как будет складываться рабочий график. Vladimir Putin: Thank you for the invitation. This is very interesting. I will look into my schedule.
Что касается оборонки и того, что в ней происходит. Во-первых, самое главное, что мы её не только сохранили, но и развитие идёт очень быстрыми и мощными темпами, с использованием последних научных разработок и технологических разработок. Regarding the defence industry and the developments there, first, the key is that we have not only maintained it but it is also progressing at a very fast and strong pace with the latest scientific and technological developments.
Первое, что мы сделали в этой сфере, мы смогли обновить производственную базу, выделив в своё время огромные деньги, по-моему, три триллиона рублей, на то, чтобы обновить базу. И на этой базе, собственно говоря, используя разработки, мы создали потом и новейшие системы вооружения. Мы просто сделали это своевременно и последовательно. И, как показывает жизнь, как показывает практика, добились хорошего результата. The first thing we did in this area was upgrade the manufacturing base. We allocated huge funds, I think it was 3 trillion rubles, to upgrade this industry. And we actually created cutting-edge weapons systems on this base using new design. We accomplished this expeditiously and consistently. And we have achieved positive results, as life and experience show.
Сейчас один из главных вопросов – это закредитованность предприятий ОПК. Не буду вас пугать и называть цифры, они значительные. Речь идёт о сотнях миллиардов рублей. Правительство, Центральный банк, все участники этого процесса, включая сами оборонные предприятия и людей, которые в Правительстве отвечают за это, сейчас активно работают над тем, как развязать этот узел. Он развязываемый. Решения вполне рыночные есть. Я просто не буду забегать вперёд. One of the key issues now is the debt burden in the defence industry. I am not going to scare you with the numbers, but they are significant. It is a matter of billions of rubles. The Government, the Central Bank, all the shareholders in the process, including the defence industry companies and the government officials in charge, are now working to untangle this knot. There are feasible market solutions. I will not get ahead of myself.
Буквально несколько дней назад в очередной раз я собирал коллег по этому вопросу и поручил им в течение недели подготовить уже окончательный вариант нашего решения. Это важные вопросы для людей, которые работают в оборонке, и для всей экономики, потому что оборонка в известной степени – это локомотив высокотехнологичных отраслей производства. Будем обязательно её развивать и дальше. Just a few days ago, I had another meeting with my colleagues on this issue, and I instructed them to draft the final version of the solution within a week. These are big issues for the people working in the defence industry, and for the overall economy, because the defence industry is to a certain degree a hi-tech industry driver. We will continue to develop it.
Д.Песков: Давайте посередине – «Газета.Ru». Первый ряд, напротив Владимира Владимировича. Дайте микрофон. Dmitry Peskov: In the middle – Gazeta.Ru. The first row. Please, pass the microphone.
М.Герасюкова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Margarita Gerasyukova: Good afternoon, Mr President.
Меня зовут Герасюкова Маргарита, «Газета.Ru». I am Margarita Gerasyukova, from Gazeta.Ru.
В мае этого года Вы сказали следующее: если кому-то удастся установить монополию в сфере искусственного интеллекта, то результат понятен всем: он станет властелином мира. Можете ли Вы определить нынешнюю позицию России в гонке по развитию технологии искусственного интеллекта? Мы сейчас где – мы успевающие или догоняющие? А также в каких запланированных или, может быть, уже реализованных проектах рядовой гражданин России может увидеть применение технологии искусственного интеллекта? This past May you said if anyone can establish a monopoly in artificial intelligence – the results will be clear – that person would rule the world. Can you describe Russia’s position today in the race for the development of artificial intelligence technologies? Where are we now – are we competitive or are we catching up? And in which future or maybe already achieved projects can the average Russian see the application of artificial intelligence technology?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Рядовой гражданин может уже увидеть, например, применение в банковской сфере. Сбербанк активно внедряет цифровые технологии при работе с клиентами, и это имеет практическое применение. Vladimir Putin: The average person can already see applications in banking, for example. Sberbank is active in applying digital technologies in its customer relations and it has a practical application.
В целом у нас есть здесь и серьёзные конкурентные преимущества – это и развитая математическая школа, и всё, что с этим связано: цифровые технологии, основанные на математике. Мы сейчас говорили, только что коллега спрашивал, а я отвечал на вопрос, связанный с использованием материнского капитала. Если эти технологии развивать, то и проблем такого технического характера будет всё меньше и меньше. In general, we have serious competitive advantages here too. I mean an advanced mathematics school and everything related to it: digital technologies based on mathematics. We have just discussed, your colleague asked and I answered, the use of maternal capital. If we develop these technologies, we will have fewer technical problems like this.
Современное понятие об искусственном интеллекте развивается. Есть несколько определений искусственного интеллекта, и самое высшее из них – это саморазвивающийся, так называемый думающий интеллект. The modern concept of artificial intelligence is still being developed. There are several definitions of artificial intelligence and the highest is a spontaneously developing, so-called “thinking” intelligence.
Где-то мы уже продвинулись, где-то ещё сделали то, что нужно, явно в недостаточном объёме. Но есть и вещи, которые очевидны: кроме банковской сферы, скажем, беспилотники, беспилотный транспорт. У нас машины «Яндекса» и КамАЗа накатали уже больше миллиона километров. We have made progress in some areas, and in some, we have not done enough. But there are some obvious things: apart from banking, there are, say, unmanned aircraft and autonomous vehicles. Our Yandex and KAMAZ vehicles have already logged over a million kilometers.
Да, это пока делается на ограниченном пространстве, да, пока это не применяется активно в текущей жизни. Но это первые шаги, без которых развитие просто невозможно. Это те технологии, которые могут применяться практически во всех сферах производства и жизни. Yes, so far this is being done on a limited basis; yes, so far it is not being applied comprehensively in everyday life. However, these are the first steps, without which development is simply not possible. These are technologies that can be used in almost every area of manufacturing and life.
Мы считаем, и я продолжаю считать, что это важнейший вопрос нашего развития на перспективу, вопрос нашей национальной безопасности и выживания вообще Российского государства. Потому что возможности искусственного интеллекта будут влиять и на оборону, будут влиять на темпы развития экономики. We believe, and I continue to believe that the most important question for our long-term development is the question of national security and the survival of the Russian state in general. This is because the capabilities of artificial intelligence will influence both defence and the pace of economic development.
У нас создана программа, создан специально пул потенциальных заинтересованных инвесторов и участников этого процесса. Каждому розданы задания, каждый знает, чем он должен заниматься. Есть национальный проект в этой сфере, выделены необходимые ресурсы. Так что это одно из важнейших направлений нашего развития. Я уже не говорю про совершенно очевидные вещи, связанные с качеством производства и с производительностью труда. We have drawn up a programme and created a special pool of potentially interested investors and participants in this process. Each has received an assignment, each knows what to do. There is a national project in this area and the resources for it have been allocated. Therefore, this is one of the most important of our development areas. I am not even talking about the obvious things related to the quality of manufacturing and labour productivity.
Для нас это особенно важно, потому что, имея в виду нашу огромную территорию и относительно небольшое народонаселение – 146 миллионов, если мы не будем двигаться по этому направлению, мы даже территорию не сможем охранять как следует. Вот в чём всё дело. Это абсолютные предметные вещи. Это одно из ключевых направлений нашего развития. This is especially important for us, given our huge territory and relatively small population – 146 million; if we do not move in this direction, we will not be able even to guard our territory properly. This is the point. These are absolutely substantive things. This is one of the key areas of our development.
Д.Песков: Давайте, может быть, вернёмся к зарубежным СМИ. Турция, «Анатолийское агентство». Пожалуйста. Dmitry Peskov: Perhaps let us get back to the foreign media. Turkey, Anadolu Agency, please.
А.Джура: Спасибо. Агентство «Анадолу», Али Джура. Ali Cura: Thank you. Ali Jura, Anadolu Agency.
Россия неоднократно подчёркивала, что поддерживает законное правительство, в частности, в Сирии и других странах, где сохраняется кризисная ситуация. В Ливии тоже кризис. Там существует законное правительство, признанное международным сообществом. В западных СМИ утверждается, что Россия поддерживает так называемую Ливийскую национальную армию, и российские наёмники поддерживают их. Russia has stressed many times that it supports the legitimate government, in particular, in Syria and other countries where a crisis situation remains. There is also a crisis in Libya. There is a legitimate government recognised by the international community there. The Western media say that Russia supports the so-called Libyan National Army, that Russian mercenaries support them.
Как Вы могли бы прокомментировать это? Будет ли это обсуждаться с Президентом Эрдоганом, в том числе Сирия? И что ещё вы будете обсуждать? Спасибо. Would you comment on this? Will you discuss this with President Erdogan, including the Syrian topic? What else will you discuss? Thank you.
В.Путин: Вы верите тому, что пишут в западных СМИ? Вы во всё верите? Почитайте, что они пишут в отношении Турции, и Ваше мнение изменится. Vladimir Putin: Do you believe what is written in the Western media? Read what they write about Turkey and you will change your mind.
Если говорить серьёзно, то ситуация нам, конечно, известна. Нам известно, что с обеими конфликтующими сторонами разные страны поддерживают отношения, и уровни отношений различны. Seriously speaking, of course, we are aware of the situation. We know that various countries have relations with both sides in the conflict, and the levels of relations are different.
Мы, Россия, кстати говоря, в контакте и с правительством господина Сараджа, мы в контакте с маршалом Хафтаром. Мы постоянно ведём диалог с нашими партнёрами, в том числе в Турции, в Европе, других странах. Мы понимаем, что это очень острый вопрос. Russia actually maintains contacts with al-Sarraj’s government and stays in touch with Marshal Haftar. We have a constant dialogue with our partners, including those in Turkey, Europe, and other countries. We understand that this is a very acute issue.
Вы также хорошо знаете тех, кто довёл до этого состояния. Россия была против использования в Ливии вооружённых сил, и Резолюция Совета Безопасности, которая была принята по этому поводу, запрещала бывшему руководителю Ливии Каддафи применять свою авиацию в отношении оппозиционных сил, вооружённых, кстати говоря. Вместо этого западная коалиция начала применять авиацию против Ливии, грубо извратив резолюцию Совета Безопасности ООН. Всё это привело к тому, что ранее фактически процветавшая страна, уровень жизни в этой стране уже приближался к некоторым европейским стандартам, теперь находится в хаосе, в полном развале, и гражданская война не прекращается. Кто прав, кто виноват – сейчас очень трудно определить. You also know very well who drove the country to this state. Russia was against using military force in Libya, and the UN Security Council Resolution on this prohibited former President of Libya Muammar al-Gaddafi from using the aviation against the opposition, which was armed, by the way. Instead, the Western coalition started using its air force against Libya, perverting the UN Security Council Resolution. As a result of this, a prospering country whose quality of life was close to some European standards is now in ruins, in chaos, torn by an unending civil war. It is very difficult to determine who is right and who is wrong.
И мы на самом деле, если говорить об официальных российских властях, мы находимся в контакте как с господином Сараджем, так и с Хафтаром, как я сказал. И, на наш взгляд, самое правильное было бы найти такое решение между конфликтующими сторонами, которое позволило бы прекратить боевые действия и договориться о том, кто, как и в рамках каких полномочий будет управлять страной. Ливия, на мой взгляд, в этом заинтересована. In fact, the Russian authorities are in touch with al-Sarraj and Haftar, as I have said. We think that the best solution for all the parties to the conflict would be one that would allow them to end the hostilities and come to an agreement on who, how and on what terms will run the country. I believe that Libya is interested in this.
Вот об этом мы точно совершенно будем говорить и с нашими партнёрами в Европе, я только что обсуждал это в очередной раз по телефону и с канцлером ФРГ, и с Президентом Франции, мы говорили об этом и с Президентом Эрдоганом. В Москве сегодня-завтра, в ближайшие дни, будет находиться на рабочем уровне представительная делегация из Турции, которая в том числе будет обсуждать и этот вопрос. Надеюсь, мы найдём такие решения, которые будут приняты и Ливией, ливийским народом, и вместе с представителем Генерального секретаря господином Саламе найдём окончательное решение. This is what we will definitely discuss with our partners in Europe. I have just talked about this in a telephone conversation with the German chancellor and the President of France. President Erdogan and I have also discussed this. A Turkish delegation will arrive in Moscow in the next few daysfor a working visit, and their agenda will include this issue. I hope we will find solutions that will be accepted by Libya and the Libyan people, and I hope that together with Special Representative of the Secretary-General Ghassan Salame we will find the final solution.
Д.Песков: Агентство «ПРАЙМ», у них самая маленькая табличка. Dmitry Peskov: PRIME Agency, they have the smallest sign.
М.Балюк: Мария Балюк, агентство «ПРАЙМ». Maria Balyuk: Maria Balyuk, PRIME Agency.
Владимир Владимирович, вопрос такой: почему государство раз в несколько лет меняет правила пенсионной системы и уже несколько лет замораживает пенсионные накопления граждан? Может быть, стоит закрепить долгосрочные правила, которые уже не будут меняться и которые будут поддерживать доверие граждан к пенсионной системе? И правда ли, что грядёт новая пенсионная реформа? Mr President, my question is: why does the state change the pension system rules every several years, and why has it been freezing the pension contributions of citizens for several years? Maybe it is worth consolidating long-term rules that will not change anymore and that will support citizens’ trust in the pension system? And is it true that a new pension reform is coming?
В.Путин: В области пенсионного обеспечения все решения приняты, закреплены законом и никаких изменений там не планируется, никакой новой пенсионной реформы не готовится и даже не обсуждается ни в Правительстве, ни в Администрации – нигде. Vladimir Putin: As for the pension system, all the decisions have been made and written into law, and no changes will be made there. No new pension reform is being developed or even discussed in the Government, the Executive Office or anywhere.
Что касается некоторых предложений Минфина в этой сфере, то это относится только к накоплениям, которые фактически можно считать инвестициями. Вопрос идёт просто об их защите. Certain proposals of the Finance Ministry in this area apply only to [pension] savings, which in fact can be considered investments. We are simply speaking about their protection.
Д.Песков: Вы знаете, мы ещё НТВ не давали слово. Уже почти отчаялся. Вы можете не представляться даже. Dmitry Peskov: You know, we have not yet given the floor to NTV. He has almost lost hope. You do not have to introduce yourself.
В.Кондратьев: Спасибо. Vladimir Kondratyev: Thank you.
Владимир Владимирович, у меня вопрос по внутренней политике. Демографическая ситуация, как мы знаем, в этом году осложнилась, в прошлом тоже, но в этом году рекордный отрицательный результат. Это связано, конечно, прежде всего с девяностыми годами, с низкой рождаемостью. Но нужно ли сейчас восполнять убыль населения за счёт притока мигрантов из бывших советских республик, особенно из южных республик? Это вызывает недовольство значительной части россиян. Mr President, I have a question on domestic policy. The demographic situation, as we know, was complicated this year, as well as last year, but this year we see a record negative result. This is connected, of course, primarily with the 1990s, with the low birth rate. But is it now necessary to make up for the population decline with an influx of immigrants from the former Soviet republics, especially from the southern republics? This does not please a significant part of Russians.
И как поможет здесь действующий нацпроект «Демография»? А может быть, у государства есть другие действенные меры, например, упрощение или, может, ослабление законодательства о предоставлении гражданства русскоговорящим соотечественникам? And how will the current Demography national project help here? Or maybe the state has other effective measures, for example, simplifying or, perhaps, easing legislation on granting citizenship to Russian-speaking compatriots?
В.Путин: У нас, я считаю, много ещё можно сделать, что касается миграционных потоков. Vladimir Putin: In my opinion, much more can be done concerning migration.
Решение демографической проблемы в мире имеет только два подхода (в мире и вообще). Это увеличение рождаемости, естественный прирост населения, и миграция. В Канаде, например, целое министерство работает, по-моему, занимается миграцией. Но что они делают? Они не просто всех подряд принимают, они принимают людей определённого возраста, здоровья и уровня образования. По большому счёту, нам нужно подходить именно так к миграционному притоку. There are only two approaches (in the world and in general) to solving the demographic problem in the world. They are an increase in the birth rate, natural population growth, and immigration. In Canada, for example, a whole ministry deals with immigration, if I am not mistaken. But what do they do? They do not just accept everyone; they accept people of a certain age, with a certain health status and level of education. In fact, we also need to approach migration in this way.
Конечно, проще адаптироваться к российским условиям людям, которые уважают русскую культуру, знают её, владеют русским языком. Поэтому это легче, скажем, для белорусов, для украинцев, для тех же молдаван – просто проще это делать. И местное население воспринимает это более спокойно. У нас 3 миллиона украинцев сейчас живёт и ещё примерно столько же приехало после трагических событий на Донбассе. Of course, it is easier for people who know and respect Russian culture and who speak Russian to adapt to the situation in Russia. This is why it is easier, for example, for Belarusians, Ukrainians and Moldovans, because it is simpler for them. And the locals take it easier. There are 3 million Ukrainians living in Russia, and almost the same number came after the tragic events in Donbass.
Сложнее адаптироваться людям, скажем, из Средней Азии. Там что мы должны делать? Там просто нужно внедрять наши системы образования, открывать курсы по русскому языку, школы российские, филиалы наших вузов, и тогда и приезжающие сюда люди будут чувствовать себя более комфортно, и не будет такого раздражения у местных людей, у местных жителей, когда они сталкиваются с неуважением к нашей культуре, к нашей истории. Это касается, кстати говоря, не только выходцев из Средней Азии, это касается и внутренних мигрантов, скажем, с Северного Кавказа. It is more difficult to adapt for those who come, for example, from Central Asia. What can we do? We have to introduce our education systems, open Russian language courses, Russian schools and university branches, so that those who come here feel more comfortable and do not irritate the locals, which can happen when they see disrespect for our culture and history. This is not only true for those who come from Central Asia but also for domestic migrants, for example, from the North Caucasus.
Мы сейчас говорили о Чечне, о любой другой [республике], о Дагестане, скажем. Некоторые ведут себя, прямо скажем, так, как дома бы они себя не вели. Поэтому это тоже вызывает раздражение. Но это не значит, что мы должны запретить людям куда-то переезжать. Экономика требует притока иммигрантов, а отсутствие должного количества людей на рынке труда и должной квалификации уже сегодня является объективным фактором сдерживания экономического роста. We were talking about Chechnya or any other republic, Daghestan, for example. Some people behave in a way they never would at home. This can be irritating, but it does not mean we should ban people from moving around. The economy requires an influx of immigrants, and the lack of qualified people in the labour market is an objective factor that holds the economy back today.
Но только делать нужно всё это с умом и соответствующим образом к этому подходить. Внутри страны просто нужно, чтобы общественность соответствующих наших субъектов Федерации работала внутри своих собственных образований национальных, республик, с тем чтобы люди, переезжая из одного региона нашей общей Родины, чувствовали себя комфортно и в то же время тоже уважали местные обычаи, законы, правила. Мне кажется, всё это можно делать и нужно делать, если подходить к этому на системной основе. We must do this smartly, systematically. It is simply necessary that the people in the Russian regions work there, so that people who move from one Russian region to another feel comfortable and at the same time respect local traditions, laws and rules. I believe this can be done and must be done, if approached systematically.
Д.Песков: Два с половиной часа мы уже работаем. Dmitry Peskov: We have been working for two and a half hours now.
Крым. Давайте крымчанам дадим вопрос задать. Встаньте, пожалуйста, Крым. Встаньте и руку вверх поднимите. Нет, не Вы. Девушка, пожалуйста. Let us give Crimea a chance to ask a question. Please stand up. Stand up and raise your hand. No, not you. Yes, you, young lady, please, go ahead.
И.Иванченко: Уважаемый Владимир Владимирович! Irina Ivanchenko: Mr President,
Во-первых, крымчане ждут Вас на следующей неделе в Крыму, где, мы слышали, Вы откроете железнодорожную ветку Крымского моста. First, Crimeans are expecting to see you next week in Crimea, where, we hear, you will be opening a railway across the Crimean Bridge.
В.Путин: Точно. Vladimir Putin: That is right.
И.Иванченко: А вообще вопрос мой касается больных детей. Я отношусь к той части России, которая по утрам эсэмэсками вместе с остальными собирает деньги на лечение больным детям. Потому что невозможно смотреть эти телевизионные репортажи, они рвут душу и сердце, невозможно жить и дышать после этого. Irina Ivanchenko: My question is about ill children. I am one of those Russians who start their mornings by sending out text messages collecting money for sick children’s treatments. I cannot sit back and watch the televised reports, they tear up my heart and soul, and it is impossible to live and breathe after watching them.
Скажите, пожалуйста, а возможно ли сделать так, чтобы российских детей лечили и реабилитировали бесплатно, безо всяких условий и льгот? Спасибо. Please tell me whether it is possible to have Russian children treated and rehabilitated free of charge, without any preliminary conditions or benefits? Thank you.
В.Путин: Вы знаете, во-первых, у нас здравоохранение бесплатно, так же как и образование. Есть сегменты, где эту работу закрывает частная медицина. Поэтому мы и говорим о необходимости существенных изменений в первичном звене здравоохранения, в целом люди должны получать медицинскую помощь бесплатно. Это касается всех, в том числе и детей, и прежде всего детей. В подавляющем большинстве случаев так и происходит. Кстати говоря, я уже говорил об этом, у нас существенный прогресс в снижении детской смертности. Это один из способов решения как раз демографических проблем. Vladimir Putin: First of all, you are aware that healthcare is free in our country, just like education. There are segments covered by privately owned healthcare institutions. Therefore, we are talking about the need for significant changes in primary care, since people should be able to receive medical assistance free of charge. This applies to everyone, including children, especially children. This is what happens in the vast majority of cases. By the way, I already mentioned that we had significantly reduced child mortality. This is one way to resolve demographic problems.
Я сейчас к Вам ещё вернусь, на Ваш ещё вопрос кое-что добавлю. I will get back to your question, as I have something to add to my answer.
Вы упомянули о 1999 годе. Там, смотрите, что произошло, я уже говорил об этом много раз, и демографы это хорошо знают. У нас два таких крупных спада было в демографии. Вот это страшно сказать, но у нас был 1,1 общий совокупный показатель рождаемости в 1943–1944 годах и в 1999-м, как будто война была, почти одно и то же. Представляете, какой спад. Вот теперь за нами это катится всё время. Каждые 20 лет немногочисленное поколение родившихся в эти годы вступает во взрослую жизнь, в детородный возраст, в репродуктивный возраст, но их по определению меньше просто, людей: и мужчин, и женщин. You mentioned 1999. Look what happened then. I have already mentioned it many times, and the demographers are well aware of it. We had two major demographic troughs. It is a horrible thing to say, but the total birth rate stood at 1.1 in 1943–1944 and 1999, as if there was a war, the same rate. A major decline, indeed. We are now haunted by this. Every 20 years, a thin generation of those born in these years enters adulthood, the childbearing age, but by definition, there are few of them, both men and women.
Но мужчины детей не рожают, женщины рожают. Поэтому хочу сказать вам последние данные. У нас за предыдущие несколько лет число женщин с 20 до 29 лет уменьшилось на 4,5 миллиона человек. Это просто объективные факторы. Нам что нужно делать? Просто стремиться к тому, чтобы этот коэффициент рождаемости повышался за счёт вторых, третьих рождений и так далее. Нужно создавать условия для людей с детьми, а у них не самые простые условия. Men do not give birth to children, women do. Therefore, I want to share the latest data with you. The number of women aged 20 to 29 has decreased by 4.5 million over the past few years. These are objective numbers. What we need to do is strive to ensure that the birth rate increases through second and third births, etc. We must create proper conditions for people with children, as their lives are not easy.
Если там вопросы будут, я ещё готов буду на это ответить. Мы целую систему мер наметили и за первого ребёнка, материнский капитал, расширили возможности используемого материнского капитала, внесли изменения в то, что касается получения пособия. Раньше у нас было полтора прожиточных минимума на члена семьи, тогда люди имели возможность на получение пособия, теперь мы расширили до двух прожиточных минимумов. Это резко увеличит количество получателей этой льготы. И там целый набор. Но всё равно мы смотрим за тем, что можно делать дополнительно. Приняли решение, как вы знаете, по ипотеке. Если третий ребёнок рождается, государство сразу 450 тысяч рублей даёт для того, чтобы семья могла внести эти деньги в ипотеку. If there are more questions on this, I am ready to answer them. We have planned a system of measures to support families with the first child, and maternity capital – we have extended the legitimate uses of maternity capital – and made changes to the entitlement criteria for receiving child benefits. Before, it was one and a half minimum subsistence baskets per family member to be entitled to the benefit; now we have expanded to two minimun wages. This will dramatically increase the number of recipients of this benefit. And there is a package of benefits. But still, we are looking at what else can be done. As you know, we have made a decision on mortgages. If a third child is born, the state immediately gives 450,000 rubles so the family can apply for a mortgage.
Мы внесли часть регионов, которые раньше не подпадали под эту меру поддержки при рождении детей, [регионы] Урала и Сибири (отвечая на вопросы коллег из Сибири). Теперь и там люди могут получать эту дополнительную меру поддержки. We added some regions that previously were not included in this support for families with children, in the Urals and Siberia (answering questions from our colleagues from Siberia). Now, there too, people can receive additional support.
Но этих мер всё равно недостаточно, нужно повышать уровень жизни людей на самом деле, по большому счёту, добиваться роста уровня заработных плат и реальных доходов населения. От уровня экономики будет зависеть общее настроение людей, планирование семей и горизонты планирования. I know this is not enough; we need to generally increase living standards, on the whole, to achieve growth in wages and people’s real incomes. The general sentiment, family planning and broader planning horizons will depend on the economy.
Конечно, мы должны добиваться того, чтобы к детям по-особому подходили и уделяли им особое внимание. Так и стараемся делать на самом деле. Сейчас по лекарствам, например, в отдельную категорию (чего раньше не было) вывели детские рецептуры и так далее. Но это не единственное, что делается. Of course, we need to make sure that children are treated with special concern, and we are trying to do just that. With medicines, for example, we have separated children’s pharmaceuticals into a special category (which was not the case before). But this is far from the only thing we have done.
Что касается благотворительной деятельности и того, что делается на наших ведущих каналах, обращений с призывами о помощи для конкретных детей. Эти призывы и передачи по этому поводу нельзя запретить. Помощь одному, двум детям тоже важна. Если мы спасаем жизнь хотя бы одного человека – это уже здорово, уже Господь вас отметит, когда предстанете перед ним, уже будет хорошо. Но они в общей картине, конечно, мало чего меняют. Здесь в целом нужно настраивать работу по детской медицине и выводить её на более высокий уровень, это правда. As for charitable activities such as crowdfunding calls on our leading channels, projects to help specific children – these calls and projects cannot be prohibited. Helping even one or two children matters. If this saves at least one life – it is great, and God will bless you when you appear before Him; it will be good. Yet, these activities change little in the bigger picture. What needs to be done is to improve children’s healthcare and bring it to a higher level; this is true.
Д.Песков: Я вижу Life News. Dmitry Peskov: I see Life News over there.
В.Путин: Подождите.«Домашнее насилие». Вы хотите про закон спросить? Vladimir Putin: Hold on. Domestic violence. Do you want to ask about the law?
Д.Песков: Давайте. Третий ряд, центр. Dmitry Peskov: Go ahead. The third row in the centre.
Э.Жгутова: Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Сергеевич и весь мир, который сейчас смотрит! Elina Zhgutova: Good afternoon. Mr President, Mr Peskov and the world watching us now.
И нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте. It turns out that we do not have any problems more pressing today than domestic violence. The Federation Council drafted a law it posted on its official site.
И в Совет Федерации пришло обращений от граждан больше, чем за весь год. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников. And the Federation Council got more messages from citizens than it gets in one year. The Russian Orthodox Church is opposed to the draft law, but families with many children sign along. The LGBT community, feminist organisations and even the sex workers’ trade union are collecting signatures to support this law.
Вы сейчас говорили о том, что у нас демография, кривая демографическая вошла в штопор… You said now that our demographics, the demography curve went into a tailspin …
В.Путин: Это не штопор, это ожидаемый спад – это очевидная вещь. Vladimir Putin: It is not a tailspin, but a predicted decline, an obvious trend.
Э.Жгутова: Опять же мы говорим о том, что всё-таки мы должны решать свои демографические проблемы каким-то образом. Но ведь этот законопроект содержит нормы, которые позволяют войти в любую семью. То есть некое количество мерзавцев, садистов, но, извините, нам преподносят цифры, заведомо завышенные. Я лично от своего агентства подавала запрос в ГИАЦ МВД и получила цифры, которые совершенно не стыкуются с теми, которые нам транслирует тот же самый центр «Анна», который является одним из основных… Elina Zhgutova: We nevertheless say that we must somehow resolve demographic issues. However, this law contains provisions that allow officials to enter any family. That is, there is a certain number of scoundrels and sadists, but forgive me, we are being fed deliberately overblown numbers. I personally on behalf of my news agency sent an enquiry to the Interior Ministry’s Main Information and Analysis Centre and I was given the numbers that are totally at odds with what we are being fed by that infamous Anna Centre which is one of the main …
В.Путин: Вопрос. Vladimir Putin: Your question.
Э.Жгутова: Ваше отношение, читали ли Вы текст и считаете ли Вы, что это, возможно, будет последним гробом в крышку нашей демографии? И, собственно говоря, там содержатся нормы тотального контроля за семьёй. Elina Zhgutova: Your opinion. Have you read the text and do you think it will be the last nail in the coffin of our demographics? It actually containsprovisions for total control over the family.
В.Путин: Последним гвоздём в крышку гроба демографии. Section omitted in English
Э.Жгутова: Нашей демографии, да, конечно. Section omitted in English
В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» – так говорят. Section omitted in English
Э.Жгутова: Да, да, прошу прощения. Section omitted in English
В.Путин: Ничего страшного, я понял, что Вы хотели сказать. Section omitted in English
Вопрос. Section omitted in English
Э.Жгутова: Вопрос: Ваше отношение, читали ли Вы сам проект, потому что это самая большая … Опрос Совета Федерации показывает, что большинство из этих 11 тысяч против, а ВЦИОМ публикует, что 70 процентов граждан «за». Но вциомовский опрос не подразумевает знакомства с законопроектом, а вот опрос Совета Федерации его подразумевает. В неволе не размножаются люди, мы же знаем об этом. The question is, what is your opinion? Have you read the draft law because it is the biggest… A poll conducted by the Federation Council shows that the majority of the 11,000 people polled are against it whereas VTSIOM states that 70 percent of citizens support it. However, the latter poll does not imply that the respondents read the draft law whereas the Federation Council poll presupposes it. People do not breed in captivity, we all know that.
В.Путин: В неволе не размножаются – это правда. Vladimir Putin: They do not breed in captivity, that is true.
Э.Жгутова: Я назвала это ювенальной юстицией для взрослых. Elina Zhgutova: I called it juvenile justice for adults.
В.Путин: В неволе размножаются: есть рождение в тюрьмах и в местах лишения свободы. Но это не важно. Вообще моё отношение, да? Vladimir Putin: They do breed in captivity– babies are born in prison and in correctional facilities. But it does not matter. So you want my opinion, don’t you?
Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нём достаточно подробно рассказывала. Отношение моё какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить – первое. I have not read the draft law but Valentina Matviyenko briefed me in detail. What do I think about this matter? I have mixed feelings. One cannot be forced to love, first and foremost.
Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но даёт ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но в отношении чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье, и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам. In the past people turned to their trade unions or party committees and demanded that these organisations bring order to families, rein in a spouse, mostly men, of course. But I am not aware if all that had any positive effect. But what I resolutely oppose is any violence, including in families, and of course, against children and women.
Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за хулиганство, за нанесение побоев или тем более тяжких телесных повреждений, всё это есть в действующем законодательстве. This is not just a sign of a very low level of general culture when a stronger person starts pushing for their rights with fists and crude physical violence. There is nothing good in it. Actually, a number of felonies and misdemeanours can be prosecuted by applying the existing legislative provisions, including hooliganism, battery and grave bodily harm. All that is provided for in the current legislation.
Но, действительно, Вы правы в том, что подавляющее большинство опрошенных, это 70 с лишним процентов, за этот закон. Я на самом деле не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия? But indeed, you are right in saying that the overwhelming majority, over 70 percent of people support this law. I really do not understand if they support this law or they are opposed to violence.
Э.Жгутова: Конечно-конечно. Elina Zhgutova: Of course, exactly.
В.Путин: Я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов наших граждан. Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, всё это должно пройти такую проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение. Vladimir Putin: I am also opposed to violence, just like those 70 plus percent of our citizens. Do we need this law? Let us discuss it reasonably, in public; it must go through this sort of a check. We must understand what is written in each of its articles, try to predict the results that would emerge after the adoption and application of the law, and then take the final decision.
Д.Песков: Life news, правая часть сектора. Dmitry Peskov: Life News, the right side of the section.
А.Юнашев: Владимир Владимирович, здравствуйте! Alexander Yunashev: Mr President, good afternoon.
31 декабря полстраны, не те, у кого сменный график, всё равно не работают, а только делают вид. Может, уже пора сделать день выходным, например за счёт рабочей субботы? Мы спокойно сможем подготовиться к празднику, наши жёны Вам спасибо скажут, а может быть, и Ваша будущая. Вы же сами год назад сказали, что как порядочный человек когда-нибудь женитесь. А Вы же порядочный. On December 31, half the country, those who do not work shifts, do not work anyway but only pretend to be working. Perhaps it is time to make this a day off, for example, instead of a workday on Saturday? We will have time to prepare for the holiday, and our wives will thank you, perhaps like your future wife. A year ago, you said that you are a good man and will marry sometime. And you are a good man.
В.Путин: Вы знаете, лучше, если ваши жёны будут говорить спасибо вам. Это будет укреплять семью. Семья – ячейка общества. Vladimir Putin: You know, it would be better if your wives thank you. It will strengthen your family. Family is part of society.
Что касается выходного 31-го, то в принципе это, на мой взгляд, логично, конечно. Я с аргументами, которые Вы сейчас привели, полностью согласен. Это лежит на поверхности. Но как это сделать и можно ли и нужно ли это делать прямо сейчас, в спешке, накануне Нового года, я не знаю. Regarding a day off on December 31, I think this is of course logical. I completely agree with your reasoning. This is obvious. But I am not sure this should be done right now, impulsively, on the eve of the New Year.
Некоторые работодатели уже объявили 31-е нерабочим. На самом деле я это могу только поприветствовать, если они сочли это возможным. Можно ли поменять какие-то выходные на 31-е? Тоже можно сделать. Надо просто спокойненько всё это проанализировать, посмотреть, чтобы не наносить ущерб нашим огородникам и садоводам, чтобы у них не отбирать какой-то дополнительный день в мае, когда все люди занимаются огородами. Это можно решить в спокойном рабочем режиме. Подумаем об этом. Some employers have already announced that December 31 is not a workday. In fact, I cannot but welcome this, if they find it possible. Can we switch some non-work days for December 31? It is possible. We need to analyse everything and see if it affects the people who work in their gardens so we do not take an additional day away from them in May, when everyone is at their dachas. This can be solved as a matter of course. We will think about it.
Д.Песков: Давайте RT. RT мы совсем забыли. Dmitry Peskov: Let us hear from RT. We have forgotten about them.
И.Петренко: Владимир Владимирович! Дмитрий Сергеевич! Уважаемые коллеги! Ilya Petrenko: Mr President, Mr Peskov, colleagues,
Всех приветствую. Меня зовут Илья Петренко, телеканал RT. Спасибо за возможность задать вопрос. Hello to everyone. I am Ilya Petrenko from RT. Thank you for this chance to ask a question.
У нас на RT появился новый социальный проект, называется «Не один на один», где мои коллеги-журналисты помогают решать острые проблемы, которые происходят внутри России. И я могу Вам сказать, что в последнее время мы очень часто сталкиваемся с историями, которые связаны с кризисом, с нехваткой жизненно важных препаратов. RT has a new social project, which is called Not Face to Face, where my colleagues help solve topical problems in Russia. I can say that recently we have had a lot of stories related to the crisis and the lack of vital medicines.
Минздрав не может договориться о ценах с закупщиками, но при этом успокаивает население, говорит, что существуют аналоги, мол, всё нормально. Однако мы действительно занимаемся этими историями, и выясняется, что не всё нормально, аналоги иногда уступают по качеству, а точнее, часто, и люди в отчаянии ищут препараты в интернете. В этом случае это противозаконно, насколько мне известно. Такие проблемы возникали с препаратами, у меня тут есть определённые названия: «Преднизолон», «Фризиум». The Health Ministry cannot agree with the purchasers on pricing, but it tries to reassure people saying that there are analogues, that everything is fine. However, we are really into these stories, and it turns out that not everything is fine; the analogues are often not of the same quality and people desperately search for medicines on the internet. This problem exists with various medicines; I can name two, Prednisolone and Frisium.
Кстати, что касается конкретно «Фризиума», вроде проблему начали решать в ручном режиме. Однако у этого препарата до сих пор проблемы с регистрацией. Вот сейчас на очереди ещё один препарат – «Фортум». С ним также назревают проблемы. Я могу бесконечно называть эти препараты. By the way, regarding Frisium, it looks like the problem has been dealt with in a hands-on manner. However, this medicine still has problems with registration. Another medicine – Fortum – is next in line. Problems are cropping up with this as well, and the list goes on.
В.Путин: Бесконечно не надо, скоро Новый год. Vladimir Putin: We do not need an endless list. The New Year is fast approaching.
И.Петренко: Может быть, это будет хорошо, потому что, насколько мы знаем, в таком случае люди слышат, после пресс-конференции вспоминают Ваш грозный взгляд, начинают проблемы в срочном порядке решать. Но ведь это не главное. Самое главное, чтобы было системное решение. Вот у меня вопрос. Есть ли у Вас для этой проблемы системное решение? Ilya Petrenko: Maybe this is good because, as you know, when people hear you, they begin to deal with problems quickly after the news conference as they are haunted by your menacing look. But this is not the most important thing; most importantly, we need a system-wide solution. Here is my question. Do you have a system-wide solution to this problem?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Правительство предложило сейчас ряд решений, они начали реализовываться. Одно из них – как они сами считают, очень важное, – это регистрация новых цен на медицинские препараты при проведении аукционов. Это одна из новаций, которая должна быть осуществлена в ближайшее время. Это решение уже принято. Я уже говорил о детских лекарствах, детская рецептура тоже сюда впервые включена. Vladimir Putin: The government has come up with a number of solutions, which are being implemented. One of them, which they themselves believe is very important, is about registering new prices for medicines during an auction. This change should be implemented soon. This decision has already been made. I mentioned children’s medicines, and children’s prescription drugs have been put on that list for the first time as well.
Что касается редких, орфанных заболеваний, которые требуют высокой степени дотации, они самые дорогие, то часть из них закупается организованным путём, часть – не известно. Но, безусловно, мы не должны лишать людей возможности использовать эти лекарства, и их нужно регистрировать. With regard to rare orphan diseases that require a high degree of subsidising, they are the most expensive, and some of them are purchased through official channels and some are not. But, of course, we should not deprive people of the opportunity to use these medicines, and they need to be registered.
Но надо не забывать и о развитии собственной фармацевтической отрасли. Я хочу обратить ваше внимание на то, что мы в Советском Союзе в большом количестве закупали в основном в так называемых странах Восточной Европы, странах народной демократии. Сейчас мы активно развиваем собственную фармацевтическую промышленность. We must not forget about developing our own pharmaceutical industry. Notably, the Soviet Union was buying medicines in large quantities mainly from Eastern Europe, the so-called countries of the people’s democracy. We are currently developing our own pharmaceutical industry.
Смотрите: в 90 стран мира мы сейчас экспортируем наши лекарственные препараты. В 90 стран мира! Раньше такого не было. Если мы туда экспортируем, значит, качество этих препаратов признано качеством мирового уровня, по-другому бы их просто не брали. Я сейчас боюсь ошибиться, но, по-моему, в прошлом году уже 700 с лишним миллионов у нас было продано (780, по-моему, примерно в таком объёме) за границу наших лекарственных препаратов. We are now exporting our medicines to 90 countries, which is unprecedented. Since we are exporting them, this means their quality is recognised as world-class, otherwise nobody would be buying them. I may be mistaken, but last year we sold over 700 million (780 actually, I think) of our medicines abroad.
Но есть вещи, к которым нужно подходить тонко. Люди привыкают к определённым препаратам, в том числе иностранного производства, и надо это иметь в виду и дать возможность людям пользоваться этими лекарствами. И у Минздрава есть здесь определённые предложения, я думаю, что в ближайшее время они будут реализованы. Я сейчас о некоторых из них сказал. There are things that need to be approached delicately. People get used to certain medicines, including foreign ones, and we must keep this in mind and let people use them. The Ministry of Healthcare has certain proposals, and I think they will be implemented soon. I mentioned some of them.
Д.Песков: Я вижу табличку «Уфа». Встаньте, пожалуйста, обозначьте себя. Дайте микрофон. Dmitry Peskov: I can see a sign saying Ufa. Please stand up, show yourself. Give them the microphone.
А.Гиззатуллин: Добрый день, Владимир Владимирович! Azat Gizzatullin: Good afternoon, Mr President.
Азат Гиззатуллин, информационное агентство «Башинформ», Уфа, Башкортостан. Azat Gizzatullin, Bashinform News from Ufa, Bashkortostan.
У нас в этом году в республике начали активно бороться с алкоголизмом, пьянством среди населения. В частности, в некоторые дни полностью ограничили продажу алкогольных напитков – это в день последнего звонка, 1 сентября. This year the republic began to actively fight alcoholism. In particular, the sale of alcohol was restricted on some days, such as last school day and September 1.
Сегодня наш парламент принял закон, который ограничивает продажу алкоголя в дни новогодних праздников, в предстоящие праздники. Недавно проводили опрос в нашей республике, и выяснилось, что (около десятка тысяч жителей ответили) две трети из них поддерживают эти ограничительные меры. Today our parliament adopted a law that restricts the sale of alcohol during the upcoming New Year holidays. Recently a survey was taken that showed that two thirds (about 10,000 people) support these restrictive measures.
И даже сейчас есть такая новация: мы активно боремся с продавцами суррогатного алкоголя, и население может получить некие определённые деньги, если будет сообщать информацию о продавцах такого алкоголя. There is another change: we are actively fighting those who sell illegally produced alcohol, and people can receive a reward for information on such sellers.
Мой вопрос в чём. Много, конечно, ограничительных мер, и мы предлагаем ограничительные меры, но, может быть, нужны другие действенные меры, чтобы как-то бороться с этим злом, с пьянством? У нас в республике в этом году благодаря этим мерам удалось сохранить около 100 человеческих жизней. Это тоже маленькая вроде цифра, но это люди, которые не отравились этим алкоголем. My question is that perhaps other effective measures are needed to fight this evil, alcoholism, in addition to the many restrictive measures we have? This year, thanks to these measures, the republic managed to save almost 100 lives. This might seem like a small number, but these are people who were not poisoned by alcohol.
На Ваш взгляд, нужны, может быть, какие-то другие меры, кроме ограничений, кроме жёстких наказаний? Perhaps you think other measures are necessary in addition to these restrictions?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Такие меры применяются. Смотрите, у нас за последние годы проводилась и проводится до сих пор антиалкогольная кампания. Её даже не замечают люди. Vladimir Putin: Such measures are being taken. Look, there has been in the past years and still is an anti-alcohol campaign underway. People do not even see it.
Недавно я встречался в Сочи, может быть, обратили внимание, с представителями как раз немецкого бизнеса. Любопытно, что, оказывается, в пересчёте на чистый спирт в России употребляют сегодня алкоголя меньше, чем в Германии. И это результат антиалкогольной кампании. Recently I met with representatives from the German business community in Sochi; perhaps you saw this. It is noteworthy that, counting pure alcohol, Russians drink less than Germans. This is the result of the anti-alcohol campaign.
По данным Всемирной организации здравоохранения, одной из причин увеличения продолжительности жизни в России, а мы достигли 73,4 процента, у нас постоянно растёт продолжительность жизни, даже выросла по отношению к прошлому году, и это, безусловно, в социальной сфере самое значимое достижение. Так вот, одной из причин является ме́ньшее употребление алкоголя. According to World Health Organisation data, this is one reason that life expectancy in Russia is growing, and we have reached 73.4 years, which is higher than last year, and of course this is a notable achievement socially. This is because people drink less alcohol among other things.
Нужно ли, как в середине 1980-х годов, вводить какие-то административные ограничения? Тоже не вредно, но нужно здесь действовать крайне аккуратно. Скорее всего, нужно работать по другим направлениям, разъяснять, давать возможность выбрать между различными видами алкогольной продукции, главным образом делая упор на продукцию с небольшими спиртовыми градусами, я имею в виду употреблять не крепкие напитки, а тихие вина так называемые. Кстати, виноделие развивается у нас достаточно хорошо и эффективно. Поэтому здесь есть над чем работать, не прибегая к каким-то методам полицейского характера. Are any administrative restrictions necessary, like in the mid-1980s? This would not hurt, but we should proceed cautiously. Probably we should work on other areas, explain and give an opportunity to choose between different types of alcohol, with an emphasis on products with low alcohol content; I mean wine instead of hard liquor, for example. By the way, winemaking in Russia is developing quite impressively and effectively. This is why we have something to work with here without using further legal restrictions.
Главное, что результат есть. The main thing is we have results.
Д.Песков: Давайте левый сектор. Я «Ведомости» видел. Где «Ведомости»? Поднимите руку. Dmitry Peskov: The left section please. I saw Vedomosti. Where is Vedomosti? Raise your hand please.
С.Бочарова: Спасибо большое. Svetlana Bocharova: Thank you very much.
Здравствуйте, Владимир Владимирович! Good afternoon, Mr President.
Газета «Ведомости», Светлана Бочарова, корреспондент. The newspaper Vedomosti, Svetlana Bocharova, correspondent.
Вы не раз говорили о том, что государство должно следовать принципу свободы интернета и обеспечивать широкие возможности для обмена информацией. Как Вы сейчас сами считаете, следует ли наше государство тому же принципу свободы интернета или мы движемся к какому-то суверенному интернету? You have repeatedly said that the state must stay with the freedom of the internet principle and provide ample opportunity for the exchange of information. Do you personally think our state still supports this principle, or are we moving towards some kind of sovereign internet?
И второе. Если Вы считаете, что интернет свободен по-прежнему в России, что Вы скажете многочисленным пользователям, которые сейчас опасаются попасть под действие нового закона о людях – иностранных агентах? And the second question. If you think the internet is still free in Russia, what can you say to the many users who are now afraid to be labelled foreign agents under the new law?
В.Путин: Свободный интернет и суверенный интернет – эти понятия не противоречат друг другу. Ведь тот закон, о котором Вы сказали, он направлен только на одно: не допустить негативных последствий с возможным отключением мировой сети, управление которой в значительной степени находится за границей. Вот о чём речь. Vladimir Putin: A free internet and a sovereign internet are two concepts that are not mutually exclusive. The law you spoke about has only one goal: to prevent the negative consequences of Russia’s possible disconnection from the global network, which is largely governed from abroad. This is what it is about.
Вот в этом заключается суверенитет, чтобы у нас были свои ресурсы, которые могут быть включены, и чтобы интернет не был отрезан от нас. Смысл этого закона только в этом. И поэтому здесь нет никаких ограничений, мы не движемся в сторону закрытия интернета и не собираемся этого делать. Herein lies our sovereignty – that we have our own resources we can always keep operating, so the internet is not cut off from us. The point of this law is just that. Therefore, no, there are no restrictions, and we are not moving towards suspending internet access and we will not do that.
Теперь по поводу физических лиц, которые могут быть признаны иностранными агентами. Я говорил недавно на встрече с правозащитниками, и хочу это повторить ещё раз, не мы придумали сам термин «иностранный агент». Этот закон действует с 1930-х годов в США, в 1938 или в 1939 году он был принят (по-моему, в 1938-м) и работает прекрасно. Regarding individuals who may be recognised as foreign agents. I recently spoke at a meeting with human rights activists, and I would like to repeat – we did not invent the term “foreign agent.” This law has been in force in the US since the 1930s – it was adopted in 1938 or in 1939 (1938, if I remember correctly) and it works perfectly.
Вспомните, совсем недавно, это касается и физических лиц: наша гражданка Мария Бутина, она же физическое лицо, взяли её, заперли в тюрьму без всяких на то оснований. Какой она там агент? Ничего подобного здесь и близко нет. Близко ничего нет! Recall a recent case where it was applied to an individual: our citizen Maria Butina – an individual – was arrested, and locked in jail without any reason. What kind of agent is she? Nothing of the kind is being done here. Not even close!
Посадили человека в тюрьму, да ещё грозили ей длительным сроком заключения. Здрасьте, приехали! Там за это иностранное агентство, ну, условно, положен срок приличный, до пяти лет лишения свободы. А у нас только административные взыскания. They put this woman in prison, and even threatened her with a longer prison term. Come on! There, this foreign agent, or whatever it is, is punished with a good prison term of up to five years. And we have only administrative penalties.
Что касается физических лиц, о чём идёт речь. Просто когда возник закон, связанный с организациями, получающими деньги из-за границы и занимающимися, по сути, внутренней политикой, каждое государство – хочу это подчеркнуть – предпринимает усилия для того, чтобы ограничить иностранное вмешательство во внутриполитические дела. Так вот наш закон направлен именно на это. As for individuals, this is what is at stake. When the law was enacted because of organisations receiving money from abroad that were essentially engaged in domestic politics, every state – I want to emphasise this – makes an effort to limit foreign interference in domestic affairs. Therefore, our law is aimed precisely at that.
Если вы получаете деньги из-за границы, из иностранных источников, для того чтобы осуществлять внутриполитическую работу, тогда прямо так и скажите: известно, что кто платит, тот и заказывает музыку. Это народная мудрость. If you receive money from abroad, from foreign sources, in order to carry out domestic political activity, then just say so: as you know, he who pays the piper calls the tune. This is folk wisdom.
Если вы получаете деньги за границей, есть основания полагать, что выполняете заказ тех, кто вам платит. Поэтому, пожалуйста, мы же их не закрываем. В России нет закона, запрещающего получать деньги из-за границы даже для ведения внутриполитической деятельности. Но вы хотя бы это обозначьте, чтобы люди знали об этом. If you receive money from abroad, it is not unreasonable to assume that you are taking orders from those who pay you. But you are still welcome; we do not ban the organisation. In Russia there is no law prohibiting the receipt of money from abroad even for domestic political activity. But you have to at least declare it so that people know about it.
Что касается физических лиц. Просто правоприменительная практика этого закона показала: а) там есть вещи, на которые нужно обратить внимание и совершенствовать, чтобы не было расширительного толкования. Вот это самое главное. Потому что под политическую и внутриполитическую деятельность можно подвести что угодно: и экологическую работу, и работу по явно гуманитарным направлениям, в том числе в сфере здравоохранения. Вот этого нельзя допустить, и правоприменительную практику нужно совершенствовать. А если закон так написан, что он позволяет это делать, его тоже нужно совершенствовать. As for individuals. Law enforcement practice shows that, a) there are things to pay attention to and improve to avoid a broad interpretation. This is the most important thing. Because anything can be called political and domestic political activity: environmental work and work in clearly humanitarian areas, including in the healthcare sector. This cannot be allowed, and law enforcement practice needs to be improved. And if the law is written so that it allows this, it also needs to be improved.
Но с чем тоже столкнулись те органы, которые занимаются контролем за этим видом деятельности. Когда организация начинает попадать под критерии иностранного агента, что начали делать? Финансирование из-за границы получает физическое лицо, а затем передаёт эти деньги юридическому лицу, и получается, что это юрлицо, организация, вообще из-за границы денег никаких не получает. Но источник-то конечный понятен – иностранный. Только об этом идёт речь. But what did those bodies that were engaged in control over this type of activity face? When an organisation begins to fall under the criteria of a foreign agent, what did they start doing? An individual receives financing from abroad and then transfers the money to a legal entity, and it turns out that this legal entity, an organisation, generally does not receive any money from abroad. But the original source is understood – a foreign one. This is the only thing this is about.
Д.Песков: Давайте, мы ещё не охватили РЕН ТВ. РЕН ТВ, пожалуйста. Dmitry Peskov: We have not yet covered REN TV. REN TV, go ahead, please.
А.Добров: МИЦ «Известия», РЕН ТВ, Андрей Добров. Andrei Dobrov: Izvestia Multimedia Information Centre, REN TV, Andrei Dobrov.
Владимир Владимирович, очень простой вопрос, очень короткий. Вы к нему подводили, но почему-то за всё это время никто не спросил. Вопрос о росте благосостояния граждан. Собственно, когда он произойдёт, очень хочется знать? Мы уже говорим об этом, в общем-то, давно. Хотелось бы уже вырасти. Mr President, a very simple question, and a very short one too. You were close, but for some reason no one has actually asked over all this time. It is about increasing people’s welfare. When will this actually happen? I would really like to know. We have been talking about this, in general, for a long time. It would be great to finally see an increase.
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Я взял последние данные по всем основным показателям. Я понимаю, о чём Вы спрашиваете. Действительно, в последние годы мы наблюдали снижение реальных доходов граждан, и это очень плохо. Это одна из наших проблем, которые мы, безусловно, должны решать, но решать мы это должны на основе роста производительности труда и роста ВВП, это совершенно очевидно. Vladimir Putin: I have the latest data on all the main indicators. I understand what you are asking. Indeed, in recent years, we have seen a decrease in people’s real incomes, and this is not good. This is one of the problems that we must certainly resolve, but we must resolve it through higher labour productivity and GDP growth – this is completely obvious.
К этому нам нужно стремиться, потому что всё другое, в том числе, скажем, раздача денег из резервных фондов, это ни к чему не приведёт, они быстро закончатся. А если конъюнктура на внешних, в том числе нефтяных рынках изменится, то и источник иссякнет. Поэтому нам нужно фундаментальные вопросы решать развития экономики и на этой базе поднимать уровень заработной платы. This is where we should channel our efforts, because everything else, including the distribution of money from our reserve funds or anything like that will lead nowhere, and the money will quickly run out. And if the situation in external markets, including oil, changes, then the source will run out. Therefore, we need to address fundamental issues of economic development and raise the level of wages on this basis.
Уровень заработной платы за прошлый год немножко подрос. Немножко растут и реальные доходы. За III квартал мы это очевидно наблюдаем. Но этого недостаточно, безусловно. The wage level has actually grown a little over the past year. Real incomes are also growing slightly. We have seen this in the third quarter. But this is not enough, of course.
Повторяю, нужно уделить этому больше внимания. У нас очень много вопросов, связанных с самой заработной платой в образовании, в здравоохранении. О здравоохранении я сейчас только что говорил подробнее, что там, на мой взгляд, нужно сделать в качестве первых шагов. Будем над этим, безусловно, работать, над всем, что я сейчас сказал. Again, we need to work more on this. We have a lot of questions about salaries in education, and in healthcare. I just spoke about healthcare in detail – what steps I think need to be taken there first. We will certainly work on this, on everything that I have just mentioned.
Д.Песков: Так, давайте с этой стороны. Давайте Ямал задаст вопрос. Dmitry Peskov: Let us take a question from this side. Let Yamal ask their question.
А.Яровская: Спасибо. Alisa Yarovskaya: Thank you.
Меня зовут Алиса Яровская, «Ямал-Регион» – это наш телеканал. Вы знаете, плюс глобального потепления, как говорят учёные, в том, что расширяется Северный морской путь. Он как раз мимо нас идёт. Ради этого развивается сейчас порт Сабетта. My name is Alisa Yarovskaya, and Yamal Region is our television channel. You know, scientists say that one advantage of global warming is that the Northern Sea Route is expanding. It passes Yamal. This is why the port of Sabetta is developing now.
В.Путин: Он не мимо нас идёт, он идёт по нашим территориальным водам. Vladimir Putin: It does not pass Yamal but runs through our territorial waters.
А.Яровская: Согласна. Alisa Yarovskaya: I agree.
Развивается соответствующая наземная инфраструктура, в том числе железнодорожная ветка. Но вот мост через Обь, в последнее время о нём мало слышно, а нас он очень беспокоит. The corresponding surface infrastructure is developing, including a railway line. But the bridge across the River Ob has not been mentioned often lately, and it is very important for us.
И, собственно, наш губернатор Дмитрий Артюхов делает всё возможное для того, чтобы проект состоялся, но мы слышим всё меньше разговоров об этом и хотим спросить: нельзя ли подключить федеральную «тяжёлую артиллерию»? Our Governor, Dmitry Artyukhov, is doing everything possible for the project to be implemented, but we hear less and less about it and want to ask if the heavy “federal artillery” could get involved in this.
В.Путин: Вы знаете, развитие транспортной инфраструктуры, оно определяется в плановом порядке. И губернаторы, когда они выступают с такими предложениями, обращаются и ко мне, и в Правительство Российской Федерации, в Министерство транспорта. Vladimir Putin: You know, the development of transport infrastructure is set by plan. The governors, the Russian Government and the Transport Ministry all come to me with such proposals.
Вот так выхватывать какой-то проект из общего контекста вряд ли целесообразно. Но мост, о котором Вы сказали, – безусловно, один из важных инфраструктурных проектов, потому что «расшивает» ситуацию в этом регионе России. It would hardly be viable to just take one project out of the general context. Of course, the bridge you mentioned is an important infrastructure project, because it contributes to the development of that region.
Выход железной дороги к портам, мимо которых проходит, как Вы сами сказали, Северный морской путь, крайне важен для нас. Это должно быть синхронизировано с объёмами перевозок по этому маршруту, и соответствующим образом должна расти и инфраструктура. Мы это понимаем, знаем и имеем в виду. The railway leading to the ports along the Northern Sea Route, as you have said, is very important for us. This must be synchronised with the volume of shipment along this route, and the infrastructure must develop accordingly. We understand and consider this.
Д.Песков: Вот ветеран журналистики – Александр Гамов. Dmitry Peskov: Here is a seasoned journalist, Alexander Gamov.
А.Гамов: Спасибо огромное. Alexander Gamov: Thank you very much.
Александр Гамов, сайт, радио и газета «Комсомольская правда». Alexander Gamov, Komsomolskaya Pravda website, radio and newspaper.
Владимир Владимирович, Вы сказали, что Вы статью пишете по международной проблематике ко Дню Победы. А мы можем рассчитывать? Вы можете в «Комсомолку» её отдать, мы её напечатаем, у нас очень большие тиражи. Mr Putin, you said you were writing an article on international affairs for Victory Day. Can we count on printing it? You can give it to Komsomolskaya Pravda and we will print it. We have a large circulation.
В.Путин: Да, можно, конечно. Vladimir Putin: Yes, of course.
А.Гамов: Всё, спасибо Вам огромное. Ловлю Вас на слове. Alexander Gamov: Good, thank you very much. I will take you up on that.
А вопрос у меня знаете какой? Здесь немножко уже упоминалось о том, что 31 декабря 1999 года Вы стали исполняющим обязанности Президента России и два десятилетия на посту главы государства. Я думаю, вряд ли ещё будет какая-то пресс-конференция, посвящённая этому. Here is my question. Someone already mentioned here that you became Acting President on December 31, 1999, and spent two decades on the post of President. I do not think there will be a separate news conference dedicated to this.
В.Путин: Нет, Вы ошибаетесь, четыре года я был Председателем Правительства Российской Федерации. Vladimir Putin: No, you are mistaken; I was Prime Minister for four years.
А.Гамов: До этого, 9 августа. Alexander Gamov: Prior to that, on August 9.
В.Путин: Нет, почему? Вы забыли период, когда я возглавлял Правительство. Vladimir Putin: No, why? You left out the period when I headed the Government.
А.Гамов: А Вы хотите минусовать этот период? Alexander Gamov: Do you want to subtract this period?
В.Путин: Нет, глава государства и глава Правительства – это разные должности и разный объём ответственности. Vladimir Putin: The head of state and the head of government are different positions and different responsibilities.
А.Гамов: Я имел в виду, что 20 лет назад Вас назначили исполняющим обязанности. Alexander Gamov: I meant that 20 years ago you were appointed Acting President.
В.Путин: И что? Vladimir Putin: And?
А.Гамов: Скажите, пожалуйста, самые яркие позитивные и самые яркие отрицательные моменты в Вашей биографии на посту главы государства. Это первый вопрос. Alexander Gamov: Can you share with us the most positive and the most negative moments in your life as President? This is my first question.
Второй вопрос состоит в чём? Рано или поздно нам придётся с Вами так называемую формулу транзита власти изобретать. Не смогли бы Вы нас к этому тоже подключить, чтобы не было это неожиданностью? The second question is that sooner or later, we will have to come up with a so-called power transition formula. Could you make us part of it, so that we do not run into a surprise?
В.Путин: Вы могли бы быть одним из кандидатов. Конечно. Почему нет? Vladimir Putin: You could be one of the candidates. Of course. Why not?
А.Гамов: Кто может быть, на Ваш взгляд? Как это всё может происходить? Потому что Конституцию вряд ли Вы захотите поменять, в то же время Вас не хочется отпускать. Alexander Gamov: Who can it be, in your opinion? How can all this happen? You are unlikely to want to change the Constitution, and we do not want to let you go.
И завершающий. Вы сами сказали о таком понятии, как историческая личность. Владимира Владимировича Путина можно уже назвать исторической личностью? My last question is that you mentioned the notion of a historical figure. Can Vladimir Putin already be called a historical figure?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Вы знаете, это следующие поколения скажут: можно или нет. Думаю, что для людей, для нас, для современников, тем более для меня лично это не вопрос, на который я должен отвечать. Люди должны будут в будущем оценить, что сделано было для страны, может быть, что-то не удалось сделать. И я думаю, что общественное мнение в этом смысле – самый лучший показатель, оно даст оценку, но это в будущем. Vladimir Putin: It is up to the next generations to give an answer to that question. I do not think that we, contemporaries, especially I personally, should be answering this question. In the future, the people will evaluate what has been done for the country, and maybe something has not been done. I think that public opinion is the best measure here. It will give the evaluation in the future.
Что касается самых ярких событий и самых тяжёлых. Я уже говорил об этом: самые тяжёлые, конечно, крупные теракты – это Беслан (никогда этого не забуду), это теракт на Дубровке. With regard to the most outstanding and difficult events, I already mentioned them: the most difficult are the major terrorist attacks in Beslan (I will never forget that) and Dubrovka.
А самые яркие, самые значимые… Мы говорим сейчас о необходимости роста реальных доходов населения, но нам не удалось же всё-таки его целиком решить – вопрос с бедностью. У нас самый низкий показатель был, по-моему, в 2014 году – 11,3 было от общего количества людей, граждан страны. And the most striking, the most significant ones… We have been talking a lot about the need to raise the real incomes of the population, however, we have not completely solved the issue of poverty. I think we had the lowest level in 2014 – 11.3 percent of the total population, of the country’s citizens.
Сейчас он несколько подрос, по цифрам вроде не очень заметно, но за этими цифрами же люди конкретные стоят. Поэтому это самый главный вопрос, который нам нужно решать. The number has grown a little since then; the figures are not so noticeable but there are real people behind them. So this is the most important issue we have to resolve.
Но в целом, я хочу сказать, в целом всё-таки, если мы посмотрим на то, что из себя представляла наша страна в начале 2000-х и что сейчас, – это почти две разные страны. Я уже не говорю про вопросы, связанные с безопасностью. But overall, I want to say that in general if we look at what the country was like back in the early 2000s and what it is now – these are almost two different countries. I am not even talking about security issues.
Что греха таить, надо прямо называть вещи своими именами: ещё до 2006 года проходили активные боевые действия на Кавказе – боевые! – с применением танков, авиации и другой тяжёлой техники. Вы понимаете? Поэтому, кстати говоря, я и так остро воспринял вопрос на встрече с правозащитниками, когда известный кинорежиссёр, которого я очень люблю и уважаю, сказал: может быть, нам переписать всё сначала. Truth be told, we must call things by their names: until 2006 there were combat hostilities – combat! – in the Caucasus with the use of tanks, aircraft and other heavy equipment. Do you understand? This is why I reacted so emotionally to the question at the meeting with human rights activists when a famous film director – whom I love and respect a lot – said, why do we not rewrite everything from the start.
Я, помните, что ответил. Мы переписали один раз в 1917 году, и слова помним, наверное: мы разрушим до основания всё, а затем мы свой, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем. И вот теперь мы пытаемся установить фамилии тех, кто в это поверил, на Бутовском полигоне и на других местах массовых расстрелов. Это очень опасный путь. You remember what I answered. We rewrote everything once in 1917, and we probably remember the lyrics – “We will destroy this world of violence down to the foundations, and then we will build our new world, he who was nothing will become everything.” And at present we are trying to identify the names of those who believed this, at the Butovo range and other sites of mass shootings. This is a very dangerous road.
Поэтому у нас наступила ситуация внутренней стабильности, уверенности в том, что страна будет развиваться этим стабильным путём и дальше. Вот это, наверное, самое главное. Экономика кардинально поменялась. Да, у нас осталось ещё очень много нерешённых проблем в экономике, очень много, а самая главная из них – повышение производительности труда и на этой базе увеличение темпов экономического роста. That is why we now have internal stability and confidence that the country will keep progressing in this stable manner. This is probably the main thing. The economy has changed radically. Yes, we do have many unresolved issues in the economy, very many, and the key one is increasing labour productivity and on this base increasing the economic growth rate.
Но всё-таки это не сравнить с тем, что было. У нас сегодня один из самых низких в мире показателей по внешней задолженности государства. А было сколько? Инфляция, как я уже сказал, 3,25. В 1990-х годах 200 была и 300 процентов. Вы представляете, забыли уже просто это, уже забыли, что это такое. Это другая экономика совсем. Yet this is incomparable to what we had. We now have one of the lowest foreign debts in the world. And how much was it then? Inflation stands at 3.25. In the 1990s, it was 200 to 300 percent. Can you imagine? We have forgotten what it was like. This is a totally different economy.
На этой базе можно решать и вопросы, связанные с обеспечением нашей безопасности. Вооружённые Силы, они во что превратились? А вспомним настроения в обществе, когда с офицеров фуражки сбивали в общественном транспорте. Тоже подзабыли? Но ведь это было, и совсем недавно. This foundation will let us resolve issues of ensuring our security. Take the Armed Forces, what have they become now? And let us recall the public sentiment when officers had their caps swept off in public transport. Have we forgotten that too? But this is what we had, and quite recently too.
А потом выяснилось, что, оказывается, без Вооружённых Сил государство жить не может. И сейчас, я думаю, мы все гордимся уровнем развития наших Вооружённых Сил. Они стали одними из самых высокотехнологичных в мире. And then it turned out that the state cannot be without the armed forces. And I believe we are all proud of the level of our Armed Forces. They have become one of the world’s most hi-tech forces.
Вот это всё в совокупности, на мой взгляд, является не моим, а нашим общим достижением. Потому что то, что выдержал русский народ и все другие народы Российской Федерации в период 1990-х – начала 2000 годов, это само по себе подвигом можно назвать. All this combined, in my view, is not my achievement alone but our common achievement. Because what the Russian people and other peoples of the Russian Federation went through from the 1990s to early 2000s can be called a feat in itself.
Д.Песков: Теперь наши японские коллеги, «Киодо Цусин», вот сидят. Пожалуйста. Dmitry Peskov: Now our Japanese colleagues, Kyodo Tsushin. Here they are. Go ahead, please.
Х.Сугидзаки: Спасибо, Дмитрий Сергеевич. Hirofumi Sugizaki: Thank you, Mr Peskov.
Здравствуйте, Владимир Владимирович! Good afternoon, Mr Putin. Hirofumi Sugizaki from Kyodo Tsushin Japanese news agency.
Хирофуми Сугидзаки, японское агентство «Киодо Цусин». My question to you is not about the islands, but about your attitude, about your vision, your view of nuclear war. You mentioned that the US is reluctant, at least for now, to extend START-3. When this treaty expires, there will be nothing to deter us from a new arms race and, possibly, an upcoming nuclear war.
Я бы хотел Вас спросить не по островам, а о Вашем отношении, о Вашем видении, взгляде на ядерную войну. Вы упомянули о том, что США не хотят, во всяком случае, пока продлить СНВ‑3. Когда этот договор утратит силу, то ничего не будет, что нас удержит от новой гонки вооружений и, может, предстоящей ядерной войны, как Вы считаете? What do you think?
В.Путин: Типун Вам на язык: «предстоящей ядерной войны». Вы что говорите‑то? Vladimir Putin: Curse the tongue that says it. An ‘upcoming nuclear war.’ What are you saying?
Х.Сугидзаки: Сегодня, кстати, нас очень тревожит, несмотря на то что мы хорошо знаем, что Вы всячески пытаетесь хотя бы статус‑кво поддержать, призывая США мораторий поддержать и так далее, тем не менее Вы часто говорите, что мы ответим зеркально. Это, по‑моему, очень страшно. Я думаю, что искать победу в ядерной войне – это недопустимо и морально очень плохо. Что Вы считаете по этому поводу? Hirofumi Sugizaki: But nowadays we are seriously concerned, although we are well aware that you are trying hard to at least maintain the status quo, urging the United States to keep up the moratorium and so on. However, you often warn of a mirror response. This sounds very scary to me. I think that trying to win a nuclear war is unacceptable and morally undue. What do you think about this?
Я понимаю, что, конечно, периодически нужна модернизация техники и вооружения, но всё равно есть понятие достаточной разумности. Вы можете придерживаться этого понятия, чтобы сохранить стратегический баланс. Я думаю, что, наверное, Вы когда‑нибудь, в ближайшее время, выступите со всеобъемлющей мирной инициативой. Может быть, Вы рассматриваете такую возможность сделать это из Хиросимы? I understand that armies do need to periodically modernise their equipment and weapons, but still there is the concept of sufficiently reasonable. This concept should help maintain a strategic balance. I think that probably, someday, in the near future, you will come forth with a comprehensive peace initiative. Maybe you are considering an opportunity to do this from Hiroshima?
Позвольте, поскольку я Японию представляю, если я не спрошу об этом, то меня будут ругать. В последнее время переговоры по мирному договору зашли в тупик, в частности оттого, что Россия выражает опасения по поводу Договора о безопасности США и Японии. Вы неоднократно высказывались на эту тему, я не буду повторяться, не буду вдаваться в подробности. В последнее время, оттого что ДРСМД (Договор о ракетах средней и меньшей дальности) утратил силу, это сказывается на наших отношениях, потому что Вы неоднократно говорили, что США и Япония обсуждают возможность размещения ракет такого типа на территории Японии. С другой стороны, Вы в Сочи нам рассказали, что вы помогаете Китаю создать уникальную систему раннего предупреждения. Тем самым у нас складывается такое впечатление, что уже существует если не военный союз, то очень тесные союзнические отношения, как Вы выразились, в военно‑технической области между Россией и Китаем. Скажите, пожалуйста, с Северо‑Восточной Азией уже складывается блоковое противостояние: Япония, США, Южная Корея – с одной стороны, Россия, Китай – с другой стороны? Please, as I represent Japan, I will never be forgiven if I do not ask you about it. Recently, our peace treaty talks came to a standstill. One of the reasons for this is Russia’s concern about the Security Treaty between the US and Japan. You have repeatedly spoken out on this subject, so I will not repeat or go into any detail. Recently, because the INF Treaty (Intermediate-Range Nuclear Forces Treaty) has expired, this has affected our relations because you have repeatedly said that the United States and Japan are discussing the possibility of deploying such missiles in Japan. On the other hand, you told us in Sochi that you are helping China to develop a unique early warning system. So we get the impression that Russia and China already have if not a military alliance, very close allied relations in the military technical field, as you put it. Please tell me if a block confrontation is already emerging with Northeast Asia – with Japan, the US and South Korea on the one hand, and Russia and China on the other.
И в этой ситуации, которая сейчас складывается, возможно нам – Японии и России – найти компромисс для взаимопонимания, для взаимодоверия, для того чтобы мы в будущем смогли подписать мирный договор? And in this current situation, is it possible for us – Japan and Russia – to find a compromise for mutual understanding, for mutual trust, so that we could sign a peace treaty in the future?
Спасибо большое. Thank you very much.
В.Путин: Первое, что касается военного взаимодействия между Японией и США. Вы сами сейчас практически ответили на этот вопрос. Vladimir Putin: As for military cooperation between Japan and the United States, you have right now practically answered this question yourself.
Ведь это же не мы сказали, что США договариваются с Японией о размещении ракет средней дальности. Это же из ваших источников прозвучало, из американских. Но как же мы можем это не учитывать? В том числе в контексте островов. Где у нас гарантии, что завтра на этих островах не появятся новые ударные системы американского оружия? Где эти гарантии? Но это же не может не быть предметом нашего обсуждения. По‑моему, элементарная формальная логика об этом говорит. We are not the ones who said that the United States was in negotiations with Japan over the deployment of its medium-range missiles. This news was reported by Japanese and American sources. How can we possibly fail to ignore this, including in the context of the islands issue? Are there any guarantees that tomorrow new American offensive weapon systems will not be deployed on these islands? Where are these guarantees? There is no way we could fail to discuss this subject. It seems to me that elementary formal logic suggests this.
Можем ли мы тем не менее искать выход? Можем. И мы это делаем вместе с действующим японским руководством. У нас добрые и доверительные отношения, мы это всё подробно и по‑честному друг с другом обсуждаем. Есть сейчас это решение? Пока нет. Но что самое главное? Самое главное в том, я об этом тоже говорил, что мы хотим найти это решение. Оно может быть очень разным. Как я уже говорил когда‑то, моим японским друзьям это понравилось, я сказал, что это должно быть хикивакэ – ничья, если выражаться терминологией дзюдо. Could we still be looking for a solution? We could. And we are doing this jointly with the current Japanese authorities. We have good trust-based relations with them and we are discussing all this in detail and honestly. Have we found a solution? Not yet. But, most importantly, I also spoke about this, we want to find one. This can be any solution. As I already mentioned some time ago, and my Japanese friends liked it, this should be a hikiwake – a draw – which is a term used in judo.
Но можем ли мы найти такое решение, чтобы общественное мнение это удовлетворило? 70 лет искали, пока нет. Но мы готовы двигаться дальше по этому направлению. Is it possible to find a solution that the public will agree with? We have been looking for it for 70 years and have not found it yet. But we are ready to move further in this direction.
По поводу союзов. У нас нет военного союза с Китаем, и мы не планируем его создавать. А то, что пытается Восточная Азия создать этот военный союз, другие страны, Вы только сейчас их все перечислили: США, Япония, Южная Корея, – мы это видим, считаем это контрпродуктивным, ни к чему хорошему это не приведёт. As for alliances, we do not have a military alliance with China and we do not plan to create one. But we see that East Asia is seeking to forge a military alliance, as well as some other countries, you have just named them all – the United States, Japan and South Korea – and we believe this to be counter-productive, as this does not bode well.
Но наше сотрудничество с Китаем развивается, в том числе в сфере оборонных технологий. Китай сегодня – это тоже высокотехнологичная страна, но есть вопросы, которые требуют времени, и большого, для реализации тех или других проектов. Я думаю, что Китай и сам в состоянии создать СПРН, систему раннего предупреждения о ракетном нападении. Но с нашей помощью он сделает это быстрее. Это качественным образом повлияет на обороноспособность нашего стратегического партнёра. We are developing cooperation with China in the field of defence technology, among other things. Today, China is also a high-technology country but there are certain projects that take up a great deal of time to implement. I believe China is capable of creating a missile early warning radar system on its own but, with our help, it will do this faster. This system will add new quality to the defence capability of our strategic partner.
Но это не система нападения. Ведь Вы правильно её назвали, я очень удивился, когда Вы это сделали, Вы всё правильно назвали. Это система раннего предупреждения о ракетном нападении, то есть эта система работает, когда на вас нападают. Это чисто оборонительная система, это правда, такими системами пока обладают только США и Россия. Но это, повторяю, система, которая не подталкивает к агрессии, а направлена на защиту своей собственной территории. But this is not an offensive weapons system. You named it correctly and I was really surprised when you did so – surprised to hear you refer to it correctly. This is a missile early warning radar system, which means the system works when you are being attacked. It is true that this is a purely defensive system and so far, only the United States and Russia have systems like this. I would like to repeat that this system does not encourage aggression and is intended to protect one’s own territory.
Давайте ещё одного коллегу спросим – BBC. Они нас очень любят, поэтому надо дать им слово. Да, я в предвкушении Вашего вопроса. Пожалуйста. Let us ask another of your colleagues – from the BBC. They are so fond of us, we really should give them the floor. I am eagerly anticipating your question. Please, go ahead.
С.Розенберг: Стив Розенберг, BBC News. Steve Rosenberg: I am Steve Rosenberg from BBC News.
Господин Президент, Борис Джонсон по‑разному отзывался о Вас. Он когда‑то говорил, что Вы безжалостный тиран. Он даже сравнивал Вас с персонажем Добби из книги о Гарри Поттере. А что Вы о нём думаете? Какое впечатление он производит на Вас? И после Брекзита, как Вы думаете, как изменятся отношения между нашими странами, Великобританией и Россией? Mr President, Boris Johnson said different things about you. At one time, he called you a merciless tyrant. He even compared you with Dobby from a Harry Potter book. What do you think of him? What is your impression of him? How do you think relations between our countries – the UK and Russia – will change after Brexit?
И поскольку сейчас в Великобритании ждут опубликования парламентского доклада о предполагаемом вмешательстве России в политические процессы в Великобритании, мы ждём, может быть, Вы уже скажете: вмешивалась Россия, вмешивается в политику Великобритании? Now that people in the UK are waiting for the parliamentary report on Russia’s alleged interference in political processes in the country to be released, we hope, maybe, you will tell us all about it. Has Russia interfered or is it interfering in UK policy?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Что касается высказываний различных политических деятелей в различных странах о России, обо мне как о главе Российского государства, то я, знаете, давно привык к этому относиться соответствующим образом. Что это за отношение? Я знаю, в чём заключаются интересы моей страны. И что бы и кто бы обо мне ни говорил, это не имеет ровным счётом никакого значения по сравнению с фундаментальными задачами, в решении которых заинтересована Россия. (Аплодисменты.) Vladimir Putin: Regarding statements by different politicians in various countries about Russia and about myself as the head of state, you see, I have long got used to having a certain attitude towards them. What kind of attitude is it? I know where my country’s interests lie. And whatever anyone might say to me, it has absolutely no relevance compared to the fundamental tasks Russia is interested in solving. (Applause.)
Но, конечно, мы это видим, понимаем, слышим, учитываем в своей работе. Но есть одно маленькое замечание, которое тоже хотел бы сделать. Одно дело, когда человек говорит, когда он стремится к власти, а другое дело, когда он говорит, будучи облечённым этой властью. На его плечах лежит ответственность за свою страну, за экономику и так далее. Nevertheless, we see, understand, hear and factor this in in our work. But I would like to make a small remark. It is one matter when a person speaks as he is striving for a position of power, and a different matter when he speaks being vested with that power. He has on his shoulders a responsibility for his country, the economy and so forth.
Я думаю, что просто с учётом в том числе и Брекзита, о котором Вы упомянули, Великобритания заинтересована в развитии с нами экономических связей. Об этом говорят и предприниматели из Великобритании, которые работают в России и которых мы считаем своими друзьями, не просто партнёрами, а друзьями. Потому что это инвесторы, которые приходят, деньги вкладывают в нашу экономику, создают рабочие места. Мы это ценим и делаем всё для того, чтобы их поддержать и чтобы они чувствовали здесь себя как дома. I think that with account of Brexit, which you mentioned, Great Britain is interested in developing economic ties with us. This view is also expressed by UK businesspeople who work in Russia and whom we consider to be our friends, not just partners but friends. Because they are investors who come, invest money in our economy and create jobs. We appreciate it and do everything to support them so that they can feel at home here.
Есть ли какие‑то другие точки соприкосновения? Есть. Совсем недавно мы обсуждали с некоторыми европейскими коллегами возможность подключения Великобритании к решению и обсуждению вопросов международной повестки дня, которые и здесь уже звучали. Я сейчас даже не буду их перечислять. И Великобритания заинтересована в том, чтобы более активно принимать участие в их решении, в том числе и вместе с Россией. Are there any other areas of common interest? There are. Quite recently we discussed with some European colleagues the possibility of engaging Britain in solving and discussing issues on the international agenda that have been voiced here too. I will not list them again. And Britain is interested in having a more active part in resolving them, including with Russia.
По поводу вмешательства или невмешательства. Мы много раз, в том числе и со стороны официальных органов власти, представителей органов власти, различных стран мира, в том числе и в Великобритании, слышим оценки того, что происходит в России. Вы сейчас сами об этом сказали. Это вмешательство или нет? Вы высказываете свою позицию по поводу того, что происходит в нашей стране. Оставляем за собой право таким же образом вести себя в отношении вас. Если вы считаете, что это вмешательство, тогда так и продолжайте считать. Но мне кажется, что к вмешательству это не имеет никакого отношения. Regarding interference or non-interference. We keep on hearing numerous assessments of the developments in Russia from official bodies of power in different countries, including the UK. You yourself spoke about that now. Is that interference or not? You express your position on what is going on in our country. We reserve the right to behave similarly with regard to you. If you think it is interference, keep thinking it. But I do not believe it has anything to do with interference.
Что касается того, что сейчас происходит. Можно поздравить господина Джонсона, он всё‑таки оказался победителем. Он тоньше чувствовал, чем его политические противники, настроения в британском обществе, поэтому победил и, я так понимаю, намерен реализовать все свои планы в отношении этого Брекзита. Concerning what is happening now. We can congratulate Mr Johnson as he is ultimately the winner. He had a better grasp of the sentiments in British society than his rivals, and that is why he won. I understand he is set to pursue all his plans regarding Brexit.
Д.Песков: Вот здесь было про сельское хозяйство, на самом верху. Руку поднимите, пожалуйста. Давайте. Dmitry Peskov: There was a question about agriculture here at the very top. Raise your hand, please. Go ahead.
В.Путин: «Сибирь». Vladimir Putin: Siberia.
С.Севостьянова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Marina Sevostyanova: Good afternoon, Mr President..
Сельское хозяйство. Agriculture
В.Путин: Где Вы? Vladimir Putin: Where are you?
М.Севостьянова: Я здесь, центр. Аграрный медиахолдинг «Светич». Меня зовут Севостьянова Марина. Marina Sevostyanova: I am here, in the centre. Svetich Agrarian Media Holding. My name is Marina Sevostyanova.
Мы участвуем в пресс‑конференции с 2007 года и, кстати, всегда стараемся задавать вопросы наши, отраслевые, про сельское хозяйство. В 2007 году, кстати, мы были первыми, кто привёз плакатик с названием своего СМИ. Видите, традиция прижилась. We have been participating in the news conference since 2007 and we always try to ask questions related to our sector, agriculture. In 2007, we were the first to bring over a poster with our name. As you see, the tradition took on.
Вопрос наш заключается в следующем. Читателей наших изданий, журнала «Нива России» и газеты «Агрожизнь», интересуют вопросы поддержки и обновления парка сельхозтехники для крестьян. Our question is the following. The readers of our magazine Niva Rossii and the newspaper Agrozhizn are concerned about the issues of support for upgrading the fleet of farm equipment.
Какие приоритеты Вы можете обозначить? Например, «программа 1432» – это субсидии для машиностроителей, федеральный лизинг, льготные кредиты. Будет ли добавлено финансирование? Можно ли не менять в ближайшие годы те инструменты по данному направлению, которые и так работают вполне эффективно? Which priorities can you name? For example, the 1432 Programme is about subsidies for machine builders, federal leasing and cheap loans. Will financing be added? Is it possible to keep in place the instruments in this area for the next few years, since they are quite effective anyway?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Я сейчас не буду все эти инструменты перечислять, поскольку Вы так уверенно об этом сказали, то они Вам все известны. На мой взгляд, нужно активнее использовать лизинг. Это достаточно гибкий инструмент, который позволяет нашим сельхозпроизводителям работать на собственном рынке и продвигать свою продукцию за рубеж. Vladimir Putin: I will not enumerate all these instruments because you spoke so confidently about this, which may mean that you know all of them. I believe we should use leasing more actively. It is a flexible instrument that allows our farmers to work on the domestic market and to promote their products abroad.
У нас существуют определённые льготы, в том числе как раз в рамках этих инструментов, например, защита интересов наших производителей на рынке, особенно при закупках по госпрограммам. И эти инструменты мы, безусловно, будем сохранять. There are certain benefits, including within the framework of these instruments, such as the protection of our producers on the market, especially when it comes to purchasing under national programmes. We will definitely preserve these instruments.
Некоторые наши партнёры по Евразэс, например, претендуют на то, чтобы и им тоже можно было войти в программы субсидируемых, проводимых государством закупок. Отчасти это и так уже происходит, но всё‑таки мы считаем, что наши собственные производители должны иметь определённые преимущества. Они же известны, эти преимущества. При цене даже с небольшим увеличением всё равно выигрывают российские производители. Some of our EAEU partners aspire to become part of these state-subsidised acquisition programmes. In fact, this is partly taking place, but we nevertheless believe that domestic producers must have certain advantages. You know already about these advantages. Russian producers stand to gain even if prices go up a notch.
В некоторых отраслях работает правило «третий лишний» – я сейчас не буду время терять на то, чтобы объяснять, что это такое, думаю, что все и так это знают. То есть все эти программы, а у нас с точки зрения поддержки отрасли, наверное, самые большие средства выделяются именно на сельское хозяйство, в том числе и на сельское машиностроение, обязательно всё это будет продолжаться, ничего там не закрывается. Some sectors use the ‘odd man out’ rule – I will not waste time trying to explain it; I believe it is clear to everyone. In other words, all these programmes, come what may, will definitely continue; none of them will be curtailed. In terms of support, the biggest allocations go to agriculture, including agricultural engineering.
Д.Песков: Владимир Владимирович, три с половиной часа. Dmitry Peskov: Mr President, it has been three and a half hours.
В.Путин: Вон там «Сибирь задыхается». Vladimir Putin: I can see over there “Siberia Is Suffocating.”
Е.Надольская: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Yekaterina Nadolskaya: Good afternoon, Mr President.
Меня зовут Екатерина Надольская, Russia News. Я сибирячка, но живу в Петербурге. Yekaterina Nadolskaya, Russia News. I am from Siberia, but I live in St Petersburg now.
Прежде всего хотелось бы Вам сказать большое спасибо за универсиаду. Это было потрясающе, наши спортсмены самые лучшие. Даже несмотря на всех недоброжелателей, которые про нас говорят сейчас, мы доказали, что мы самые лучшие. First of all, I would like to thank you for the Universiade. It was unbelievable, our athletes are the best. Even despite the ill-wishers throwing mud at us, we have proved that we are the very best.
Но хотелось бы сказать про жизнь после универсиады. Как Вы знаете, Красноярский край сейчас входит в число самых загрязнённых по качеству воздуха. However, I would like to say a few words about life after the Universiade. As you know, Krasnoyarsk Territory is top of the list when it comes to air pollution.
В.Путин: Красноярск, не Красноярский край. Vladimir Putin: The city of Krasnoyarsk, not Krasnoyarsk Territory.
Е.Надольская: Красноярск. Красноярский край тоже немножко. Yekaterina Nadolskaya: Yes, Krasnoyarsk, but the people of Krasnoyarsk Territory are not breathing easily either.
И дело в том, что если летом люди задыхались от дыма, который шёл от лесных пожаров, то весь год люди задыхаются от ядовитого смога. Может быть, Вы тоже его чувствовали, когда были на универсиаде. They were suffocating from smoke from the forest fires last summer, but they are also choking due to toxic smog all year round. You probably felt it when you visited the Universiade.
В.Путин: Да. Vladimir Putin: Yes, I did.
Е.Надольская: Вы знаете, что очень много заводов в Красноярске находится в черте города. И люди митингуют, люди пытаются сказать, что люди просто задыхаются, умирают, строят уже третий онкоцентр в Красноярске, и власти как будто этого не видят. У меня вопрос: будут ли приниматься какие‑то меры, чтобы следующим летом этого ада, который был сейчас в Красноярске, чтобы его не повторилось? Yekaterina Nadolskaya: You are aware then that many factories are located within city limits in Krasnoyarsk. People hold demonstrations to point out that they are suffocating, many die – a third cancer centre is being built in Krasnoyarsk, yet the authorities do not seem to see the problem. Will any measures be taken to prevent a repetition of last summer’s inferno?
И так как я из Петербурга, простите, задам ещё один вопрос по больнице Боткина. Дмитрий Медведев недавно сказал, что врачи не должны лечить в сарае. А что такое больница Боткина, которая находится в самом центре Санкт‑Петербурга, которую обещают отремонтировать уже несколько лет? Я даже фотографии принесла: там битые стекла, мыши, тараканы. И там врачи за 25–30 тысяч лечат людей в таких условиях. Власти нам обещают, что эту клинику, больницу скоро отремонтируют, но ничего не происходит. Там даже вместо инфраструктуры просто лебеди, сделанные из каких‑то старых шин. И это в центре города. Иностранцы даже приходят и фотографируются с этими лебедями из шин. Скажите, можно тоже что‑то сделать, как‑то повлиять на эту ситуацию? Потому что всё‑таки центр города Санкт‑Петербурга. Since I live in St Petersburg, I would like to ask you about the Botkin Hospital. Dmitry Medvedev said recently that doctors should not have to practice in a barn. What is the Botkin Hospital, which is situated in the city centre and which the authorities have been promising to repair for several years now, if not a barn? Here are some pictures: broken glass, mice and cockroaches. And the doctors who are trying to help people there are paid 25,000–30,000 rubles. The authorities have promised to reconstruct the hospital, but nothing is being done. There is no infrastructure, only swans made of old car tires. And this is in the centre of the city. Foreigners love to take photos against these swans. Can anything be done to change this? We are talking about the centre of St Petersburg.
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Я знаю, что ситуация там действительно не самая лучшая, можно сказать, печальная. Конкретных планов по реконструкции, по реновации Боткинской больницы я не знаю. Это одно из старейших лечебных заведений города, это мне хорошо известно. Я обязательно с губернатором поговорю на этот счёт. Но не знаю тоже, включена ли Боткинская больница в один из наших сегодняшних проектов, о которых мы говорили, с точки зрения первичного звена, с точки зрения развития медицины в целом в рамках национального проекта. Обязательно, уверяю Вас, с губернатором на этот счёт мы поговорим. Vladimir Putin: I know that the situation there is not good, dismal even. I do not know about the specific renovation plans for the Botkin Hospital. It is one of the oldest medical institutions in the city, I am well aware of this. I will definitely talk to the Governor about it. But I do not know whether the Botkin Hospital is included in one of our projects that we talked about today, as a primary care institution, or as part of the development of healthcare as a whole under the National Project. But I assure you, I will certainly discuss the situation with the Governor.
Кроме этой больницы есть медицинские центры в Петербурге мирового класса, например, Алмазовский центр. Но это не значит, что мы, отдавая должное тем, кто работает в Алмазовском центре, должны забывать про те учреждения, в которых ситуация далека от благополучия. Поговорим на этот счёт обязательно с коллегами, я Вам обещаю, – первое. In addition to this hospital, St Petersburg has other world-class medical centres like, for example, the Almazov Centre. But this does not mean that, while respecting those who work at the Almazov centre, we can neglect those institutions where the situation is less favourable. I will definitely talk to my colleagues about it, I promise you. This is the first point.
Второе – по поводу экологической ситуации в Сибири, в некоторых других регионах. Да, действительно ситуация там далека от благополучия. The second concerns the environmental situation in Siberia and several other regions. Yes, indeed, the situation there is far from perfect.
Что касается пожаров, то их в этом году было много. В том числе это касается таких мест, надо прямо это сказать, где тушить их достаточно сложно: в одну сторону на самолёте только 600 с лишним километров. Понимаете, что это такое? У нас территория такая. А дым идёт оттуда очень даже, если роза ветров позволяет или роза ветров такая, что она тащит это к крупным городам, с этим трудно что‑либо поделать. As for the wildfires, we have indeed had a lot this year. What is worse, they occur in such places, I have to say, where it is very difficult to fight them: to begin with, it is an over 600-kilometre flight. Do you see what we have to deal with? It is a vast country. But the smoke emanates from there, and with the wind blowing in the direction of big cities, it easily reaches the cities, and it is hard to do anything about it.
К сожалению, как правило, все эти пожары носят рукотворный характер, это результат деятельности «чёрных» лесорубов либо даже и не «чёрных», но людей, которые считают, что нужно избавляться от каких‑то отходов своего производства, и в быту люди часто там занимаются тем, что жгут траву, листву и так далее. Нужно почаще и более целенаправленно работать с людьми на этот счёт, с тем чтобы не допускать ничего подобного. Unfortunately, as a rule, all these fires are provoked by human activity; they are the result of illegal logging or even legal activities, where people believe they need to dispose of some industrial waste this way. Even in everyday life, people often burn grass, leaves, and so on. We need to work more often and more purposefully with people on this subject to prevent such situations.
Конечно, нужно совершенствовать систему лесоохраны, мы сейчас это будем делать. Мы будем на федеральный уровень переводить ряд полномочий, и это касается прежде всего авиационной лесоохраны, это касается контроля и это касается лесоустроительных работ – эти функции будут возвращены на федеральный уровень. We also need to improve the forest protection system, and we will do it now. We will partly transfer these responsibilities to the federal level, including, first of all, air-based forest protection, control and forest management – these functions will be returned to the federal level.
Кстати говоря, площадь лесов на квадратный гектар у нас достаточно большая, но чемпионы в этом отношении не мы: первое место занимает Канада, на втором месте – США, и на третьем – Россия. Это не значит, что мы такие молодцы, это значит, что проблема всё равно существует, просто она характерна для многих стран мира, но для нас в том числе. В прошлом году в декабре последние пожары там где‑то были закончены, прекращены, а где‑то в феврале уже начались в других местах – у нас нон‑стоп это идёт, к сожалению, и эта проблема связана в том числе с изменением климата. Я об этом говорил в начале нашей встречи. Incidentally, although forests take up a large area in Russia in per hectare terms, we are not the champions in this respect, ranking third after Canada and the United States. This does not mean we are doing so well – the problem is still there, but I mean it is typical for many countries, Russia included. Last year, we finally curbed some of the last wildfires in December, but in February, they flared up in other places – we have to do it non-stop, unfortunately, and this problem also has to do with climate change, among other factors. I spoke about this at the beginning of our meeting.
Теперь по поводу экологии и экологических проблем. Вы знаете, что мы внедряем, у нас принят закон о внедрении современных доступных технологий, наилучших доступных технологий, НДТ так называемых, и на первом этапе 300 предприятий, которые оказывают наибольшее негативное воздействие на окружающую среду, должны принять соответствующие программы реновации. Эта работа идёт, 12 предприятий уже защитили свои программы. Их работа в этом отношении признана соответствующей предъявляемым требованиям. Но этого недостаточно. Конечно, эта работа будет продолжаться и по другим 300 крупнейшим эмитентам. As regards environmental problems, you know that we are implementing – we have adopted a law on introducing modern technologies, something called BAT – the best available technology. At the first stage, 300 enterprises that have the greatest negative impact on the environment are required to adopt appropriate renovation programmes. This work is ongoing; 12 companies have had their programmes approved. Their effort has been recognised as meeting the requirements. I know this is not enough. The remaining companies of those 300, with the biggest emissions, will continue working on it.
А по городам, их двенадцать, в которых наиболее неблагоприятная ситуация, в том числе и по Красноярску, приняты отдельные программы, там представители промышленности должны будут защитить соответствующие планы своего развития. И руководители регионов должны будут соответствующим образом поработать. Dedicated programmes were adopted for the twelve cities that face the most appalling conditions, including Krasnoyarsk. In these locations, industrialists will have to defend their development plans. The heads of the corresponding regions are also expected to play a role in this process.
Такие планы должны быть и по Красноярску. Я хочу Вас заверить в том, что мы не оставим этот вопрос, будем напряжённо над ним работать. Это одна из приоритетных задач в ближайшие годы для нашей страны. There should be a plan of this kind for Krasnoyarsk as well. Let me assure you that we are keeping this matter on our radars, and we will work hard on it. This will be one of the national priorities in the near future.
Д.Песков: Давайте, может быть, Татарстан. Вы совсем недавно там были, в Татарстане. Dmitry Peskov: I suggest that we turn to Tatarstan. You have recently visited this republic.
В.Путин: Вот давайте по ветеранам. Vladimir Putin: Let us have a question on veterans.
Д.Песков: Давайте ветераны, а потом Татарстан. Dmitry Peskov: A question on veterans and then Tatarstan.
С.Комков: Уважаемый Владимир Владимирович! Sergei Komkov: Mr Putin,
Сегодня мы готовимся к празднованию 75‑летия Победы. Вы знаете, это огромнейший праздник. We are now preparing to mark the 75th anniversary of Victory. As you are well aware, this is a major celebration.
Д.Песков: Представьтесь, пожалуйста. Dmitry Peskov: May I ask you to please introduce yourself?
С.Комков: Сергей Комков, главный редактор газеты «Президент», президент Всероссийского фонда образования и Ваше доверенное лицо на самых первых выборах в 2000 году. Sergei Komkov: Sergei Komkov, Editor-in-Chief of the newspaper President, and also President of the National Education Foundation, and your authorised representative during the 2000 election campaign.
Я только что вернулся из Краснодарского края, где наша газета провела журналистское расследование по поводу ситуации с положением ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны. И мы выявили страшные факты о положении ветеранов в Краснодарском крае в целом и в городе Сочи в частности. I have just returned from Krasnodar Territory where our newspaper carried out a journalistic investigation on the situation regarding veterans of the Great Patriotic War, including disabled war veterans. We unearthed horrendous facts about the conditions these veterans live in in Krasnodar Territory in general and specifically in Sochi.
Там к 60‑летию Победы были построены специальные ветеранские дома в городе Сочи. Так вот сегодня эти дома превращены в настоящие трущобы или в ночлежки. Ветераны там живут как бомжи натуральные, дома разваливаются. Сегодня городские власти совершенно запустили эти объекты, более того, они эти объекты используют в собственных целях. Они заселяют туда посторонних людей, взимают с этих людей деньги, то есть они наживаются на этом, а ветераны страдают от этого. Sochi built special retirement homes for veterans to mark the 60th anniversary of Victory. Today, these buildings have turned into slums or poorhouses. Veterans live there as if they were homeless, and the buildings are falling apart. Today, the city authorities are not only neglecting these properties, but also use them to their advantage. They earn money by housing outsiders there, which means that they operate a profitable business, while the veterans are suffering.
Они приходили к нам, в приёмную нашей газеты «Президент», и жаловались на все эти условия жизни. При этом администрация города Сочи сносит прекрасные дома, добротные дома по городу и уничтожает эти дома, хотя застройщики и инвесторы города предлагают: мы готовы выделить в этих домах прекрасные благоустроенные квартиры для ветеранов и инвалидов войны, а вот эти трущобы – лучше их снести и на этом месте построить уже другое жильё, благоустроенное. They came to the President newspaper’s editorial office and complained about their lives. At the same time, the city administration in Sochi is demolishing buildings that are well-built and in good condition, simply destroying them, while developers and investors in the city are saying, “We are ready to provide veterans with marvellous, well-equipped flats in these buildings, including disabled war veterans, while it would make more sense demolishing the slums in order to make room for new housing.”
Прикрываются при этом власти города Сочи некими Вашими распоряжениями. Я сказал жителям, которые приходили ко мне на приём как к главному редактору, что я никогда в жизни не поверю, что Президент России может дать распоряжения, которые бы противоречили нормам Конституции, противоречили бы здравому смыслу и противоречили бы интересам ветеранов и инвалидов войны. Я думаю, что Вы со мной согласитесь. In doing so, the city authorities in Sochi are referring to your instructions. I told locals who came to see me at my Editorial Office as Editor-in-Chief that I would never believe that the President of Russia could issue an instruction that would be at odds with the Constitution, defy common sense and run counter to the interests of veterans, including disabled war veterans. I think that you would agree with me.
Я думаю, что там пора навести порядок и привести в чувство зарвавшихся чиновников и города Сочи, и Краснодарского края в целом. I believe that it is high time that order be restored and high-handed officials in Sochi and Krasnodar Territory in general be brought to their senses.
И второй момент. Там же, в Краснодарском крае, закрыта и сейчас практически готовится к ликвидации уникальная школа Михаила Петровича Щетинина, которую Вы, Владимир Владимирович, поддерживали в 2010 году своим личным распоряжением. Эта школа – одна из лучших у нас в России по патриотическому воспитанию подрастающего поколения наших россиян. Это школа, которая стала ассоциированной школой ЮНЕСКО. Second, Mikhail Shchetinin’s unique school has been closed down and is about to be liquidated in Krasnodar Territory. You supported this institution back in 2010 when you issued an instruction to this effect. This is one of the best schools Russia has in terms of teaching patriotic values to the new generation of Russians. This school was part of the UNESCO Associated Schools Network.
Так вот чиновники краснодарского минобразования при поддержке Минпросвещения России уничтожают эту школу. Они довели до могилы самого Михаила Петровича Щетинина, который 10 ноября этого года скончался, а теперь уничтожают сам лицей. В этот процесс уже включилась Татьяна Николаевна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, включились все правозащитники. This school is being destroyed by officials from Krasnodar Territory’s Education Ministry, with support from the federal Education Ministry. They literally hounded Mikhail Shchetinin to death. He passed away on November 10, and now they are destroying his school. Russian Federation Human Rights Commissioner Tatyana Moskalkova and all the human rights activists have become involved in this process.
Д.Песков: Будьте любезны, вопрос, пожалуйста. Dmitry Peskov: Would you be so kind, your question, please?
С.Комков: Вопрос простой: не пора ли положить конец всем бесчинствам краснодарских чиновников, навести там порядок? А мы со своей стороны как журналисты возьмём этот процесс на контроль. Все результаты нашего журналистского расследования уже переданы в Генеральную прокуратуру, в следственные органы. И направим к Вам, для того чтобы соответствующие меры были приняты. Sergei Komkov: My question is simple. Is it not high time we put an end to all the outrages perpetrated by Krasnodar officials and put things right over there. For our part, we, as journalists, will monitor this process. The results of our journalistic investigation have been submitted to the Prosecutor General’s Office and the investigative agencies. And we will send them to you so that relevant measures are taken.
Владимир Владимирович, я думаю, что надо навести порядок и сделать так, чтобы наши ветераны и те, кто воспитывает будущее, подрастающее поколение, будущих патриотов нашей страны, не страдали от бесчинств чиновников, которых Вы правильно на XIX съезде «Единой России» определили как некие элементы, от которых надо избавляться вовремя. Mr Putin, I think we must put things right and do whatever we can for our veterans and those who educate our future rising generations, future patriots of our country, so that they do not suffer from outrages committed by officials, whom you rightly described at the 19th Congress of the United Russia party as certain elements, who should be got rid of at the right time.
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Бесчинства, если они где‑то встречаются, должны быть устранены не только в Краснодарском крае, но и где бы они ни встречались, везде. Vladimir Putin: Outrages, if they occur somewhere, must be eliminated, and not only in Krasnodar Territory, but wherever they occur, everywhere.
Что касается непосредственно этих домов ветеранов, о которых Вы сказали, конечно, мне об этом ничего не известно. Я вообще не вмешиваюсь в градостроительные работы наших городов, даже таких крупных и интересных, как Сочи. Просто об этом ничего не знаю. Поэтому Вы правы были, когда сказали, что мне об этом ничего не известно. As for the veterans’ homes you have mentioned, I certainly know nothing about it. I do not interfere in city development projects, even in such big and interesting cities as Sochi. I simply know nothing about this. This is why you were right in saying that I am ignorant of this matter.
Вместе с тем я обязательно поговорю на этот счёт с Кондратьевым Вениамином Ивановичем, губернатором Краснодарского края, так же как и по школе поговорю с ним, что там происходит. Тоже, конечно, впервые слышу об этом. At the same time, I will make a point of talking about it with Venyamin Kondratyev, the Governor of Krasnodar Territory, and I will discuss the school with him as well – what is happening there. It is, of course, the first time I hear about it, too.
Ну а по поводу того, чтобы прекратить бесчинства именно в Сочи, я думаю, что это вполне возможно сделать и нужно сделать в самое ближайшее время, если есть какие‑то нарушения, тем более в отношении ветеранов и тем более в преддверии 75‑летия Победы. Мы там поменяли мэра совсем недавно, пришёл совершенно новый человек. Обязательно его сориентируем на основе Ваших материалов, большое Вам за это спасибо. Well, as for cutting short outrages in Sochi, I think this is quite possible and must be done as soon as possible, if there are any violations, especially with regard to veterans and especially ahead of the 75th anniversary of Victory. We have replaced the mayor there quite recently and an entirely new person has stepped in. We will certainly instruct him based on your materials, thank you very much for this.
Вон там женщина скромно сидит – «Наводим мосты». There is a woman sitting quietly over there, “Building Bridges.”
С.Комков: Владимир Владимирович, Вы помните, когда Вы избирались в Президенты, была Вами написана статья «От первого лица». Я потом написал книжечку, она называется «От третьего лица. Записки доверенного лица Президента России». Я Вам передаю. Sergei Komkov: Mr Putin, do you remember when you were running for President, you published an article titled “In the First Person?” Later I wrote a book titled In the Third Person. Notes by the President’s Authorised Representative. I would like to give it to you.
В.Путин: Спасибо большое, ребята сейчас возьмут. Vladimir Putin: Thank you very much. They will take it now.
Пожалуйста, какие Вы мосты наводите? Микрофон дайте, пожалуйста. Please, what bridges are you building? Please, pass on the microphone.
О.Фёдорова: Здравствуйте! Olga Fedorova: Good afternoon.
ГТРК «Самара», программа «Вести». Меня зовут Ольга Фёдорова. Samara State Television and Radio Company. My name is Olga Fedorova.
Как известно, реки разъединяют, а мосты нас делают ближе. Недавно у нас, в Самарской области, началось возведение моста через Волгу в районе Климовки. Вы поддержали этот проект. Строится он с одной стороны, Климовки, и с другой стороны, Тольятти. Мы понимаем, что это значит для Самары. Она входит в международный транспортный коридор Европа – Западный Китай. А в целом как этот проект отразится на межгосударственном сотрудничестве? It is common knowledge that rivers divide, while bridges make us closer. A project to build a bridge across the Volga near Klimovka in Samara Region has been launched quite recently. You have supported this project. The bridge is being built from Klimovka on one side to Togliatti, on the other. We understand what this means for Samara. It is part of the Europe-Western China international transport corridor. In general, how will this project influence interstate cooperation?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Отразится самым наилучшим образом, потому что, несмотря на рост товарооборота с Китаем, несмотря на то что с нашими в прямом смысле этого слова братскими республиками бывшего Советского Союза, сегодня с независимыми государствами, товарооборот самый большой, развитие инфраструктуры явно недостаточное. Vladimir Putin: It will influence it in the best possible way, because, despite growing trade with China, despite the fact that we have the biggest volume of trade with our fraternal – in the direct sense of the word – republics of the former USSR and now independent states, infrastructure development is clearly inadequate.
Я уже говорил об этом, мы, к сожалению, немножко отстали в этом смысле от наших казахстанских друзей. Они свою часть дороги уже проложили на Китай. Мы должны сделать свою часть работы. Будем обязательно это делать. В том числе это касается того мостового сооружения, о котором Вы упомянули. I have already commented on this: we have, regrettably, fallen behind our friends in Kazakhstan. They have built their stretch of the road to China. We must do our part of the job. And we will certainly do it, including with regard to the bridge you have mentioned.
Там «Герои Белоруссии». Давайте вернёмся к этому. Тем более что мы только что говорили о 75‑летии Победы. Пожалуйста. The “Heroes of Byelorussia” are over there. Let us go back to this, especially since we have just talked about the 75th anniversary of Victory. Go ahead, please.
И.Афанасьев: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Ivan Afanasyev: Good afternoon, Mr President.
Спасибо Вам огромное за возможность задать этот вопрос. Прежде всего хочу поблагодарить Вас… Thank you very much for the opportunity to ask this question. First of all, I would like to thank you…
Д.Песков: Представьтесь, пожалуйста. Dmitry Peskov: Could you introduce yourself, please?
И.Афанасьев: Иван Афанасьев, Беларусь, город Гомель, «Сельмашевец». Ivan Afanasyev: Ivan Afanasyev, I represent Selmashevets from Gomel, Belarus.
Д.Песков: А средство массовой информации? Dmitry Peskov: What is your media outlet?
И.Афанасьев: «Сельмашевец» – это название газеты холдинга «Гомсельмаш», который надеется продолжить свою работу на рынке Российской Федерации. Думаю, что там работы хватит и нашим ростовским друзьям, и гомсельмашевцам. Ivan Afanasyev: Selmashevets is what the newspaper is called, it is affiliated with the Gomselmash holding company, which hopes to continue its work on the Russian market. I believe there will be enough work for both our friends from Rostov and for Gomselmash.
В.Путин: Кстати, наши друзья – производители из Белоруссии – продают на нашем рынке технику и в немаленьком количестве, а «Ростсельмаш» не может продать ни одной сельхозмашины на белорусском рынке. Vladimir Putin: Incidentally, our friends, Belarusian producers, sell a lot of their equipment on the Russian market, and Rostselmash is unable to sell even one piece of farming machinery on the Belarusian market.
И.Афанасьев: Владимир Владимирович, есть универсальное решение, не озвученное ещё, потому что мой отец 15 лет возглавлял производственное объединение «Гомсельмаш», с 1972‑го года по 1987‑й, и тот «Гомсельмаш», который Вы знаете, – это как раз плод его работы. Если Вы не возражаете, это предложение мы направим прямо в администрации двух президентов – нашего и вашего. Ivan Afanasyev: Mr President, there is a universal solution that has not been made public yet. My father headed the Gomselmash production association for 15 years, from 1972 until 1987. And today’s Gomselmash, as you know it, is the result of his work. If you do not mind, we will send this proposal to the executive offices of the Belarusian and Russian Presidents.
В.Путин: Пожалуйста. И нашим, и вашим. Vladimir Putin: Please, send it to them and to us.
И.Афанасьев: Но позвольте мне прежде всего поблагодарить Вас за то историческое решение, которое Вы приняли в феврале 2018 года. Вы подписали Указ о посмертном награждении полководческим орденом Жукова генерал‑майора Лизюкова Александра Ильича – командующего 5‑й танковой армией. Это мой дедушка. Огромное Вам за это спасибо. Ivan Afanasyev: But, first of all, allow me to thank you for your history-making decision of February 2018, when you signed an executive order on awarding the Order of Zhukov to Major General Alexander Lizyukov, Commander of the 5th Tank Army, who is my grandfather. Thank you very much for this.
В.Путин: Вас поздравляю с таким дедушкой. У Вас хорошие гены. Vladimir Putin: Congratulations on your grandfather, you have good genes.
И.Афанасьев: Спасибо, Владимир Владимирович. Ivan Afanasyev: Thank you, Mr President.
Реплика: Всё? Vladimir Putin: Is that all?
И.Афанасьев: Я не закончил. Ivan Afanasyev: I have not finished yet.
В.Путин: Дайте договорить коллеге, пожалуйста. Vladimir Putin: Let the colleague say, please.
И.Афанасьев: Владимир Владимирович, прежде всего позвольте Вас пригласить в город Гомель, где в этом году открыт памятник Александру Ильичу Лизюкову и двум его братьям. Это результат народной дипломатии. Когда памятники за пределами Белоруссии, России оскверняются, когда на пьедестал возводятся ложные, фальшивые герои, мы эти памятники создаём. Ivan Afanasyev: Mr President, first of all, allow me to invite you to the city of Gomel, where a monument to Alexander Lizyukov and his two brothers was unveiled this year. This is the result of citizens’ diplomacy. We create these monuments when monuments are being desecrated outside Belarus and Russia, and when false heroes are being placed on the pedestal.
И я знаю, что Вы не можете не посетить Беларусь, которая, наверное, больше всего во Второй мировой войне потеряла своих людей, если иметь в виду процентное отношение. И я очень надеюсь, что Вы с Александром Григорьевичем найдёте возможность поклониться гомельским героям – трём братьям, отдавшим свою жизнь. I know that you must visit Belarus, which probably sustained the greatest casualties during World War II in percentage to the population. And I strongly hope that you and Alexander Lukashenko will find time to pay tribute to the heroes of Gomel, those three brothers who gave their lives.
И ещё один вопрос, связанный с этим. Общественность Гомельщины и общественность Воронежской области выступила с инициативой провести такую региональную встречу руководителей тех регионов Российской Федерации и Республики Беларусь, на полях которых сражались герои‑гомельчане. And here is another related question dealing with this matter. The public in Gomel Region and Voronezh Region have suggested holding a regional meeting of the leaders of those regions in the Russian Federation and the Republic of Belarus, where the heroic Gomel residents fought.
Эта идея, эта инициатива поддержана руководством Гомельской области. И такое обращение накануне открытия памятника было осуществлено руководителями регионов – это Москва, это Петербург, это Смоленск, это Новгородская область. The administration of Gomel Region supported this idea and initiative. The leaders of Moscow, St Petersburg, Smolensk and Novgorod Region made this proposal prior to unveiling the monument.
Мы будем эту инициативу вновь выдвигать, но если Вы её поддержите, я думаю, возможность осуществить эту инициативу в будущем году, когда Александру Ильичу Лизюкову исполнилось бы 120 лет, в марте, была бы очень высокой. Мы просим Вас эту инициативу поддержать – во‑первых. We will voice this initiative once again, but if you support it, I believe that it will become highly probable that this initiative will be implemented next year, when we will mark Alexander Lizyukov’s 120th birthday in March. We ask you to support this initiative. This is the first thing.
И, во‑вторых, позвольте Вам передать книгу о Александре Ильиче Лизюкове, которая напомнит Вам о человеке, которого Вы вернули из исторического безвременья. Вы восстановили большую историческую справедливость, Вы вернули это имя в великую историю – историю Великой Победы. Second, allow me to present to you a book on Alexander Lizyukov. It will remind you of the person whom you brought back from historical oblivion. You have restored tremendous historical justice and reinstated this name in the great history of the Great Victory.
В.Путин: Спасибо. Давайте книжку. Спасибо Вам за книжку и за Вашу инициативу. Обязательно посмотрим. Vladimir Putin: Thank you. Let me have the book, please. Thank you for the book and for your initiative. We will certainly consider it.
Вот там, девушка, встаньте, пожалуйста. That young woman over there, will you please stand up?
Д.Песков: Коллеге, которая микрофон давала, передайте книжку. Dmitry Peskov: Please give the book to the colleague who handed you the microphone.
В.Путин: Девушка, возьмите микрофон. Vladimir Putin: Miss, take the microphone, please.
Section omitted in Russian Wait a second, we will get to the Jews.
Д.Песков: Девушка в жёлтой кофточке, Вы просто спокойно руку поднимите и стойте на месте, сейчас к Вам подойдут. Dmitry Peskov: The young woman in a yellow top, just raise your hand and stand still, and someone will come over to you.
В.Путин: Пожалуйста, слушаю Вас. Vladimir Putin: Please, I am listening.
Ф.Джафарова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Farida Jafarova: Hello, Mr Putin.
Я очень переживаю. Вы, наверное, заметили мой плакат «Екатеринбург Вас очень любит!». I am very nervous. You probably noticed my poster “Yekaterinburg loves You!”
В.Путин: Да, я увидел. Vladimir Putin: Yes, I caught sight of it.
Ф.Джафарова: Мы очень нуждаемся в метро. Farida Jafarova: We desperately need a metro system.
В.Путин: Представьтесь, пожалуйста. Vladimir Putin: Please, introduce yourself.
Ф.Джафарова: Меня зовут Фарида Джафарова, сетевое издание Freepressa. Farida Jafarova: My name is Farida Jafarova, FREEPRESSA, a web edition.
Владимир Владимирович, мы очень нуждаемся в метро. Помогите нам, пожалуйста, построить метро. Mr Putin, we need a metro system really badly. Please help us to build one.
В.Путин: Где? Vladimir Putin: Where?
Ф.Джафарова: В Екатеринбурге. Помогите нам, пожалуйста, построить вторую ветку метро. Farida Jafarova: In Yekaterinburg! Please help us to build a second metro line.
В.Путин: Екатеринбург очень бурно развивается, становится всё более и более современным, и, конечно, он нуждается в развитии инфраструктуры. Vladimir Putin: Yekaterinburg is rapidly developing and emerging as an increasingly modern city. Of course, its infrastructure needs developing.
Некоторое время назад принято решение о том, что такие проекты должны осуществляться на основе региональных возможностей и ресурсов, но это невозможно. Поэтому реализация подобных проектов, конечно, должна осуществляться вместе с федеральными властями и при федеральной поддержке. Some time ago now, it was decided that projects of this kind should be implemented based on regional capabilities and resources, but this is impossible. Therefore, these projects should be implemented jointly with the federal authorities and with federal support.
Мы недавно совсем говорили о таких же планах развития метро в Красноярске, где метро просто начали строить, а потом бросили и заморозили. Как первый шаг, нужно там это сделать, но не сомневаюсь, что такой вид транспорта будет очень актуальным и востребованным в Екатеринбурге. Нужно просто с властями как следует на этот счёт поработать, с региональными властями. Поработаем обязательно. We were talking quite recently about similar plans to develop a metro system in Krasnoyarsk, where a metro system started to be built but subsequently the project was abandoned and frozen. As a first step, this must be done there, but I have no doubt that this type of transport will be of vital importance and popular in Yekaterinburg. What is really needed is to simply work with the authorities, the regional authorities, in the right manner. We will certainly do this.
Мне так трудно разобраться. Вот женский вопрос давайте. It is hard to see. A question on women, please.
Следующий Вы, хорошо? Договорились. You are next, all right? Settled.
М.Волынкина: Волынкина Марина, Евразийское женское сообщество. Marina Volynkina: I am Marina Volynkina, from the Eurasian Women’s Community.
Владимир Владимирович, в последние годы в России и за рубежом проходит очень много женских форумов. И эти форумы, по существу, показывают миру огромную созидательную мощную женскую энергию, которая действительно существует и поддерживается руководителями многих стран, в том числе и нашей страной. Mr Putin, numerous women’s fora have been held in Russia and elsewhere in recent years. These in effect show the world the huge, constructive, powerful female energy that really exists and is supported by the leaders of many countries, including our own country.
Создана большая «женская двадцатка». Валентиной Ивановной Матвиенко уже дважды проведён Евразийский женский форум. Это, конечно, потрясающая сила, которая показывает, что женщина созидает экономику, что она проводит много удивительных социальных проектов и инициатив. A female G20 has been established. Valentina Matviyenko has held two Eurasian Women’s Forums. This is, of course, an astounding force, which shows that women are creating the economy and are implementing many striking social projects and initiatives.
И прежде всего, конечно же, женщины созидают мир, то есть они устанавливают те коммуникации, которые крайне нужны, для того чтобы вам, мужчинам, было проще, спокойнее проводить политику и экономическую, и политическую, и социальную. But primarily, of course, women are making peace; I mean they are establishing the communications that are highly needed for you, men, to find it easier and more comfortable to pursue economic, political and social policies.
Но у меня вопрос к Вам, Владимир Владимирович: скажите, пожалуйста, Вы как стратег, политик, невероятный человек с потрясающей харизмой, видите ли на должности Президента России однажды женщину? И если да, то какими она должна обладать качествами? My question to you, Mr Putin, is this. As a strategist, politician and an incredible man with an astonishing charisma, do you think that a woman could at some point assume the office of the President of Russia? If you do, what qualities should she possess?
Спасибо Вам большое. Thank you very much.
В.Путин: С точки зрения возможности управления, с точки зрения ответственности за страну, за людей эти требования не могут отличаться по каким‑то гендерным принципам, это требования одинаковые – компетентность, порядочность и так далее. Vladimir Putin: In terms of governance and responsibility for the country and its people, these requirements cannot be distinguished by some gender standards; the requirements are the same – competence, decency, and so on.
А вот женщина тем не менее всё‑таки привносит в политику какое‑то женское начало, меньше агрессии, мне кажется. Это, безусловно, будет востребовано. But women do introduce a certain feminine vibe into politics – less aggressive, I think. This will certainly be needed.
Д.Песков: Владимир Владимирович, у меня знаете какое предложение? Я видел здесь журналиста из Эстонии… Dmitry Peskov: Mr Putin, do you know what suggestion I have? I saw a journalist from Estonia around here.
В.Путин: Секундочку. Я обещал. Вот сюда дайте микрофон. Vladimir Putin: Just a minute. I promised. Please bring the microphone over there.
Д.Песков: Микрофон сюда в центр принесите. Dmitry Peskov: Please fetch the mike to the centre.
В.Шахиджанян: Я могу и без микрофона. Спасибо. Vladimir Shakhidjanyan: I can speak without a mike. Thank you.
В.Путин: Здорово! Vladimir Putin: Good.
В.Шахиджанян: Добрый день, Владимир Владимирович! Vladimir Shakhijanyan: Good afternoon, Mr Putin.
Меня зовут Владимир Владимирович, фамилия моя Шахиджанян. My name is Vladimir Shakhijanyan.
В.Путин: Добрый день, Владимир Владимирович! Vladimir Putin: Good afternoon, Mr Shakhijanyan.
В.Шахиджанян: Половина зала – мои ученики. Часть училась в МГУ на факультете журналистики, где я преподавал 35 лет, часть – делали детей по моему способу, народонаселение. Многомиллионным тиражом была издана… Vladimir Shakhijanyan: Half of this room are my pupils. Some of them were trained at the Moscow University’s School of Journalism, where I taught for 35 years, some were even using my method to make children, population… There was a multi-million print-run of…
В.Путин: У нас разве не один способ? (Смех.) Vladimir Putin: Don’t we all use the same method? (Laughter)
В.Шахиджанян: Нет. Многомиллионным тиражом была издана моя книга «Тысяча и один вопрос про это». Она говорит о культуре, о воспитании и о том, что один ребёнок в семье – это мало, а двое, трое – это прекрасно. Vladimir Shakhijanyan: No, my book, One Thousand and One Questions about This, was published in a multi-million print-run. It is about culture, upbringing, that one child in a family is not enough, but two or three is fine.
В.Путин: Отлично. Vladimir Putin: Wonderful.
В.Шахиджанян: Я получаю всё время письма. Поддержите меня. Vladimir Shakhijanyan: I continue to receive many letters. I need your support.
И наконец, «Соло на клавиатуре». Это программа, по которой можно научиться набирать «слепым» десятипальцевым методом. Вы говорили о производительности труда, о цифровизации. Спасибо Минниханову, спасибо Грефу. Два человека меня поддержали и внедрили в Татарстане и в «Сбербанке». And lastly, about my ten-finger typing programme called SOLO: Touch Typing Tutor. You spoke about labour efficiency and digitalisation. I am grateful to Mr Minnikhanov and Mr Gref. These two people have supported me and have introduced my programme in Tatarstan and at Sberbank.
А остальное – у меня три огромных тома потрясающих отписок. «Я волком бы выгрыз бюрократизм», – сказал когда‑то наш тезка Владимир Владимирович Маяковский. Поддержите мою идею, чтобы и министерства, и ведомства, и доктора, и учителя, и полицейские, и ФСБ научились беречь глазки, экономить время и набирать не глядя – Дмитрий Сергеевич, по‑моему, знает эту программу или слышал, по крайней мере, – тексты, и производительность в 5–6 раз будет больше. Besides, I have three files of unbelievable cursory replies. As your namesake, Vladimir Mayakovsky, wrote, “I’d rip out bureaucracy’s guts.” I need your help, so that ministries and agencies, doctors, teachers, police officers and FSB staff take care of their eyes and learn touch typing – Mr Peskov knows about this programme, or at least he heard about it. This will improve labour efficiency five- or six-fold.
И наконец, я сделал книгу, сейчас онлайн‑премьера её, – «Курить, чтобы бросить». Это ведь проблема одна из самых‑самых‑самых актуальных и важных. Поборем курение, я сам курил 55 лет, 11 лет не курю. Я, кстати, блокадник Ленинграда, ходил в кинотеатр «Луч» в Басковом переулке и всё слишком хорошо помню. And lastly, I wrote a book, which is now available online, about giving up smoking. It is one of our biggest problems. We must fight smoking. Personally, I smoked for 55 years, but I quit 11 years ago. By the way, I was in Leningrad during the siege, I went to the Luch cinema in Baskov Lane, and I remember everything very well.
В.Путин: Не случайно говорит об этом, я тоже ходил когда‑то. Vladimir Putin: It is no coincidence that he is talking about this. I used to go there too.
В.Шахиджанян: Естественно. Vladimir Shakhijanyan: Of course.
В.Путин: Там рядышком жил когда‑то. Vladimir Putin: I lived nearby.
В.Шахиджанян: И если мы решим проблему курения в государстве, это чуть‑чуть решит проблему онкологии, воспаления лёгких, крови, печени, деторождения, бесплодия и многих‑многих других, ибо курение влияет на всё, к сожалению. Vladimir Shakhijanyan: If we resolve the problem of tobacco smoking in the country, we will have fewer problems with cancer, pneumonia, blood and liver diseases, birth disorders, infertility and very many other problems, because smoking affects everything.
Я пытался с Вероникой Игоревной [Скворцовой], ей написал письмо Греф с просьбой меня принять. I tried Veronika Skvortsova. Mr Gref wrote to her asking her to meet with me.
В.Путин: Что Вы пытались с Вероникой Игоревной? Vladimir Putin: What did you try to do with Ms Skvortsova?
В.Шахиджанян: Встретиться. Я пытался с ней встретиться. Я понимаю, Вы меня понимаете, это уже приятно. Наверное, если Вы меня понимаете, меня поймут и другие. Vladimir Shakhijanyan: I tried to meet with her. You can see what I mean, which is nice. If you understand me, other people will probably understand me as well.
Всего доброго, спасибо. Удачи и радости! All the very best and thank you. Good luck and happiness.
В.Путин: Спасибо Вам большое. Vladimir Putin: Thank you very much.
Д.Песков: Продолжаем работу. Владимир Владимирович, я видел журналиста из Эстонии. Он здесь? Поднимитесь, пожалуйста. Из Эстонии был журналист. Ранее показывал [табличку] из Эстонии журналист, поэтому – «Спутник». «Спутник» – средство массовой информации, над которым издеваются в Эстонии. Dmitry Peskov: Let us go on. Mr President, I saw a journalist from Estonia here. Is he with us? Please, stand up. There was a journalist from Estonia. So, it is Sputnik. Sputnik is a media outlet that is being harassed in Estonia.
В.Путин: Так уж и издеваются. Vladimir Putin: Harassed? Really?
Е.Черышева: Здравствуйте! Yelena Chernysheva: Good afternoon.
Да, Владимир Владимирович. Два месяца назад «Спутник-Эстония» подвергся экономической блокаде. Банки под прикрытием санкций запретили все транзакции, перечисления из МИА «Россия сегодня» на личные счета наших сотрудников, нашим контрагентам, в налоговый департамент, наши налоги тоже заморожены, они не могут дойти до адресата. Спецслужбы разговаривали с нашим арендодателем. Они на него надавили, и он вынужден прервать с нами договор аренды. Yes, Mr President, harassed. Two months ago, Sputnik Estonia became the target of an economic blockade. Citing sanctions, local banks prohibited all and any money transfers to the accounts of our staff and contractors, as well as to the tax department. The transfer of our taxes has been suspended, and the money cannot reach the addressee. Special services have talked with our leaseholder and forced him to terminate our lease contract.
И наконец, два дня назад полиция стала рассылать письма всем нашим сотрудникам, в которых очень чётко говорится: МИА «Россия сегодня», оказывается, по их мнению, находится в санкционном списке, и поэтому мы, все сотрудники, несём уголовную ответственность. Со 2 января, нас предупредили, если мы до конца этого года не разорвём трудовые отношения с МИА «Россия сегодня», то к нам будут применены санкции. And lastly, two days ago our personnel received letters from the police informing them that Rossiya Segodnya is on the sanctions list and that therefore all its personnel can be held criminally liable. We have been notified that sanctions will be applied to us, starting January 2, unless we terminate our employment contracts with Rossiya Segodnya.
Это немыслимо, на мой взгляд, для страны, которая себя позиционирует как демократическая. Я прошу у Вас помощи. Что может сделать государство российское для российских журналистов, которые борются с цензурой на Западе? И дайте, пожалуйста, оценку действиям эстонских властей. I believe that this is unacceptable for a country that claims to be a democracy. I am asking you for help. What can the Russian state do for Russian journalists who are fighting against Western censorship? And, please, what is your assessment of the Estonian authorities’ actions?
В.Путин: К сожалению, мы можем сделать здесь немного. Вы делаете много, я считаю. То, что Вы сейчас об этом сказали, это уже не может пройти незамеченным. Когда я слышу вещи подобного рода, меня они очень удивляют, потому что нас всё время пытаются обвинить в каких‑то смертных грехах, в том числе в давлении на независимые средства массовой информации, а сами делают всё то же самое, в чём нас обвиняют. Это, конечно, удивительный цинизм. Vladimir Putin: Regrettably, there is not much we can do. I think that you are doing a great deal. The situation you have described cannot go unnoticed. When I hear about such events, I am at a loss what to think. Because while demonising us and accusing us of putting pressure on independent media outlets, they themselves are doing exactly what they are accusing us of doing. This is unbelievable cynicism.
Но, к сожалению, должен Вам сказать, что принятие мер на государственном уровне, связанных с какими‑то ограничениями и прочее, будет малоэффективным, потому что будет лить воду на мельницу тех, кто как раз и хочет растаскивать наши страны, наши народы, а мы не должны им помогать это делать. И как бы ни было неприятно, надо всё‑таки добиваться возможности работать и в этих странах, которые боятся вашей информации, боятся вас и боятся правды, которую вы несёте своим зрителям и слушателям. По‑другому нельзя понять, почему тогда препятствуют вашей деятельности. Видимо, просто боятся вашей информации, боятся вашего влияния на умы людей. Unfortunately, I have to tell you that acting on the state level and imposing restrictions and the like would be ineffective. All this would do is play into the hands of those who want to drive our countries and our peoples apart. We will not assist them in any way. As unpleasant as it may be, you have to find a way to work in countries that are afraid of your reporting, afraid of you and the truth that you deliver to your viewers and listeners. Otherwise, I do not see any reason for being afraid of your reporting or the influence you may have on the minds of the people.
А свобода распространения информации относится к одной из фундаментальных свобод современного демократического мира. Но, к сожалению, не все, видимо, действуют в этой парадигме, а работают в рамках других правил, которые сами для себя и прописывают. Freedom of information is one of the fundamental freedoms in today’s democratic world. Unfortunately, not everyone wants to operate within this paradigm, guided by other rules that they write themselves.
Ничего не поделаешь, мир сложен и разнообразен. Мы со своей стороны будем делать всё, для того чтобы поддержать Вас, где бы это ни было, но доступными и такими методами, чтобы не повредить нашим межгосударственным отношениям. There is nothing we can do about it. The world is complex and diverse. As far as we are concerned, we will do everything to support you no matter where you are, but we will use the available methods that do not interfere with Russia’s interstate relations.
Посмотрим, что можно сделать дополнительно. We will see what else can be done here.
Д.Песков: Владимир Владимирович, четыре часа уже идёт работа. Я предлагаю два последних вопроса. Dmitry Peskov: Mr Putin, we have been working for four hours now. I suggest that we have two more questions before we wrap up.
В.Путин: Пожалуйста, потише. Vladimir Putin: Quiet please.
Давайте, «Страна волонтёров». Let us have a question from the Land of Volunteers.
Л.Мизиева: Здравствуйте! Laura Miziyeva: Hello,
Многонациональный проект «Азеррос», Лаура, информационный портал «Мы едины!». The AZERROS multi-ethnic project. My name is Laura, and I represent the My Yediny! [We Stand United] news portal.
Уважаемый Владимир Владимирович, в следующем году Россия в 15‑й раз отметит государственный праздник – День народного единства. Этот праздник посвятили и оставили нам многие поколения нашего народа. Наши мудрые предки ценой своих жизней оставили нам то, что мы сейчас имеем. Благодаря этому сегодня молодёжь явно осознает цену нашей страны. Mr Putin, in 2020 Russia will mark National Unity Day for the 15th time. On this day, we celebrate the many generations of our ancestors who made it possible for us to come together on this day. What we have today is the legacy of our wise ancestors who sacrificed their lives to this cause. It is thanks to their efforts that today’s youth understands what it means to have a united country.
Уважаемый Владимир Владимирович, каждый год 4 ноября у тысяч людей появляется возможность бесплатно посещать праздничный форум‑концерт «Мы едины!», который проходит 4 ноября каждого года уже 15‑й год. Для нас нет большей награды, чем те тёплые слова, которые Вы произнесли в адрес нашего проекта на форуме «Территория смыслов», разве что Ваше личное присутствие на 15‑м ежегодном праздничном форуме‑концерте «Мы едины!», который состоится на МТС‑арене в следующем году. Также приглашаем всех гостей в этом зале. Приходите и вы увидите, на что способна молодёжь поколения Путина. Mr Putin, thousands of people get a chance to attend a My Yediny! free concert titled on November 4 every year. It has been held for 15 years now. The kind words you said about our project at the Territory of Meanings forum was the most gratifying reward we could dream of. What could be better? Only your personal presence at the 15th annual concert we will have at the MTC-Arena next year. We also invite all the guests from this room to join us. You will see what the young people of Putin’s generation are capable of.
Вопрос: Владимир Владимирович, как Вы относитесь к развитию подобных инициатив молодёжи? Here is my question: Mr Putin, what do you think about youth initiatives of this kind?
Да, и чуть не забыла: где и с кем можно согласовать Ваш визит? And, I almost forgot to ask you how we can arrange your visit. Who should we talk to?
В.Путин: Что‑что согласовать? Vladimir Putin: Arrange what?
Л.Мизиева: Ваш визит. Laura Miziyeva: Your visit.
В.Путин: Начальство здесь находится, можно с ним. Vladimir Putin: The boss is here, you can talk to him.
А все инициативы подобного рода мы поддерживали и будем поддерживать. У нас волонтёрское движение набирает такой мощный оборот, миллионы людей сейчас работают, миллионы. Это просто невероятно. Совсем недавно, как вы знаете, я встречался с волонтёрами в Москве, мы всячески будем поддерживать это движение, причём по самым разным направлениям. Это касается и ветеранов, помощи ветеранам, помощи больным детям, это касается соблюдения прав в сфере медицины, строительства, уборки территорий. We do support all initiatives of this kind and we will keep doing so. The volunteer movement is gaining momentum in Russia, with millions of people involved. This is simply incredible. As you well know, I have recently met with volunteers in Moscow. We will support this movement in every possible way, and in various areas. This includes veterans, helping veterans, sick children, ensuring that rights are respected in healthcare, construction and cleaning up territories.
Вот совсем недавно, вчера, по‑моему, мы говорили. Допустим, клич бросил, по‑моему, ОНФ или какие‑то наши организации, заняться приборкой на берегах Волги. Миллион людей пришёл. Рассчитывали где‑то на несколько десятков тысяч, миллион почти, 900 тысяч людей пришли, очистили большое количество территории. Это конкретная работа просто. Обязательно будем всё это делать. For example, only recently, I think it was yesterday, we discussed this subject. Someone, I think it was the Russian Popular Front or some other organisation proposed cleaning up the banks of the Volga River. A million people showed up. They expected to have people in the tens of thousands, but almost a million came with 900,000 people cleaning up this territory. These are real efforts. We will definitely promote initiatives of this kind.
По поводу графика – это вот сюда, ладно? As for my schedule, you can ask him. Agreed?
Вопрос был по пенсиям. Пожалуйста. There was a question on pensions, go ahead please.
Ю.Измайлова: Здравствуйте! Yulia Izmaylova: Good afternoon.
Юлия Измайлова, газета «Молодой ленинец», город Пенза. Yulia Izmailova, Molodoi Leninets newspaper, Penza.
Владимир Владимирович, пенсионеры переживают: индексация выше уровня инфляции в федеральном законе о пенсиях прописана только до 2024 года. Что будет дальше? И кто гарантирует пенсионерам дальнейшую индексацию? И не придётся ли для этого снова повышать пенсионный возраст в стране? Mr Putin, pensioners are worried: the federal law on pensions stipulates indexation of benefits ahead of the inflation level only until 2024. What will happen after that? Who could guarantee them further indexation? Would Russia have to raise the retirement age again?
В.Путин: Нет. Я уже сказал: никаких повышений в сфере пенсионного возраста не предвидится и даже не обсуждается. А всё, что было сделано до этого, пенсионеров никак не затронуло действующих. Их затронуло только в том смысле, что государство в более ускоренном темпе должно повышать доходы пенсионеров, пенсии. Например, в следующем году пенсии должны вырасти на 6,6 процента, а инфляция, как я сказал, сейчас, во всяком случае сейчас – 3,25. То есть в два раза выше будет индексация пенсий, чем инфляция. И это в известной степени выполнение тех обещаний, которые даны были раньше. И после того срока, который Вы назвали, индексации будут, безусловно, продолжаться. Vladimir Putin: No. I have already said that no further increases in retirement age are planned or even discussed. As for the recent reform, it has not affected those people who are already retired in any way. The only way it had to do with them was the government’s effort to increase their incomes – pensions – faster. For example, next year, pensions are to grow by 6.6 percent, and inflation, as I said, is 3.25, for now at least. This means pensions will be indexed by a margin that is twice the inflation rate. This to a certain extent fulfils our earlier promises to retired Russians. And pensions will continue to be indexed after the period that you mentioned.
Д.Песков: Там есть в глубине «Алтай». «Алтай», встаньте, пожалуйста, и поднимите руку, сейчас к Вам подойдут. Dmitry Peskov: There was Altai somewhere in the back. Altai, stand up, please, and raise your hand, you will be given the floor.
Нет, мы не игнорируем Дагестан. And no, we are not ignoring Daghestan.
Э.Кудачина: У меня такой вопрос. Emina Kudachina: I have this question.
Владимир Владимирович, здравствуйте! Good afternoon, Mr Putin.
Извините, очень волнуюсь. Вчера услышала, что здесь за 30 секунд можно решить вопросы, которые в течение 30 лет не могут решиться. I am so nervous, I am sorry. I was told yesterday that issues that could not be streamlined in 30 years get resolved in 30 seconds here.
У меня такой вопрос. В Республике Алтай единственный город, в городе единственная школа есть для алтайских детей, где учат родному алтайскому языку по полной программе. Так вот как раз школа основана 30 лет назад, но находится в арендованном здании. Обещают постоянно, что построят школу, собственное здание, но до сих пор не построили. This is the question I have. There is only one school in one city in the Altai Republic for ethnic Altai children, where they are taught their native Altai language properly. The school was founded exactly 30 years ago, but it is housed in a rented building. They promise all the time that they will build a school, its own building, but it has not been done yet.
Так вот у меня вопрос‑просьба. Помогите, пожалуйста, со строительством алтайской школы. So, my question is actually a request. Please help us with the Altai school construction.
Спасибо большое. Thank you.
В.Путин: Вы имеете в виду Горный Алтай, да? Vladimir Putin: Do you mean the Altai Republic?
Э.Кудачина: Да. Emina Kudachina: Yes.
В.Путин: Вообще, алтайский язык относится к древнейшим тюркским языкам. Это, по сути, база всех остальных тюркских языков в значительной степени. Не в значительной, а почти сто процентов. Поэтому мы вообще, думаю, должны гораздо больше внимания уделять изучению национальных культур, обычаев, языков. А если в плачевном состоянии находится школа, тем более которая преподает на национальном языке, это, конечно, недопустимо. Vladimir Putin: The Altai language is classified as one of the most ancient Turkic languages. In fact, it largely formed the basis for all other Turkic languages. Not even largely, but almost by 100 percent. And in general, I think, we should pay much more attention to the study of ethnic cultures, customs, and languages. So if your school is dilapidated, especially a school that teaches an ethnic language, it is certainly unacceptable.
Вы мне сказали «помогите школу сохранить и восстановить». Обещаю, мы это сделаем. You just told me, help us save and restore the school. I promise you we will do it.
Д.Песков: Это был заключительный вопрос. Dmitry Peskov: This was the final question.
В.Путин: Девушка стоит с плакатом «Семья». Пожалуйста. Vladimir Putin: Please give the floor to that young woman standing with the Family poster.
Д.Песков: Поднимите руку, пожалуйста, чтобы Вас увидели сотрудники. Dmitry Peskov: Please raise your hand, so that the staff would see you.
Ф.Рустамова: Здравствуйте! Farida Rustamova: Good afternoon.
Спасибо за то, что дали возможность задать вопрос. Thank you for this chance to ask my question.
Меня зовут Фарида Рустамова. Я корреспондент «Русской службы Би‑би‑си». My name is Farida Rustamova, and I am a correspondent with the BBC Russian Service.
У меня вопрос такой. Четыре года назад, когда Вас спрашивали мои коллеги о родстве с Вашей младшей дочерью Катериной Тихоновой, Вы сказали, что Ваши дети не занимаются бизнесом, политикой и вообще никуда не лезут. Но с тех пор ситуация как минимум изменилась. Here is my question. Four years ago, when my colleagues asked you about your relationship to your younger daughter, Yekaterina Tikhonova, you said that your children “do not engage in business or politics, just keep a low profile”. But the situation has changed since then, to say the least.
Компания «Иннопрактика», директором которой является Катерина Тихонова и учредителем которой является государственное бюджетное учреждение МГУ, за прошлый год заработала полмиллиарда рублей. The company Innopraktika, headed by Yekaterina Tikhonova and established by a state budgetary institution of Lomonosov Moscow State University, earned 500 million rubles in 2018.
Компания «Номеко», доля в которой есть у Вашей старшей дочери Марии Воронцовой, на деньги компании «Согаз» строит сейчас одну из крупнейших клиник в Ленинградской области. Nomeko, a company in which your older daughter Maria Vorontsova has a stake, is currently building one of the largest clinics in Leningrad Region using Sogaz funding.
Этим двум женщинам в бизнесе помогают Ваши старые друзья, чиновники госкомпаний. Мы видим, что этих двух женщин очень часто стали показывать по телевизору. Их уже все знают, все знают их внешность. Это такой секрет Полишинеля. Your old friends, managers of state companies, are helping these two women with their business operations. We can see that television channels have started showing them very often. Everyone knows them and what they look like today. This is an open secret.
У меня вопрос: скажите, пожалуйста, когда Вы признаете, что они Ваши дети, и когда они станут публичными и открытыми для общества, как дети других мировых лидеров? Here is my question: Tell me, please, when will you admit that they are your children, and when will they open themselves to society, just like the children of other world leaders?
В.Путин: Вы сейчас сказали про вопросы, связанные с бизнесом, упомянули одну женщину, упомянули вторую. Вы же не всё рассказали, наверное? Упомянули какие‑то их личные доли там, упомянули объём этого бизнеса? Вы же этого ничего не сказали, Вы просто обозначили факт. А этого недостаточно. Вы тогда поковыряйтесь там поподробнее, и Вы поймёте, какой у них на самом деле бизнес, и есть ли он как таковой, и кому там что принадлежит, и кто что помогает. Vladimir Putin: You have just spoken about business-linked matters and mentioned one woman and another. You probably did not say everything. You mentioned their personal corporate stakes and the volume of this business. You said nothing and merely stated a fact. But this is not enough. You should delve into the matter, and you will realise what their real business is, whether there is any such business, who owns what, and who helps whom.
Вопрос с «Иннопрактикой», он уже фигурирует давно, это инициатива ректора Московского государственного университета. Насколько я себе представляю, поскольку я председатель попечительского совета МГУ, связано это с желанием, мне кажется, абсолютно законным и правильным желанием наших высших учебных заведений сочетать возможности нашей науки и образования с реальными потребностями наших производителей и выгодополучателей внутри российской экономики. The question about Innopraktika came up a long time ago. This is the initiative of the Rector of Lomonosov Moscow State University. To the best of my knowledge, as Chairman of the University’s Board of Trustees, I can say that this is linked with a desire, an absolutely legal and correct desire of our higher education institutions to combine the capabilities of the national science and education system with the real needs of Russian producers and beneficiaries inside the Russian economy.
Мы очень часто закупаем за границей то, в том числе и в Великобритании, что можем производить сами. Вопрос в соединении того, что мы можем генерировать сами, и того, что требуется нашим предприятиям при определённых закупках. «Иннопрактика», по сути, её деятельность вся посвящена именно этому, вот в этом весь смысл создания «Иннопрактики» применительно главным образом, прежде всего с этого началось, к Московскому государственному университету. We often buy many goods abroad, including in the United Kingdom, goods that we can manufacture here. We should combine what can be generated here with the goods that our companies need while making certain purchases. In effect, Innopraktika and its entire activity deal with precisely this matter. This is the entire reason for establishing Innopraktika. It was Moscow State University that started all this.
Там очень много талантливых людей, которые готовы предложить свои инновации, но нужно, чтобы они были известны нашим выгодоприобретателям, нашему бизнесу и чтобы они могли этим воспользоваться. Это такое звено между наукой и образованием и нашим реальным сектором экономики. Вот они чем занимаются. И дай бог им успехов, чтобы они добились там зримых, желаемых всеми нами результатов. They have many talented people who are ready to offer their innovations, but the Russian beneficiaries and business community need to find out about them, so that they would be able to take advantage of this. This is a link between science and education and the real economy. This is what they are doing. I strongly hope that they will succeed and achieve tangible results that all of us need.
Что касается второго направления – медицины, там, по‑моему, у них на сегодняшний день всё, что составляет их так называемый акционерный капитал, приближается к нулю. Но это очень интересное направление, связанное с применением высоких технологий в сфере медицины. Имея в виду, что у нас убыль населения 260 тысяч за этот год – неприемлемые для нас цифры. Speaking of the second area, healthcare, as far as I know, their so-called share capital is now close to zero. But this is a highly interesting aspect linked with the use of cutting-edge medical technology at a time when the Russian population decreased by 260,000 in 2019. We consider these statistics to be unacceptable.
Всё, что связано со снижением смертности от внешних и внутренних факторов, всё, что связано с развитием медицины, является одним из приоритетов Российской Федерации. Я думаю, что эту работу надо только поприветствовать. The Russian Federation prioritises everything linked with measures to reduce the mortality rate caused by external and domestic factors, and everything linked with the development of healthcare. I believe that we should only praise this work.
Вот там – «Национальный вопрос», давайте. Over there, ‘Ethnic Issue’, go ahead, please.
Д.Кутявин: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Dmitry Kutyavin: Good afternoon, Mr Putin.
Меня зовут Дмитрий Кутявин, я шеф‑редактор Первого российского национального канала. Канал создан по инициативе Совета при Президенте по межнациональным отношениям для межнационального общения. My name is Dmitry Kutyavin, editorial director of the First Russian ethnic TV channel. The channel was established at the initiative of the Presidential Council for Interethnic Relations to support interethnic communication.
Вопрос в следующем. Практически семь лет назад была опубликована Ваша программная статья «Россия. Национальный вопрос». Ваше мнение: за семь лет что‑то изменилось в национальном вопросе? Как Вы оцениваете межнациональные отношения в стране? Насколько есть проблемы в отдельных регионах? My question is as follows. Almost seven years ago, you published an article, Russia: Ethnic Matters. In your opinion, has anything changed in ethnic matters over those seven years? What is your assessment of the current inter-ethnic relations in Russia? Are there problems in specific regions?
И второй момент, если можно. Год назад по завершении большой пресс‑конференции Вы дали поручение поддержать Первый российский национальный канал информационно и методологически. Мы хотели бы попросить Вас в продолжение, в развитие – за год очень много сделано, и Правительство нам активно помогает, и наши кураторы – мы хотели бы активнее выходить в субъекты, чтобы регионы тоже подключились к этому вопросу, и руководители регионов, и сами субъекты тоже активно с нами сотрудничали. Можете ли как‑то оказать помощь? And a second question, if I may. A year ago, after your annual news conference, you issued instructions to support the First Russian ethnic TV channel, in terms of both content and methodology. We would like to ask you to continue, as a follow up – a lot has been done over the year, and the Government is helping significantly, and our curators too – we would like to make more energetic forays into the regions so that they also get involved, and the regional leaders cooperate more with us. Could you help?
Спасибо большое. Thank you.
В.Путин: Вы же только что сказали, что вам помогают. Этой поддержки недостаточно? Vladimir Putin: You just said you were getting help. Is this support not enough?
Вопросы межнациональных отношений в нашей стране относятся к разряду наиболее важных. Мы говорили здесь о тяжёлых событиях конца 90‑х – начала 2000‑х годов у нас, когда, по сути, на территории страны была гражданская война, шли активные боевые действия в Чеченской Республике. Сколько народа пострадало тогда? Это ведь тоже результат неблагоприятного развития в сфере межнациональных отношений. Interethnic relations in Russia are among the most important issues. We have mentioned here today the tragic events of the late 1990s – early 2000s, an actual civil war with active military operations in the Chechen Republic. How many people suffered then? That was also the result of unfavourable developments in the field of interethnic relations.
Ведь у людей не только на Кавказе, но и на других территориях, в других наших субъектах Федерации, у них историческая память сохранилась по поводу несправедливых решений, связанных с выселением, когда их в вагонах для скота вывозили куда‑нибудь в степи Казахстана. Сколько там по дороге человек умирало? We know that, apart from the Caucasus, people in other regions that are constituent entities of the Federation also have in their historic memory unfair decisions such as deportations, when they were forcibly moved to places such as the steppes of Kazakhstan in cattle cars. How many people died on the way?
Ведь никто этого не забыл. Это тоже результат межнациональных отношений. Мы ни в коем случае ничего подобного не должны допустить, чтобы у нас не было ничего, что привело бы нас к таким трагедиям. Это очень важно. They have not forgotten. And that was also the result of interethnic relations. This is something we must do everything in our power to avoid, anything that might lead us to similar tragedies. It is very important.
И для будущих поколений российских политиков должно быть понятно, что общественное мнение страны не даст нам возможности принимать решения, которые разрушат межнациональное согласие, – это первое. The future generations of Russian politicians must also know that public opinion will not allow us to make any decisions that would destroy interethnic harmony. This is my first point.
Второе – мы, конечно, будем поддерживать все структуры – и средства массовой информации, и общественные организации, – деятельность которых направлена на то, чтобы сглаживать какие‑то возникающие спорные моменты, имеющиеся возможные трения на междунациональном уровне. Secondly, we will certainly support all entities – the media and public organisations – whose activity is aimed at smoothing out any disputes or relieving possible interethnic tension.
Вы знаете, жизнь ведь сложна и многообразна. У нас сложно устроенная страна, и столько этносов проживает. Понимаете, некоторые вещи мы забываем. Вот у нас споры с Украиной идут и так далее. Есть украинская идентичность. Да, она сформирована. Кто был автором? Граф Потоцкий – известный исследователь, учёный и писатель, который впервые заговорил об украинцах как об отдельном этносе. As you know, life is complex and diverse. Russia, too, has a complex structure, with so many ethnic groups living here. No wonder we forget about some things. Now, we are having disputes with Ukraine. There is a Ukrainian identity. Who shaped that identity? Count Pototsky, a prominent academic, researcher and author who first mentioned Ukrainians as a separate ethnic group.
Потом отдельно были другие польские исследования, которые вообще отнесли украинцев, даже вычеркнули их из числа славян. Они полагали, утверждали, что это потомки каких‑то кочевых народов. Но это всё полная ерунда, а мы должны знать истину. Мы должны понимать, что на каком‑то этапе прошли такие‑то элементы реальной идентичности, мы должны относиться к этому с уважением. Мы делаем и будем это делать, тем более внутри страны. However, other Polish studies later separated them even further, even removed them from among the Slavic peoples. They believed, they claimed that Ukrainians were the descendants of some nomadic peoples. But this is all complete nonsense, and we must know the truth. We must understand that some elements of a real ethnic identity emerged at some stage, and we must respect that. We are doing so and will continue doing so, especially domestically.
Вот сейчас только говорили о том, что на Алтае есть проблемы со школой. К сожалению, у нас много проблем с языками народов России, с культурой, с обычаями. Проблема в каком плане? Мало уделяем этому внимания. А каждый человек, который проживает в России, должен чувствовать, что это его дом и другого дома у него нет. A journalist just mentioned problems with a school in Altai. Unfortunately, we do have many problems with the native languages of the peoples of Russia, with their cultures and customs. What kind of problems? We pay too little attention to this. And every person who lives in Russia should feel that this is their home, and they do not have any other home.
Спасибо вам большое. Хочу вас поздравить с наступающим Новым годом. Нам точно надо заканчивать, потому что уже много времени прошло. Thank you very much. I would like to wish you a Happy New Year. We definitely need to wrap this up now, we have taken so long.
Спасибо вам большое. Thank you.
* * * * * *
А.Желнов: Владимир Владимирович, можно один вопрос, последний, про Котова, пожалуйста. Anton Zhelnov: Mr President, can I ask just one last question about Kotov, please?
В.Путин: Про что? Vladimir Putin: About what?
А.Желнов: Про «московское дело» хотел бы спросить. Обратите внимание на дело Константина Котова, который сидит, сейчас ему дали четыре года колонии по «московскому делу». Он ничего не нарушал, [осуждён] вот по той «дадинской» статье… Anton Zhelnov: I would like to ask about the ‘Moscow case’, and to ask you to take note of the case of Konstantin Kotov, who has been given a four-year sentence under the ‘Moscow case’. He did not violate any laws, yet he has been sentenced under the same article as Dadin.
В.Путин: Я же говорил, с правозащитниками когда встречались… Vladimir Putin: I spoke with human rights activists when we met…
А.Желнов: Они просто не называли его дело. Anton Zhelnov: They did not mention Kotov’s case.
В.Путин: Может быть, я посмотрю. Я услышал: Котов. Vladimir Putin: Fine, I may look into it. I remember the name, Kotov.
Во многих странах гораздо более жёсткие меры предусмотрены к нарушениям подобного рода. За несанкционированные публичные мероприятия – а к ним относится, допустим, перекрытие границ – в некоторых странах до 10 лет лишения свободы. У нас всё гораздо мягче. Хотя, конечно… Punishment for such violations is much harsher in many other countries. For example, unauthorised public actions, such as blocking the border, are punishable with up to 10 years in prison in some countries. Our sentences are much more lenient, although…
А.Желнов: Он не угрожал, Владимир Владимирович, и не кидал ничего, в том‑то и дело. Он просто выходил на митинг. Anton Zhelnov: Mr Putin, he did not threaten anyone or throw anything at anyone, that is the problem. He simply took part in a demonstration.
В.Путин: Я сейчас не говорю: угрожал, не угрожал. Может быть, он делал это неоднократно. Vladimir Putin: I am not talking about whether he threatened anyone or not. Maybe he did this many times before.
Кстати говоря, во всех правовых системах за неоднократное нарушение одного и того же, неоднократные нарушения ужесточают ответственность: с административной переходит на уголовную. By the way, all legislation stipulates increased penalties for repeat offenders, with civil liability for first offenders and criminal punishment for repeat offenders.
Но я тем не менее посмотрю. Anyway, I will take a look at this.
А.Желнов: Посмотрите именно на его кейс, ладно? Anton Zhelnov: Will you take a look at his case, please?
В.Путин: Да, спасибо, хорошо. Vladimir Putin: Yes, I will. Thank you.

 

About the Author

Josh Wilson

Josh Wilson is the Assistant Director for The School of Russian and Asian Studies (SRAS) and Communications Director for Alinga Consulting Group. In those capacities, he has been managing publications and informative websites covering geopolitics, history, business, economy, and politics in Eurasia since 2003. He is based in Moscow, Russia. For SRAS, he also assists in program development and leads the Home and Abroad Programs.