The Dacha in Modern Russian History and Legislation

The Russian word “дача” is often translated into English as “summer residence” or “cottage,” but the best translation is simply a transliteration to English: “dacha.” This is because the dacha is truly a cultural artifact specific to Russia with no direct counterpart in the West. Русское слово «дача» часто переводится на английский как “summer residence” или “cottage”, но лучший перевод – просто транслитерация на английский: “dacha.” Это потому, что дача – по-настоящему культурный артефакт, характерный для России, не имеющий прямых аналогов на Западе.
A Short History of the Dacha Краткая история дачи
A dacha was once something gifted to high-ranking members of nobility by the tsar. It was once a feudal estate and sometimes even came with serfs attached. There is a theory that the word “dacha” actually originated from the verb “дать,” which means “to give.” By the 19th century, dachas had become more common and often more modest, held by a growing middle class in late tsarist Russia. Many came to double as intellectual salons with intellectuals gathering to discuss poetry, the arts, philosophy, and technology. Дача когда-то была подарком от царя для высокопоставленных представителей знати. Когда-то она была феодальным поместьем, и иногда к ней даже прилагались крепостные. Есть теория, что слово «дача» произошло от глагола «дать». К 19-му веку дачи стали более распространенными и часто более скромными, ими владел растущий средней класс в царской России более позднего времени. Многие дачи также были интеллектуальными салонами, где собирались интеллектуалы для того, чтобы обсудить поэзию, искусство, философию и технологии.

Peter the Great’s dacha was, of course, above average. Pictured is the Summer Palace at Peterhof near St. Petersburg. Photo by Flikr user David Orban.

After the revolution of 1917, the larger dachas of the nobility were nationalized and turned into houses of rest for the working class. On average, 50-70 people would stay at one time on these former estates – enjoying the fresh air and escape from city life. During the Stalin era of the 1930s-1950s, the large, private dacha made a comeback as an item of political favor given to authors, scientists, politicians, sportsman, composers, and others. После революции 1917 года более крупные дачи знати были национализированы и превращены в дома отдыха для рабочего класса. В среднем, одновременно в этих бывших поместьях останавливались 50-70 человек, которые наслаждались свежим воздухом и возможностью уйти от городской жизни. В эпоху Сталина 1930-х- 1950-х годов, большие частные дачи вернулись как знак политической благосклонности, их давали писателям, ученым, политикам, спортсменам, композиторам и другим.
In the 1960s, in the Khruschev era, the authorities instituted programs to give small parcels of land to citizens. This led, as was hoped, to many citizens growing food on their own to alleviate food shortages. Fruits and higher value vegetables were favored by these new gardeners. Many also built housing on the land, although that was not always approved by the state. В 60-е годы, в эпоху Хрущева, власти создали программу по выдаче гражданам небольших наделов земли. Это привело к тому, что, как и надеялись, многие граждане сами стали выращивать еду для смягчения дефицита еды. Новые садоводы предпочитали фрукты и более дорогостоящие овощи. Многие также построили на земле жилье, хотя государство не всегда разрешало это.
The authorities later increasingly gave permission to build housing, leading to many two-to-four-story brick cottages replacing the small wooden cabins that were more common before. Meanwhile, the individual plot could not exceed six “соток.” In the singular, the word in Russian is “сотка” and is derived from the Russian word for 100 and denotes an area of 100 square meters. It is still the most common unit of measure for a dacha plot. Позже, власти все чаще давали разрешения на строительство жилья, и это приводило к тому, что коттеджи от двух до четырех этажей приходили на замену небольшим деревянным домикам, которые были распространены ранее. При этом, личный участок не мог превышать шесть соток. В единственном числе это слово звучит по-русски «сотка» и происходит от русского слова 100 и означает 100 квадратных метров. Это все еще самая распространенная единица измерения для дачного участка.
After the collapse of the Soviet Union, those who got wealthy from privatizations became known for showcasing their wealth in ostentatious estates, some with swimming pools, mini-zoos, and fortifications. For many Russians, growing food at the dacha was how they survived the social and economic collapse of the 90s. После распада Советского Союза, те, кто разбогатели на приватизации, стали известны выставлением напоказ своего богатства в роскошных поместьях, в некоторых из них есть плавательные бассейны, мини-зоопарки и фортификационные сооружения. Для многих россиян выращивание еды на даче стало способом выживания в эпоху социально-экономического краха 90-х годов.

Under the soviets, dachas were often very small and quite often constructed without permission. Documenting them in the post-Soviet era became quite a chore.

Post-Soviet Dachas Постсоветские дачи
Although for many the dacha was a lifeline, the shift in government, economic systems, and social structures threw the status of the dacha into turmoil. Sometimes the land was actually granted to a factory, which then effectively re-granted it to individual workers. None of the paperwork actually granted ownership of the land and often no permission was ever granted to build structures on the land. Despite this, families had often lived for decades on the land, in houses they had built there. After the 90s, when many factories went bankrupt or were purchased, the status of the land was put in question, sometimes for years. For many years, stories of land being sold for development, residents being forcibly evicted, and houses torn down were common. Хотя для многих дача стала спасательным кругом, смена власти, экономических систем и социальных структур внесло сумятицу в статус дачи. Иногда земля выделялась какой-нибудь фабрике, которая затем передавала ее рабочим. Никакие документы на самом деле не предоставляли собственность на землю, и часто не выдавалось разрешений возводить строения на этой земле. Несмотря на это, многие семьи часто жили на такой земле десятки лет, в домах, которые они там построили. После 90-х годов, когда многие фабрики обанкротились или были распроданы, статус этой земли стал неопределенным, и долго оставался таким, иногда годами. Многие годы ходили истории о том, что такую землю продавали под застройку, жителей принудительно выселяли, а дома сносили.
Russia’s Land Code of 2001 set out that people who had dachas in the Soviet era, were entitled to own them for free, but required them to pay for official registration of the title papers. Initially, this process was slow because the fee is fairly high – about 10,000-20,000 rubles, which for some poorer Russians is close to a month’s wages. Also hampering the process was the fact that the procedure was complicated, with many steps taking, in total, about nine months if everything went right. This meant that for many years, dachas remained unregistered and vulnerable. Российский Земельный кодекс 2001-го года устанавливает, что люди, у которых были дачи в советское время, имеют право получить их в собственность бесплатно, но от них требовалось заплатить за официальную регистрацию документов на право собственности. Вначале этот процесс был медленным из-за высокой платы – около 10000-20000 рублей, что для менее обеспеченных россиян примерно равно зарплате за месяц. Также этот процесс затрудняет тот факт, что эта процедура была сложной, из нескольких этапов, и в целом длилась около девяти месяцев, если все складывалось хорошо. Это означало, что много лет дачи оставались незарегистрированными и были в уязвимом положении.
In 2006, the government introduced a simplified “dacha amnesty” The newspaper Rossiskaya Gazeta, quoted Pavel Krasheninnikov, the Head of the State Duma Committee on State Building and Legislation, as saying that, as of 2019, the dacha amnesty program had led to the registration of 13 million dachas. However, he continued, about 5 million dachas are still not officially registered. В 2006 году правительство ввело упрощенную «дачную амнистию». Газета «Российская газета» привела слова Павла Крашенинникова, главы комитета по государственному строительству и законодательству Государственной Думы, что по состоянию на 2019 год, дачная амнистия привела к регистрации 13 миллионов дач. Между тем, продолжил он, около 5 миллионов дач все еще не зарегистрированы официально.
As legislation was liberalized, dacha construction and ownership outside of major cities escalated. Today, for residents of these cities, the dacha is a common indication of being middle-class. По мере либерализации законодательства, строительство дач возросло, и число владельцев дач среди жителей крупных городов увеличилось. Сегодня для жителей этих городов, дача – распространенный признак принадлежности к среднему классу.
The average modern suburban dacha has more than one floor, running water, electricity, and sewage systems. Sometimes these are limited to septic tanks, private wells, and generators. However, increasingly city infrastructure is being extended through private contracts to provide these services to dacha communities. Dachas nowadays are still generally used for small-scale gardening as well and, perhaps tellingly, economic crises are often accompanied by people investing into dachas – by adding greenhouses, for instances. However, most dacha gardens now represent hobbies rather than a means of income or survival. В средней современной загородной даче два этажа и более, есть водопровод, электричество и канализация. Иногда это всего лишь септики, личные колодцы и генераторы. Но городская инфраструктура распространяется на все большие территории благодаря частным контрактам на предоставление этих услуг дачным сообществам. В наши дни дачи все еще часто используются для садоводства в небольших масштабах и, что характерно, экономические кризисы часто сопровождаются тем, что люди вкладываются в дачи – например, добавляя на них теплицы. Однако, большинство дачных садов сегодня – это хобби, а не средство дохода или выживания.

A dacha greenhouse, modified to look like a Russian submarine.

The Social Order of Today’s Dacha Общественное устройство современной дачи
Dacha owners also now formed homeowner’s associations that help govern and provide for the private dacha communities. The communities are very often built outside of incorporate cities, meaning that the dacha owners themselves have to provide their own basic services. В наши дни владельцы дач создали правления садовых товариществ, которые помогают управлять и собирать средства для частных дач. Эти садовые товарищества зачастую построены за пределами городов, что означает, что поддерживать основную инфраструктуру должны сами владельцы дач.
The owners must pay fees to the association that are then used to maintain roads, water, electric, and sewage systems, and sometimes private security services. Собственники должны платить взносы в правление товарищества, взносы затем используются для поддержания дорог, систем водоснабжения, электричества и канализации и иногда – для частных услуг по безопасности.
These fees can range from a few thousand rubles in the regions to about 20 thousand rubles per year in areas just outside of Moscow. In part because of these rising costs, the role of the dacha is changing, yet again, in Russian life. Many retirees move permanently to their dachas, making them permanent homes rather than weekend or summer residences. Prices outside of major cities are often lower and the ecology is better. This also means that the retiree can sell or rent their city apartments, which have risen in value throughout most of the post-soviet period. Эти взносы могут варьироваться от нескольких тысяч рублей в регионах до около 20 тысяч рублей в год в районах, прилегающих к Москве. Отчасти из-за этих растущих затрат, роль дачи в российской жизни опять меняется. Многие пенсионеры переезжают жить на дачи постоянно, превращая дачу в постоянный дом. Для них это уже не место отдыха в выходные или на лето, как раньше. Цены на дачи в более отдаленных регионах часто ниже, и экология лучше. Это также означает, что пенсионеры могут продать или сдать в аренду свои городские квартиры, которые росли в цене большую часть постсоветской эпохи.
Young people are also now less likely to own a dacha. Avoiding the related costs and responsibilities of owning the property, they prefer to rent dachas for a weekend or summer when they have the time and resources to spend. Молодые люди сегодня с меньшей вероятностью будут иметь в собственности дачу. Избегая затрат и обязанностей, связанных с владением собственностью, они предпочитают арендовать дачи на выходные или лето, когда у них есть время и деньги.
In some areas, dachas are thus becoming investment properties. As Russia becomes more highly urbanized, many dachas well outside of major cities are falling in value. One can buy a dacha in the Pskov Region (about 500 kilometers away from Moscow) for about 4,000 USD. However, even relatively modest dachas near major cities such as Moscow or in major tourism areas such as Crimea often sell for over 100,000 USD. In these high-value areas, some dachas are being built by individuals specifically to sell or rent them. На некоторых территориях дачи становятся инвестиционным имуществом. Так как Россия становится все более урбанизированной, дачи далеко от крупных городов снижаются в цене. Можно купить дачу в Псковской области (около 500 километров от Москвы) за примерно 4000 долларов. Однако даже относительно скромные дачи возле крупных городов, таких как Москва или в больших туристических районах, таких как Крым, часто продаются дороже 100000 долларов. В этих дорогостоящих районах некоторые дачи люди специально строят для продажи или аренды.

A modern dacha neighborhood, relatively recently built outside of Moscow. Typical here are narrow roads, high metal fences, and a relatively heavy mixing of dacha types and sizes. Photo from Flickr user Petr Magera.

How Dachas Get Built Как строят дачи
Today, for those who wish to construct a new dacha, there are still pitfalls in the gaining the rights to suitable land. If land can be purchased from an individual, the process is a bit simpler, but most land open for new development is actually owned by the government, a heritage from the USSR. Сегодня для тех, кто желает построить новую дачу, все еще остаются подводные камни в приобретении прав на землю. Если купить землю у частного лица, этот процесс немного проще, но большая часть земли, открытой для новой застройки, принадлежит государству, это наследие СССР.
To gain land from the government, an applicant goes to the local municipality and applies for a plot for development. Then the administration will issue an allocation of land with the stipulation that the individual must purchase it within a certain period. The property must then be registered and all relevant taxes paid. Чтобы приобрести землю у государства, заявитель идет в местный муниципалитет и подает заявление на участок для застройки. Потом администрация выдает землеотвод с условием, что этот человек должен приобрести его в течение определенного периода. Затем нужно зарегистрировать этот объект собственность и уплатить все необходимые налоги.
If the land is outside of a city, it is often owned by either the Ministry of the Interior or the Ministry of Defense – which can make obtaining land there especially difficult. Often, large parcels will be obtained by investors and resold to individuals in these cases. Если земля находится за городом, она часто принадлежит либо Министерству внутренних дел, либо Министерству обороны, что может сделать приобретение особенно сложным. Зачастую в таких случаях большие участки будет приобретены инвесторами и перепроданы частным лицам.
To build a home, individuals have various options. Many companies now offer kit homes which can be purchased relatively cheaply and assembled relatively quickly, often by teams hired from the kit home company. У людей есть разные варианты для постройки дома. Сегодня многие компании предлагают сборные дома, которые можно относительно дешево приобрести и относительно быстро собрать, часто мастерами, нанятыми из компании по сборным домам.
For a custom home, plans must be drawn up by a certified architect and approved by various authorities for structural and fire safety. Sometimes a formal contractor will be hired, but sometimes homes will be built by individuals who hire other individuals through acquaintances or advertisements. Для дома, который проектируется архитектором, сертифицированный архитектор должен нарисовать эскиз, который утверждается различными органами власти по инженерной и пожарной безопасности. Иногда нанимается официальный подрядчик, но иногда дома строят люди, которые нанимают частников через знакомства или рекламу.
After the home is built, infrastructure is then connected. While in America, subdivisions are usually built with everything already in place before owners begin building, in Russia people often construct their homes and then, together with their neighbors, or through the homeowners association, decide how to add such basic necessities as access to the electrical grid and city sewage systems. После того, как построен дом, подсоединяется инфраструктура. В то время как в Америке новые районы обычно строятся там, где уже есть вся инфраструктура до того, как собственники начинают стройку, в России люди часто сначала строят дома и затем, вместе со своими соседями или через товариществодомовладельцев, решают, как добавить такие основные удобства, как доступ к электросетям и городским канализационным системам.
Connecting to infrastructure is generally costly and expensive. This is one reason why homeowners associations were founded, to pools time and financial resources in accomplishing these processes. Подсоединение к инфраструктуре обычно затратное и дорогое. Это одна из причин того, почему были основаны товарищества домовладельцев, чтобы выделить время и финансовые ресурсы для реализации этих процессов.
Connecting to gas pipeline, for instances, costs about 150 thousand rubles and connecting to running water and power comes to about 400-500 thousand rubles in official fees. In some cases, this may actually be more than the value of the home itself. Подсоединение к газопроводу, например, стоит около 150 тысяч рублей, и подсоединение к водопроводу и электричеству обходится примерно в 400-500 тысяч рублей по официальным расценкам. В некоторых случаях это может быть фактически выше стоимости самого дома.
The process is also extremely complicated, and a full description would take several pages. Этот процесс также чрезвычайно сложный, и полное описание заняло бы несколько страниц.
In brief, to connect to the power grid, the dacha owner has to obtain permission from the power company. Then, design plans for a residential power supply are ordered from a licensed design company. Then, the design is approved by Regional Electricity Administration and the power company’s chief engineer. Then, the dacha owner has to set up an electric meter and ground the system. Коротко говоря, чтобы подключится к электросетям, владелец дачи должен получить разрешение у энергетической компании. Затем у лицензированной проектировочной компании заказываются проекты электроснабжения жилого здания. Затем проект утверждается Региональной энергетической комиссией и главным инженером энергетической компании. Потом владелец дачи должен установить электросчетчик и заземлить систему.
Officially, the power company should cover the expenses running the power supply up to the private property line, while setting wiring around dacha is covered by the owner. In reality, the owner usually pays for everything, meaning that the distance from a power supply should be considered when purchasing land. Официально, энергетическая компания должна покрывать затраты на организацию передачи электроэнергии до линии частника, а установление проводов возле дачи оплачивает собственник. В реальности, собственник обычно платит за все. Это означает, что при покупке земли нужно учитывать расстояние до источника электроэнергии.
After the power supply is connected, the power company takes measurements of the current and issues a document called a Technical Electrical Report. The owner must take this to the local office of the Ministry of Environmental, Industrial, and Nuclear Supervision, which must approve or deny the system within one month, and then the electric meter needs to be programmed and sealed. После подсоединения к электроснабжению, энергетическая компания измеряет силу тока и выдает документ, который называется «Технический отчет по обязательному энергетическому обследованию». Собственник должен предоставить его в местное отделение Министерства природных ресурсов и в органы по промышленному и атомному надзору, который должен утвердить или дать отказ для этой системы в течение месяца, и затем необходимо настроить и опечатать электросчетчик.
After that, the network and appliances are checked by the Regional Electricity Administration, who issues certification and permission to put the system into operation. Then, the power company’s accounting office issues a certificate of the absence of debt for the individual, indicating that all fees have been covered by the applicant and the applicant holds no debt to the power company. At this point, a contract can be signed for power supply between the company and individual. После этого, Региональная энергетическая комиссия проверяет сеть и электроприборы, и комиссия выдает свидетельство и разрешение на запуск системы в работу. Затем бухгалтерия энергетической компании выдает человек справку об отсутствии долгов, в которой указывается, что заявитель осуществил все платежи и не имеет долга перед энергетической компанией. В этот момент может быть подписан договор на энергоснабжение между компанией и этим человеком.
Only then can a licensed electrician finally turn on the lights. Только потом лицензированный электрик в конце концов включает электричество.
In addition, the local power grid is often known to drag its heels on issuing new hook ups when it knows its current capacity has been nearly maximized and commercial hookups, which can be charged more, are usually prioritized. Especially in large cities, power grids have had trouble keeping up with demand as construction has boomed. Кроме того, местные электросети известны тем, что затягивают осуществление новых подключений, когда они знают, что их текущие мощности загружены почти на максимум. Обычно приоритет отдается коммерческим подключениям, за которые можно взять большую плату. В больших городах электросетям особенно трудно не отставать от спроса, так как строительство бурно растет.
Similar procedures exist for connecting to water and sewage. Подобные процедуры существуют для подключения к воде и канализации.
Conclusion Заключение
The dacha has played a unique role in Russian history and continues to play a unique role in its economy. Although its definition has remained fluid. A dacha can be a wealthy estate and or a hovel to seek survival in. It can be a second home or a primary residence or a rented cottage. However, despite its slipperiness in definition, it has proved remarkably resilient at maintaining its place in Russian society and the Russian vocabulary. Дача играла уникальную роль в российской истории и продолжает играть уникальную роль в ее экономике. Хотя определение понятия “дача” остается размытым. Дача может быть богатым поместьем или хибарой для выживания. Она может быть втором домом или основным жильем или арендованным домом. Между тем, несмотря на неоднозначность определения, дача оказалась удивительно жизнеспособной в сохранении своего места в российском обществе и в русском словаре.

SRAS students are often treated to dacha experiences as part of their SRAS programs. Here, they are strolling from a commuter train to a dacha through a small dacha community outside of Moscow.

An outdoor kitchen at a dacha outside Kyiv.

About the Author

Josh Wilson

Josh Wilson is the Assistant Director for The School of Russian and Asian Studies (SRAS) and Communications Director for Alinga Consulting Group. In those capacities, he has been managing publications and informative websites covering geopolitics, history, business, economy, and politics in Eurasia since 2003. He is based in Moscow, Russia. For SRAS, he also assists in program development and leads the Home and Abroad and Challenge Grant scholarship writing programs.

Andrei Nesterov

Andrei Nesterov has reported on political and social issues for the Russian press as well as American outlets such as Russian Life, Worldpress.org, and Triangle Free Press. He has travelled Russia extensively and penned many stories on the "real Russia" which lies beyond the capital and major cities. Andrei graduated from Ural State University (journalism) and Irkutsk State Linguistic University (English). He studied public policy and journalism at Duke University on a Muskie Fellowship and went on to study TESOL and teach Russian at West Virginia University. He is currently working on an MA from St. Petersburg State in International Relations. Andrei contributes news, feature stories, and language resources to the SRAS site, and is an overall linguistics and research resource. He additionally helps coordinate activities for our students in Moscow.