Vladimir Putin’s Annual News Conference in Side-by-Side Translation

The following is the official video, transcript, and official translation for Vladimir Putin’s annual news conference as given on December 14, 2017.

Note that the text is as given on the Kremlin’s official site. It has been reformatted so that students of language can better use it as a learning resource. Edits have been made only to paragraph spacing in some instances to make the side-by-side formatting work. All images also from Kremlin.ru.

This resource is presented in two parts. Part II is here (and includes the original, undubbed video).

Большая пресс-конференция Владимира Путина Vladimir Putin’s annual news conference
Ежегодная пресс-конференция Президента России транслировалась в эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24» и «Первый канал», радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России». The President’s news conference was broadcast live by Rossiya 1, Rossiya 24 and Channel One, as well as Mayak, Vesti FM and Radio Rossii radio stations.
14 декабря 2017 года
15:50
Москва
December 14, 2017
15:50
Moscow
* * * * * *
В.Путин: Добрый день! President of Russia Vladimir Putin: Good afternoon.
Я с собой кое-что захватил, в частности основные показатели социально-экономического развития, и если представится такая возможность, а, думаю, так оно и будет (здесь позаботились, ещё материалы положили), постараюсь воспользоваться вашими вопросами, чтобы ещё раз сказать о том, что считаю очень важным. Очень близко к тому, что должно происходить в ближайшее время. I have brought some notes with me, mostly the main socioeconomic development indicators. If I get a chance, which is very likely (somebody thoughtfully provided me with more data here), I will use your questions to speak once again about what I believe is very important. Very close to what is going to happen in the near future.
Но предлагаю, как и в предыдущий раз, по-моему, мы делали, не выступать мне с большим монологом, а прямо приступить к вопросам, которые вас интересуют, волнуют, имея в виду, что у нас всё-таки пресс-конференция, и она должна быть посвящена тому, чтобы вы смогли в полной мере исполнить свой профессиональный долг, а именно задать те вопросы, которые, как вы считаете, больше всего волнуют наших граждан, общество. Like last time, I suggest I do not embark on a long monologue. Instead, we can go straight to your pressing questions. This is a news conference and it must completely focus on your professional duty, which is to ask the questions that, in your opinion, are of concern to our people and society.
Пожалуйста. Начнём. Please, let’s start.
Д.Песков: Итак, мы имеем традицию – предоставляем первую возможность задать вопрос нашим ветеранам, участникам кремлёвского пула. Но я хочу чуть-чуть поменять эту традицию на этот раз и предложить вопрос [радио] «Говорит Москва». Потому что, во‑первых, это, так сказать, уже новое поколение журналистов, и потом «Говорит Москва» было одним из самых активных СМИ в нашей ежедневной работе, задавало больше вопросов. Presidential Press Secretary Dmitry Peskov: We have a tradition to give the opportunity to ask the first question to the veteran members of the Kremlin pool. But I would like to go against the tradition this time and to give the floor to the Govorit Moskva radio station. The reason is that, first, they represent a new generation of journalists, and second, Govorit Moskva is one of the most active media outlets in our daily work; they ask the largest number of questions.
Пожалуйста. Please.
Большая пресс-конференция Владимира Путина / Vladimir Putin’s annual news conference.
Д.Кнорре: Дмитрий Сергеевич, спасибо большое. Неожиданно. Darya Knorre: Thank you, Mr Peskov. Quite a surprise.
Радиостанция «Говорит Москва», Дарья Кнорре. Darya Knorre, Govorit Moskva [This is Moscow Speaking] radio station.
Владимир Владимирович, зачем Вы идёте на выборы? Какова Ваша цель, Ваша миссия? Что Вы хотите сделать для России и какой Вы видите в конце Вашего срока, если Вы победите на выборах? Mr President, why have you decided to run for re-election? What is your goal and mission? What do you want to do for Russia? How should Russia change by the end of your next term, provided you win the election?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Вы знаете, я уже много раз говорил о том, какой бы я хотел видеть Россию – и на таких массовых мероприятиях, и в беседах более камерного характера. Ещё раз скажу: она должна быть устремлена в будущее, она должна быть очень современной, политическая система должна быть гибкой, экономика должна быть построена на высоких технологиях, производительность труда должна многократно возрасти. Vladimir Putin: You know I have spoken many times about a Russia I would like to see. I have done this at large events and at low-key events. I will say it again: Russia must be spearheaded into the future. It must become a modern country with a flexible political system, its economy must be based on high technology, and labour efficiency must increase manifold.
Я бы не хотел сейчас говорить о предвыборной программе, которая у меня, так же как и у других кандидатов, наверняка будет, должна быть. Она у меня практически уже есть. I would prefer not to talk about my election programme at this point. Just like any other candidate I will certainly have one. In fact, my programme is almost ready.
Повторяю, сейчас, наверное, не тот формат, когда можно её презентовать, но могу вам сказать главное, на чём, считаю, необходимо сосредоточить внимание и власти, и всего общества. Let me repeat that this is probably not the right format for presenting it, but I can share with you some of its highlights that should be the focus of attention for the authorities and society in general.
Это такие вопросы, если говорить конкретно, как развитие инфраструктуры, здравоохранение, образование, это, как я уже сказал, высокие технологии, повышение производительности труда. Specifically, this has to do with infrastructure development, healthcare and education. This is also about high technology, as I have already said, and improving labour efficiency.

“Россия должна быть устремлена в будущее, она должна быть очень современной, политическая система должна быть гибкой, экономика должна быть построена на высоких технологиях, производительность труда должна многократно возрасти.”

И это всё, без всяких сомнений, должно быть нацелено на то, чтобы повысить доходы граждан, повысить доходы наших людей. Это в самых общих чертах. Но по ходу сегодняшнего разговора, думаю, мы к этому ещё неоднократно вернёмся. There is no doubt that the ultimate goal of all these initiatives should be to increase household incomes in our country. This is what I can say about my programme in the most general terms. I think that during today’s conversation we will come back to these matters.
Д.Песков: Life News. Dmitry Peskov: Life News.
А.Юнашев: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Alexander Yunashev: Good afternoon, Mr President.
Пока мы ждали Вашего объявления об участии в выборах, о том, что люди хотят идти на выборы, стать Президентом России, заявили ещё несколько кандидатов. Однако их рейтинг, если не ошибаюсь, если не равен статистической погрешности, то несколько процентов. While we were waiting for your announcement that you will run for president, a number of other candidates for this office came forward. However, their approval ratings are in the single digits, if not closer to the margin of error.
На Ваш взгляд, почему почти за 20 лет Вашего правления не появился нормальный, влиятельный кандидат от оппозиции, вообще нет политика «номер два»? Почему так? И Вам самому не скучно? Насколько Вам интересно участвовать в выборах без сильного конкурента? In your opinion, why is it that a normal, influential opposition candidate has not emerged in almost 20 years of your rule? Why is there no No. 2 politician? How come? Don’t you feel bored? Is it interesting for you to compete in the election without any major opponents?
В.Путин: Чтобы обострить ещё Ваш вопрос, я видел, девушка плакат поднимала, на котором написано: «Путин, бай-бай». Vladimir Putin: In order to make your question a bit more poignant, I saw a young lady holding up a poster saying “Putin, bye-bye.”
Реплика: «Путин бабай». Remark: Putin, babay.
В.Путин: А, бабай. «Мартышка к старости слаба глазами стала». Извините. Vladimir Putin: Ah, babay. My vision does not seem to be getting any better with age. I am sorry.
Д.Песков: Дайте микрофон, пожалуйста. Dmitry Peskov: Pass the microphone, please.
Вопрос: Добрый день! Question: Good afternoon.
Это трудности перевода. Сегодня все меня боятся. Здесь написано: «Путин бабай», – это по-татарски «Дедушка Путин», так Вас называют дети в нашей республике. This is about translation problems. Everyone is afraid of me today. My poster says “Putin, babay,” which in the Tatar language means “Grandfather Putin.” This is how children call you in our republic.
И вопрос у меня связан с детьми и с языком. Если можно, я озвучу сейчас или после коллеги. My question is about children and language. I can ask it right now or after my colleague.
В.Путин: Давайте уж, чтобы два раза не вставать, сейчас. Vladimir Putin: To save you the bother of standing up twice, you can go ahead and ask it right away.
Вопрос: Вы знаете, что нашу республику и многие регионы в этом году всколыхнул языковой вопрос. Мы, конечно, переживаем, не будет ли нам хуже. Принято решение Министерством образования. Question: You know that the language issue turned up the heat in a number of regions, including our republic, this year. Of course, we are afraid of things becoming worse than they are now. A decision was adopted by the Education Ministry.
Но мы хотим услышать, не поднимете ли Вы через год, через два, через три снова этот национальный вопрос. И не стоит ли в Ваших планах укрупнение регионов, о котором сейчас все говорят? Очень переживают люди. However, we would like to hear from you whether in one, two or three years you will raise the ethnic issue again. Do you have any plans to merge regions, as people are saying right now? This is a matter of grave concern for many people.
В.Путин: Первое, я считаю, что у нас нет никакой остроты в сфере национального, как Вы выразились, вопроса. Vladimir Putin: First, I think there are no serious problems with the ethnic issue, as you put it.
Второе, вопрос, связанный с языком, направлен только на одно – создать всем детям, где бы они ни проживали на территории Российской Федерации, равные стартовые условия для будущей жизни. Second, we have only one goal regarding language: to provide the same starting conditions for all children, no matter where they live in Russia.
Мы говорим про Татарстан, который я очень люблю, и там у меня много друзей, но ведь татары проживают не только в Татарстане. Примерно половина татар проживает в других регионах Российской Федерации. У всех должны быть равные стартовые условия. We are talking about Tatarstan now, which I love and where I have many friends. But Tatars live not only in Tatarstan. About half of them live in other Russian regions. And all of them must have equal starting conditions.
И если люди будут знать свой национальный язык, о чём я сейчас тоже скажу, считаю это очень важным на самом деле, и будут тогда отставать в языке межнационального общения – в русском языке, а преподавание в ведущих вузах страны ведётся на русском языке, мне кажется, что это было бы плохо по отношению к детям, проживающим в Татарстане. Вот и всё. When people know their national language, which is very important, and I will talk about this later, but have a poor knowledge of the dominant spoken language, the Russian language, which is the tuition language at our universities, this is not good for the children who live in Tatarstan. This is how I see it.
Но что нужно точно обеспечить – нужно обеспечить людям возможность изучения родного языка, не только татарского, и марийского, и чеченского, и какого угодно, якутского. What we definitely must do is guarantee an opportunity to study the national language, not only the Tatar language, but also the Mari, Chechen, Yakut or any other language.
У нас, слава богу, огромное разнообразие таких языков. Это наша гордость и это наше богатство – культурное и языковое многообразие. И это, безусловно, должно быть поддержано. Thankfully, we have a huge variety of national languages. They constitute our cultural and language diversity and are our pride and our wealth. We must certainly support this.
Пожалуй, всё. This is all.
Реплика: Укрупнение… Remark: What about merging the regions?
Большая пресс-конференция Владимира Путина. / Vladimir Putin’s annual news conference.
В.Путин: Укрупнение. Vladimir Putin: Merging regions, yes.
Нет, но мы должны признать, что после известных событий начала 90-х годов, когда распался Советский Союз, всё-таки по старинному принципу формировались субъекты Федерации, и очень много субъектов Федерации оказались экономически несостоятельными. No, we do not have plans like this, but it should be said that following the developments of the early 1990s, when the Soviet Union fell, the new federation entities were created based on old principles, which is why many of them are unsound economically.
И в целом, если говорить про экономическую целесообразность, то тогда, наверное, иногда есть смысл в этом укрупнении. Но хочу подчеркнуть, чтобы и в Татарстане, и в других национальных республиках, автономиях меня услышали: мы ничего не будем навязывать в этой сфере. Overall, enlarging regions could be good in terms of economic expediency. However, I want to say this now so that people in Tatarstan and other national republics and autonomous regions will hear me: We will not impose our views on the regions.
Считаю, что это очень вредно и очень опасно для единства Российской Федерации. Потому что любой народ – маленький, большой – должен выбрать сам такую форму своего сосуществования с другими народами России, которую он считает наиболее для него приемлемой и оптимальной. I believe this would be very harmful and dangerous to the unity of the Russian Federation. Any people, big or small, must be free to choose an acceptable and the best possible way to coexist with the other Russian peoples.
Поэтому никаких государственных планов по укрупнению, по сливанию и так далее нет и быть не может. Во всяком случае, пока я Президент, этого не будет. So, there are no and cannot be any state plans to enlarge or merge regions, at least not while I hold office.
Теперь на Ваш вопрос по поводу оппозиции, почему она не появляется такая, которая была бы конкурентоспособной. Самое простое для меня было бы сказать, что не мне же самому для себя конкурентов воспитывать. As for the opposition and why there is no competitive opposition in the country, the simplest answer would be that nurturing rivals is not what I need to do.
Хотя должен неожиданно Вам сказать: думаю на тему о том, что у нас политическая среда тоже, так же как и экономическая, должна быть конкурентной. However, you might be surprised but I do believe that we should have not only economic but also political competition.
И конечно, очень бы хотел, хочу и буду к этому стремиться, чтобы у нас была сбалансированная политическая система. А её невозможно себе представить без конкуренции на политическом поле. Of course, I would be happy if we had a balanced political system. I want this, and I will work towards this. And a balanced political system is unthinkable without competition.
Почему у нас вроде шумные и деятельные оппозиционеры есть, но они действительно не составляют реальной действующей конкуренции власти? Вы знаете, у нас всё‑таки, мягко говоря, большая специфика в России сложилась за последние десятилетия. С чем она связана? Смотрите, конечно, совсем молодые люди не помнят, даже не знают, что происходило в 90‑е и в начале 2000‑х годов, и не могут сравнить с тем, что стало теперь. Why do we seem to have vocal and proactive opposition members in this country but they do not really provide any serious competition to the incumbent authorities? You know, Russia’s path in the past decades has been quite remarkable, to put it mildly. Why is that? Of course, some younger people do not remember or do not even know what was happening here in the 1990s and the early 2000s. So they cannot really compare it to the present situation.
У нас сегодня много проблем. Мы собрались прежде всего для того здесь сегодня, чтобы поговорить об этих проблемах, и будем говорить без всякой лакировки обо всех проблемах. Но всё‑таки у нас ВВП вырос на 75 процентов с 2000 года; промышленное производство – на 60; перерабатывающая промышленность росла ускоренными темпами. Соответственно, 70 процентов. Реальная заработная плата сейчас припала, и мы тоже об этом поговорим, в результате кризисных явлений последних трёх лет, но всё‑таки с начала 2000‑х реальная заработная плата выросла в 3,5 раза, пенсия реальная – в 3,6 раза, младенческая смертность сократилась в 2,6 раза, материнская – в четыре раза. Уходили из жизни – и мы сокращались, Россия сокращалась – почти миллион граждан в год. Мы переломили демографическую ситуацию – здесь тоже есть проблема, сейчас об этом будем говорить наверняка, – тем не менее мы переломили. Сейчас столкнулись с проблемами двух спадов, демографической ямы. Дополнительные меры будут приняты. Я сейчас об этом скажу ещё в ходе нашей встречи. Уверен, что мы с этим тоже справимся. Продолжительность жизни у нас была 65 лет, 65,3, а сейчас – почти 73. Мы жили в условиях гражданской войны в течение долгого периода времени, несколько лет, шесть лет практически это всё продолжалось, если не больше. Больше – десять почти что. Когда неготовых, необученных пацанов 18–19 лет под пули страна вынуждена была направлять, потому что ничего другого не было. Сейчас у нас посмотрите какая армия. У нас долги сократились в три раза, а резервы страны выросли в 30 раз. Ведь это о чём-то говорит! We have many problems. We are here today primarily to discuss those problems, without any whitewashing. However, Russia’s GDP has increased by 75 percent since 2000, industrial production by 60 percent. Processing industries have grown at increased rates, 70 percent accordingly. Actual wages have somewhat declined as a result of the crisis developments of the past three years, and we will discuss this today, too. Still, since the early 2000s, real incomes have gone up by 250 percent, and real pensions by 260 percent. Infant mortality has decreased 2.6-fold and maternal mortality by 75 percent. Population decline in Russia used to be almost one million a year. We have reversed the demographic situation. There are still some issues and we will most likely mention them today. However, we have reversed it. We are now facing two declines, a ‘demographic pit.’ Additional measures will be taken, which I will mention today. I am certain we can cope with these challenges. Life expectancy used to be 65 or 65.3 years and now it is almost 73. We lived in conditions of civil war for a long time, for several years, almost six years if not more. More, almost ten years. The country was forced to send 18- and 19-year-old boys, unprepared and untrained, to face bullets because there was no other choice. Now look at our army. Our debt has decreased three-fold and the national reserves have increased 30 times. This is something.
Когда мы говорим об оппозиции, важно ведь не только шуметь на площадях или в более кулуарной обстановке и говорить об антинародном режиме. Важно что‑то предложить, для того чтобы сделать ещё лучше. А люди‑то, конечно, очень многим недовольны на сегодняшний день, и правы, что они недовольны, потому что можно было бы лучших результатов добиваться. Но когда начинают сравнивать и смотреть, а что же предлагают лидеры оппозиции так называемой, особенно несистемной, возникают большие сомнения. When we talk about the opposition, it is important to not just make noise out there on public squares or behind the scenes, and talk about a regime that is against the people. It is important to offer something, some improvement. Of course, people are dissatisfied with many things today and it is their right to be dissatisfied because our results could have been better. But when they look at what the leaders of the so-called opposition offer, both official and especially unofficial opposition, they start to question it.
В этом, мне кажется, самая главная проблема тех, кто хотел бы быть конкурентоспособной оппозицией, – нужно предложить реальную, не эфемерную, не крикливую повестку дня, а реальную – такую, в которую люди бы поверили. Надеюсь, что это всё‑таки у нас возникнет, и чем раньше, тем лучше на самом деле. This is, I think, the biggest problem of those who want to become a competitive opposition. They need to offer a tangible agenda, not something imaginary, not just loudmouthing. An agenda that people would believe in. I hope it happens eventually, and the sooner, the better.

“Главная проблема тех, кто хотел бы быть конкурентоспособной оппозицией, – нужно предложить не эфемерную, не крикливую повестку дня, а реальную – такую, в которую люди поверили бы. Надеюсь, что это у нас возникнет, и чем раньше, тем лучше.”

Д.Песков: Я не могу не предоставить слова Андрею Колесникову. 18 лет он освещает деятельность Президента Российской Федерации. Dmitry Peskov: I cannot help but give the floor to Andrei Kolesnikov. He has been covering the President’s activities for 18 years now.
А.Колесников: Строго говоря, 15, но тоже немало. Andrei Kolesnikov: Strictly speaking, 15, but that’s also a lot.
Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ». Andrei Kolesnikov, Kommersant newspaper.
Владимир Владимирович, у меня простой и ясный вопрос: как кто, собственно говоря, Вы собираетесь идти на эти выборы? Mr President, I have a simple and straightforward question: in what capacity are you going to run for presidential office?
Я поясню. Вы можете пойти сам от себя, от общественной организации, от партии. Коротко говоря, «чьих Вы будете»? Let me clarify. You can run as a self-nominated candidate, a representative of a public organisation, or a party candidate. So, who will you be running as?
И в продолжение этого вопроса. Говорят, что в Вашей Администрации есть разногласия по поводу того, кто может быть главой предвыборного штаба. Если нет таких разногласий, то, может быть, Вы назовёте этого человека сейчас? И вообще, имеет ли для Вас это хоть какое-нибудь значение? As a follow-up to this question, it is rumoured that there are disagreements in your Executive Office as to who will be heading the campaign office. If there are no such disagreements, then, perhaps, you can name this person now? Does it matter to you anyway?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Это будет самовыдвижение. Но я, конечно, очень рассчитываю на поддержку тех политических сил, как бы они ни были организованы в стране – в партии, в общественные организации, которые разделяют мой взгляд на развитие страны и доверяют мне. Я очень на это, разумеется, рассчитываю. И вообще рассчитываю на широкую поддержку граждан. Vladimir Putin: It will be a self-nomination. Of course, I very much count on the support of the political forces regardless of their organisation form – parties or public organisations – that share my views on the country’s development and have faith in me. Of course, I am counting on it. In general, I am looking forward to receiving broad support of our citizens.
Что касается штаба, то, не скрою, мы вчера только об этом говорили. Пока окончательного решения нет. А по поводу разногласий – они всегда есть, у нас живая атмосфера: и споры есть, и несогласие, но до того момента, пока мы не приходим к какому‑то единому решению. По этому вопросу – он технический, но всё‑таки важный – я бы хотел, конечно, чтобы это были люди авторитетные, известные в стране, и которые искренне, ещё раз повторяю, поддерживают ту политику, которая проводится на протяжении последних лет. As for the campaign office, we talked about this just yesterday. So far, the final solution has yet to be reached. With regard to disagreements, which are always there since we operate in a lively environment: there is discussion and disagreement, but only until we reach a common solution. With regard to this issue – it is technical, but still important – I would like, of course, to see people of authority who are well known across the country, who, I reiterate, sincerely support the policy pursued over the past few years.
М.Кравцова: Здравствуйте! Maria Kravtsova: Good afternoon,
Мария Кравцова, информационный портал «Клопс.Ру», Калининград. Maria Kravtsova, Klops.Ru news website, Kaliningrad.
Владимир Владимирович, ежегодно на пресс-конференцию и «Прямую линию» к Вам приезжает огромное количество людей. Они обращаются со своими проблемами, в том числе личными. Можно вспомнить хотя бы тяжелобольную девушку из Апатитов, которую госпитализировали только после Ваших указаний. Mr President, a lot of people come to your annual news conference and the Direct Line event. They ask you to help them resolve their problems, including personal problems, like the gravely ill young lady from the town of Apatity who was hospitalised only after you gave the instruction.
Как Вы считаете, почему такое большое количество людей считают единственной возможностью решить свои проблемы обращение к Президенту, непосредственно к Вам? И сколько нужно времени, для того чтобы решить все проблемы россиян посредством такого ручного управления? Why, do you think, so many people believe that asking you, the President, for help is the only way to resolve their problems? How much time would it take to resolve all the problems in Russia using this hands-on management approach?
Большая пресс-конференция Владимира Путина. / Vladimir Putin’s annual news conference.
Если позволите, очень коротко второй вопрос, который непосредственно Калининграда касается. Не так давно Вы приезжали в Калининград, и был решён вопрос по поводу Приморского кольца – продолжения очереди из Светлогорска в Балтийск. У нас есть последняя очередь из Балтийска в Калининград. Она тоже очень важна. Если по первому вопросу было финансово всё решено, то по второму пока вопрос открыт. Скажите, может ли федеральный центр как‑то поучаствовать в строительстве Приморского кольца из Балтийска в Калининград? If I may, a brief second question that directly concerns Kaliningrad. Not long ago you were in Kaliningrad, and the issue of the construction of the Maritime Ring highway – the continuation of the Svetlogorsk-Baltiysk road – was effectively resolved. But there is also the last stretch from Baltiysk to Kaliningrad. This is also very important. The financial issues regarding the first issue have been resolved, which is not the case with the second. Can the federal authorities participate in the construction of the Maritime Ring from Baltiysk to Kaliningrad in any way?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Когда я отвечал, по-моему, на первый вопрос, говорил, что одним из приоритетов в работе Правительства, вообще государства в ближайшее время, в ближайшие годы, должна стать работа над развитием инфраструктуры. Vladimir Putin: I think when I answered the first question I said that one of the priorities for the Government and the state in general for the years to come was infrastructure development.
Это, прежде всего, дорожная сеть. Это аэропорты, это порты, это связь и так далее. В этом контексте, конечно, любое дорожное строительство, тем более в таком анклавном регионе, как Калининград, будет иметь для нас приоритетное значение. This primarily concerns road networks, airports, ports, communications, etc. In this context, it is clear that any road construction project, especially within an enclave territory like Kaliningrad, will be a priority for us.

“Одним из приоритетов в работе Правительства, вообще государства в ближайшее время должна стать работа над развитием инфраструктуры. Это дорожная сеть, аэропорты, порты, связь.”

Вы уже назвали те решения, которые приняты. Считаю, что там нужно довести всё до логического завершения. Нужно, чтобы и кольцо было, и ответвление от него. Иначе не будет такого полноценного развития, которого Калининград достоин. You have already mentioned the decisions that were adopted. I think that all the undertakings should be brought to fruition. This means that we need both the circular road, and the road branching off it. Otherwise, Kaliningrad would be unable to develop as it deserves to.
Поэтому сейчас я точно Вам не скажу наверняка, что да, завтра мы такое решение примем, это же нужно сопоставлять всё и с потребностями других регионов, и с тем, какие мы ресурсы сможем получить. For this reason, I cannot tell you right now for certain that tomorrow this decision will be approved, since we must take into consideration the needs of other regions and the resources we can obtain.
Когда я отвечал на этот вопрос, а что будет приоритетом, я сказал, что у нас приоритетов несколько – это инфраструктура, здравоохранение, образование, высокие технологии (ещё раз повторю всё это), это обязательно повышение доходов граждан, источники должны быть. When I answered this question, I said that we have a number of priorities, including infrastructure, healthcare, education, high technology, as I have already said, and of course increasing household incomes. But there must be growth drivers.
Тоже не скрою, мы на протяжении длительного времени, чуть ли не весь год, а последний год довольно часто, каждую неделю собираемся с Правительством, экспертами и работаем над этими источниками: где они? There is no concealing the fact that we have been holding weekly meetings with Government members and experts for quite a while, maybe even all-year around, and especially over the last twelve months, to discuss the growth drivers. Where can they be found?
Кстати говоря, когда начинается такая предметная работа, предметный разговор, то и многие эксперты достаточно либеральных взглядов соглашаются с тем, что они «нарисовали» источники, а на самом-то деле их нет. Или на них рассчитывать невозможно. By the way, when you go into detail and become specific, even many experts who are quite liberal in their views agree that the growth drivers they have been talking about were not real or should not be relied upon.
И сразу становится понятным, когда только начинается предметный разговор, а не просто беседа на заданную тему: «Вот мы придём и сделаем так и так, и всем будет хорошо». А когда точно начинаешь говорить: «Вот это, это и это – сколько получилось?» – «А ничего не получим. Или получим минимально». All this becomes clear once you look at the details instead of perorating that “we will come and do this and that so that everything will be great.” But when you get specific and ask what will be the outcome if we do this, that and the other, you get the answer that there will be nothing or very little.
Поэтому ответ на Ваш вопрос можно будет дать чуть позднее. Но то, что мы будем над этим думать, и будем работать, и будем осуществлять эти программы, – это совершенно очевидно. For this reason, I cannot answer your question at this point. That said, we will obviously think about it, work on it and implement these programmes.
Первая часть Вашего вопроса была? What was the first part of your question?
А, так называемое ручное управление, понятно. Oh yes, so-called hands-on management.
Вы знаете, миф о ручном управлении сильно преувеличен. И в регионах, и на федеральном уровне в текущем режиме, – и это я вам говорю как человек, который возглавлял Правительство четыре с половиной года: в 99-м году и в недавнем прошлом четыре года, полный срок отработал, – вы не представляете, какой колоссальный массив работы проходит через Правительство. You know, the hands-on management myth is strongly exaggerated. Both in the regions and at the federal level, in the current mode – I am saying this as someone who headed the Government for four and a half years: [first] in 1999 and I completed the full four-year term not long ago – you can’t imagine what a huge amount of work flows through the Government.
Это самая тяжёлая и сложная работа в системе управления. Там вмешиваться в каждый вопрос, погружаться даже невозможно, не только вмешиваться. И в регионах то же самое. А в регионах вообще мы часто не дотягиваемся, даже не знаем иногда, что там происходит. Это плохо, конечно, надо знать всё. This is the hardest and most difficult job within the administrative system. Considering each particular issue… you can’t even look at it long enough, let alone study it. And it’s the same in the regions. In the regions, we often can’t even reach out to them; we sometimes don’t even know what is going on there. This is bad of course; we should be aware of everything.
Но для этого мы проводим и сегодняшнее мероприятие, ежегодные конференции, и «Прямые линии», как бы их ни ругали и как бы ни говорили о том, что они носят формальный характер, – это не так. But this is why we are holding this event, and annual news conferences, and Direct Lines, no matter how some people criticise them or say that they are too formal. This is not so.
Вот это есть обратная связь, когда люди напрямую могут добраться до первых лиц государства. Ну и, да, когда это возникает, тогда включается так называемое ручное управление, которое призвано затем систематизировать эту работу. This is the feedback we need, when people can directly reach national leaders. And yes, when this comes up, so-called hands-on management is needed, which is designed to systematize this work.
Вы обратили внимание, что после последней «Прямой линии» я, регулярно встречаясь с губернаторами, постоянно им «выкатывал» на стол те проблемы, с которыми граждане выходят на главу государства. То есть это имеет продолжение, и в этом смысле я не вижу ничего плохого. Но это только дополнение к общей системной работе. You must have noticed that after the last Direct Line, during my regular meetings with regional governors, I always roll out the problems which their citizens address to the president. I mean that this has a continuation and, in this sense, I don’t see anything wrong with it. This only adds to the general system of our work.
Д.Песков: Спасибо. Продолжаем. Давайте, идём сюда – наша главная государственная газета – «Российская газета». Пожалуйста. Dmitry Peskov: Thank you. Let us turn here. Our chief government newspaper, Rossiyskaya Gazeta. You, please.
К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета». Kira Latukhina: Kira Latukhina, Rossiyskaya Gazeta.
Владимир Владимирович, у меня такой вопрос: за счёт чего у нас идёт экономический рост, о котором постоянно говорит Правительство, министры, Орешкин и другие, говорят о тенденциях восстановления экономики? Но всё-таки за счёт чего мы растём? Mr Putin, what is the source of our economic growth that the Government, the ministers, Mr Oreshkin and others, constantly talk about? They say the trends show economic recovery, but what is the source?
Рост идёт за счёт приписывания циферок или всё-таки есть какие-то реальные предпосылки, может быть, мы стали больше производить тракторов, станков, компьютеров? Is this growth based on just adding figures or are there some actual increases? Have we, perhaps, begun producing more tractors, machines or computers?
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
В.Путин: Сейчас посмотрю, что близко к Вашему вопросу, чтобы добавить. По экономике есть ещё вопросы какие-то? «Что сделано по стимулированию переработки рыбы?» Это конкретный вопрос по переработке рыбы. Мы вернёмся к этому отдельно. Vladimir Putin: Let us see if there are any questions that are close to yours that I could add. Are there any more questions on the economy? “What has been done to incentivise the fish processing industry?” This specific question deals with fish processing, and we will discuss it separately.
Реплика: Есть вопросы. Remark: Yes, there are some questions.
В.Путин: Давайте. В чём Ваш вопрос? Vladimir Putin: Go ahead. What is your question?
М.Румянцев: Румянцев Максим, Freepressa. Maxim Rumyantsev: Maxim Rumyantsev, Freepressa.
Владимир Владимирович, развитие экономики. За последнее десятилетие 48 проектов были заблокированы НКО, которые выступают вроде за экологические проблемы и их решение, а на самом деле заблокировано строительство, и десятки миллиардов рублей потеряны, сотни тысяч рабочих мест. И как в таких случаях развиваться? Экономическое развитие блокируется даже на этом этапе. Mr President, I have a question about economic development. Over the past decade, non-profit organisations that supposedly promote solving environmental problems have blocked 48 projects. In reality, construction has been blocked, and tens of billions of rubles, as well as hundreds of thousands of jobs, have been lost. How can the country develop in such conditions? Economic development is being blocked even at this stage.
В.Путин: Понятно. Vladimir Putin: I see.
М.Румянцев: И спасибо Вам за Серебрянку: дорогу сделали. Перед пресс-конференцией с «Вести-24» съездили, сказали: «Это дорога Путина – Румянцева». Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович. Maxim Rumyantsev: And thank you for the road to Serebryanka, which has now been completed. A Vesti-24 television channel team went there ahead of the news conference and said, “This is the Putin-Rumyantsev road.” Thank you very much, Mr President.
В.Путин: У Вас вопрос больше связан с экологией, поэтому я начну тогда отвечать всё-таки на первый, а потом и на Ваш отвечу, постараюсь, во всяком случае. Vladimir Putin: Your question is mostly linked with the environment. Therefore, I will first start replying to the first question, and then I will try and reply to yours. In any event, I will do my best.
Что касается роста экономики, она всё-таки растёт, и это очевидный факт. Здесь никаких приписок нет. У нас рост ВВП – 1,6 процента, рост промышленного производства – тоже 1,6 процента. При этом очень хорошие темпы роста демонстрирует автопром, химическая промышленность, фармацевтика, сельское хозяйство, конечно. В этом году опять будет где-то под три процента по результатам года – рекордный урожай. Regarding economic growth, the economy is growing, and this is an obvious fact. There are no exaggerations here. The GDP has grown by 1.6 percent, with industrial output also growing by 1.6 percent. At the same time, the automotive industry, the chemical industry, the pharmaceutical sector and, of course, agriculture are posting very impressive growth rates. We will have about three percent at the end of the year. We had a record-breaking harvest.
Вчера Ткачёв сказал: 130,5 миллиона, наверное, будет. Может быть, будет больше. Это вообще самый большой урожай за всю историю. В РСФСР, по-моему, приблизительно было 127 в 1978 году. То есть такого урожая вообще никогда не было. Alexander Tkachev said yesterday that the harvest will be around 130.5 million tonnes, or maybe even more. This is an all-time high in our entire history. To the best of my knowledge, the RSFSR posted about 127 million tonnes in 1978. In effect, such a harvest has never been recorded in the past.
Растёт экспорт. Он приобрёл очень масштабный характер. Мы вышли на первое место в мире по объёму экспорта зерновых. Это блестящий показатель. Поэтому рост есть. Exports continue to grow, and they have reached a very impressive scale. We are now first in the world in terms of grain exports. This is a brilliant indicator. We are therefore posing growth.

“Что касается роста экономики, она всё-таки растёт, и это очевидный факт. У нас рост ВВП – 1,6 процента, рост промышленного производства – тоже 1,6 процента. Очень хорошие темпы роста демонстрируют автопром, химическая промышленность, фармацевтика, сельское хозяйство.”

На чём он основывается? Во-первых, на том, что всё-таки мы преодолели два известных шока, которые пережили в середине 2014-го, в 2015 году. Какие? Это резкое снижение цен на энергоносители. Оттуда мы получали, как известно, и в значительной степени до сих пор получаем основные доходы в бюджет. What is this growth based on? Firstly, it is based on the fact that we have overcome two shocks in mid-2014 and in 2015. What shocks am I talking about? This includes plunging fuel and energy prices. It is common knowledge that fuel and energy exports have been and largely remain our main source of budget revenue.
И второе – внешние ограничения или так называемые санкции. Я уверен, просто уверенно это говорю, что санкции не повлияли так, как снижение цен на нефть, но всё-таки повлияли. Мы можем об этом ещё подробно поговорить потом. Вот это первое. On the second matter, there were external restrictions, the so-called sanctions. I strongly believe and can say with all confidence that even if we did feel some impact from the sanctions, it was in no way comparable to the drop in the price of oil. We can discuss this in detail later on. This is my first point.
Второе. Наше развитие стало больше и больше опираться на внутренний спрос, что чрезвычайно важно для любой экономики. My second point is that economic development is increasingly being driven by domestic demand, which is extremely important for any economy.
Что ещё говорит о том, что мы вышли не только из рецессии, но перешли в стадию уверенного развития, именно уверенного развития? У нас инвестиции в основной капитал – 4,2 процента. Обратите внимание, я сказал, что рост ВВП – 1,6, а инвестиций в основной капитал – 4,2. Это что значит? Это значит, что вложения в развитие в два раза, даже больше, чем в два раза, превышают то, что достигнуто сейчас. Это значит, что даже на ближайшую среднесрочную перспективу дальнейшее развитие уже гарантировано. Уже деньги туда вложены, в эти проекты. What else shows that not only have we overcome the recession, but we have also moved into the steady development phase? And I really mean steady development.
Теперь у нас в этом году на данный момент времени прямые иностранные инвестиции достигли 23 миллиардов долларов. Это в два раза больше, чем в прошлом году, и лучший показатель за предыдущие четыре года. Fixed investment is at 4.2 percent in Russia, while, as I said, GDP growth is at 1.6 percent. And fixed investment is 4.2 percent. What does this mean? This means that investment in development is growing at more than double the pace of the overall economy. This means that economic development is guaranteed in the short and even in the medium-term. Funds have already been invested in these projects.
У нас инфляция рекордно низкая за всю историю новейшей России: на сегодняшний день год к году – 2,5 процента. Дефицит бюджета – 2,2 процента. Думаю, что он будет на самом деле меньше. As of today, foreign direct investment has reached $23 billion since the beginning of the year, which is double 2016 and the best result over the last four years. We have record-low inflation in Russia’s recent history. As of today, the inflation rate is at 2.5 percent year-on-year. The budget deficit is as 2.2 percent. I think the final figure will actually be even lower.
Минфин там зажимает эти цифры, не желая показывать, что можно деньги потратить. Может быть, и правильно делают. Поэтому всё это говорит о том, что на сегодняшний день идёт явное оздоровление и рост экономики. Так что здесь Минэкономразвития и Орешкин были объективными. The Finance Ministry always wants to understate these figures in order to show that no money can be spent. Maybe they are right. All this goes to say that the economy is clearly improving and growing. In this regard, I think that the Economic Development Ministry and Maxim Oreshkin were unbiased.
Что касается экологических проблем, мы с вами знаем, такая проблема возникает всегда и везде. Соотношение между защитой экологии, природы и развитием. Всегда нужно искать золотую середину. У нас уже приняты решения в этой сфере, согласно которым в случае реализации тех или иных промышленных, инфраструктурных проектов, если это связано с вырубкой лесов, скажем, нужно осуществить так называемую компенсационную высадку лесов. То есть столько нужно высадить лесов и деревьев, сколько было срублено в ходе реализации промышленного либо инфраструктурного проекта. Если мы будем так же в принципе даже подходить к решению проблем и развития, и сохранения природы, мне кажется, мы будем на верном пути. As for environmental issues, you see, this happens all the time. You and I know that this issue is omnipresent. I am talking about the balance between environmental protection, nature and development. You always have to aim for the middle ground. We have already adopted decisions in this connection. For example, if any trees are cut down as part of an industrial or infrastructure project, compensatory planting is required. In this sense, the number of newly planted forests and trees should be equal to the number of trees that were cut down to make way for an industrial or infrastructure project. If we apply the same principle to other problems, development and nature protection initiatives, I think we will be moving in the right direction.
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
С.Натанзон: Стас Натанзон, «Россия 24». Stas Natanzon: Stas Natanzon, Rossiya 24.
Здравствуйте, Владимир Владимирович! Good afternoon, Mr President.
В следующем году юбилей, десять лет лозунгу «Хватит кошмарить бизнес». Тем не менее предприниматели говорят и сейчас о том, что если на их бизнес положил глаз чиновник, силовик или околочиновник, то шансов уже практически нет, касается это малого бизнеса или крупного бизнеса. А ещё говорят, что в период санкций и экономических сложностей такое рейдерство – это, по сути, государственное преступление. Как Вы думаете, такие чиновники и силовики, может быть, и есть та самая пятая колонна и предатели? Next year will be the 10th anniversary of the slogan “Stop rattling business.” However, even today businesspeople continue to say that, if an official, a security officer or a semi-official goes after their company, they do not stand a chance, be it small or large business. I also hear that under sanctions and during the economic difficulties, a corporate raid is basically a crime against the state. In your opinion, are these officials and security officers the notorious fifth column, traitors?
В.Путин: Вы любите всё заострять: и предатели, и пятая колонна, «караул, хватай чемоданы, вокзал уходит!». У кого-то есть ещё вопросы по избыточному контролю, работе правоохранительных органов? Vladimir Putin: I think you are overdramatising. “Traitors,” “fifth column.” “Oh no! Grab the suitcases, the train is leaving!” Does anybody else have a question about excessive control or the work of law enforcement agencies?
Шахматы – интересно, мы вернёмся к этому. Chess, that is interesting. We will come back to it.
Н.Никитина: Центробанк и Прокуратура. Natalya Nikitina: The Central Bank and the Prosecutor’s Office.
В.Путин: Прокуратура? Что Прокуратура? Vladimir Putin: The Prosecutor’s Office? What about it?
Н.Никитина: Действия Центробанка и Прокуратуры. Natalya Nikitina: Activity of the Central Bank and the Prosecutor General’s Office.
В.Путин: И что? Vladimir Putin: What about it?
Н.Никитина: Надзор за действиями Центробанка. Natalya Nikitina: Oversight over the Central Bank’s activity.
В.Путин: Надзор за действиями Центробанка? Дайте, пожалуйста, микрофон. Vladimir Putin: Oversight over the Central Bank? Give her a microphone, please.
Н.Никитина: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Natalya Nikitina: Good afternoon, Mr President.
Меня зовут Наталья Никитина. Я экономический обозреватель информагентства «ФедералПресс». My name is Natalya Nikitina. I am an economic observer from the Federal Press agency.
Сейчас проходит так называемая массовая зачистка банковской отрасли. Центробанк очень внимательно следит за деятельностью как государственных, так и частных коммерческих банков. Почему мы практически не слышим о проверках со стороны правоохранительных и надзорных органов в отношении самого Центробанка? Ведь он наделён исключительными полномочиями, и сотрудники Центробанка также. Не было ли каких-то эпизодов коррупции со стороны банка-регулятора? The banking industry is currently going through a ‘purge’ on a very large scale. The Central Bank is watching both state-owned and private banks very closely. But why do we hardly ever hear about inspections of the Central Bank itself by law enforcement agencies and oversight bodies? After all, the Central Bank and its employees have exceptional powers. Have there been any corruption cases involving the regulator itself?
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
В.Путин: Действительно, у нас Центральный банк в соответствии с законом и с общемировой практикой – это независимая структура, которая в своей основной деятельности неподконтрольна Правительству, действует исключительно самостоятельно. В этом есть большой экономический смысл – смысл регулирования финансовой деятельности и контроля за банковской системой. Vladimir Putin: Indeed, according to law and global practice, the Central Bank is an independent institution that is beyond the Government’s control in its main activity and has complete autonomy. It makes perfect sense in terms of financial regulation and oversight of the banking system.
Мы можем подробнее поговорить об этом позднее, как я к этому отношусь и что я думаю на этот счёт. Но что касается контроля за соблюдением законов в самом Центробанке, этот контроль осуществляется и Прокуратурой, и другими органами. Не буду скрывать, время от времени ко мне соответствующие материалы поступают, но они своего подтверждения до сих пор не нашли. A bit later, I can elaborate further on what I think about this. As concerns the Central Bank’s compliance with law, it is controlled by the Prosecutor General’s Office and other bodies. I admit that sometimes certain reports come in but none of them have been confirmed.
И поэтому, во-первых, хочу вас заверить, что он осуществляется. А во-вторых, хочу ещё раз подчеркнуть, что никаких заметных серьёзных правонарушений, связанных с нарушением действующего закона, в работе Центробанка на настоящий момент не выявлено. Therefore, firstly, I want to assure you that there is control. Secondly, I want to stress once again that to this date, we have not found any serious wrongdoings or violations of the law by the Central Bank.
Теперь по поводу вопроса, касающегося проверочной деятельности в целом. Во-первых, вы знаете, что введены двух- или трёхлетние каникулы для тех, кто начинает свой бизнес. И в целом эта мера работает. Во-вторых, надзорные органы переходят к риск-ориентированной работе, то есть проверяются прежде всего те структуры, которые связаны со здоровьем человека, с жизнедеятельностью наиболее важных структурных организаций. Мы сокращаем количество. Вы знаете (ведь девушка про Прокуратуру вспомнила), большинство проверок идёт через Прокуратуру, согласовывается с Прокуратурой. Количество плановых проверок сокращается. А количество внеплановых (уже принято такое решение) не должно быть более тридцати процентов от плановых. Наконец, вводится реестр проверочных мероприятий, в котором должно быть отражено, кто проверяет, когда проверяет, сколько раз проверяет, каковы результаты этих проверок. Последовательное внедрение всех этих принципов, на мой взгляд, должно существенно оздоровить ситуацию, связанную с проверками. В целом, на мой взгляд, при возможных издержках, но всё-таки ситуация меняется, меняется к лучшему. As for inspections in general, you know that we have two- and three-year grace periods for routine inspections of new businesses. This measure seems to be effective. Second, supervision agencies are adopting a risk-based system of inspections, where the focus is on companies that are concerned with human health and the operations of vital structural organisations. We are reducing the number of inspections. Since the woman mentioned the prosecutor’s offices, it should be said that the majority of inspections are coordinated with these offices. The number of planned inspections has been reduced. And the number of snap inspections should not exceed 30 percent of the planned inspections; a decision has been taken on this. And lastly, we will introduce a register of inspections, which should include information about the inspection agency, the timeframe and number of inspections, and the results. I believe that a gradual introduction of these principles should greatly improve the situation in this area. In general, I believe that the situation is improving despite some side effects.
Другой вопрос связан с деятельностью правоохранительных органов, не проверяющих организаций, а именно правоохранительных органов. И здесь я с Вами соглашусь. Больших изменений к лучшему мы пока не видим. Связано это, конечно, и с коррупцией на всевозможных уровнях, и просто с низкой организацией этой работы, с отсутствием должного контроля за этой сферой. Сложный вопрос, не буду скрывать. И не могу сказать, что я удовлетворён тем, как здесь выстроена работа. Your other question concerned the operations of law enforcement agencies rather than inspection agencies. I fully agree with you on this. We see no improvements so far. The reasons for this include corruption at all levels, of course, the poor quality of managing the work, and the lack of proper control in this area. This is a complicated issue, let’s face it. I cannot say that I am satisfied with it.
Знаете, где-то год назад я пригласил Бортникова (директора ФСБ, кто не знает) и дал ему материалы, которые ко мне поступили по одному из каналов в отношении конкретной структуры. Он посмотрел (неудобно говорить, но тем не менее скажу) и говорит: «Владимир Владимирович, мы ровно полгода назад в этой структуре провели оперативно-следственные действия, возбудили уголовные дела, передали в суд, все находятся в местах лишения свободы – все из целого подразделения. Полгода назад набрали новых сотрудников, и всё началось сначала». About a year ago, I invited Mr Bortnikov, the FSB Director, if someone here does not know the name, to give him the materials I had received from a source regarding a certain organisation. He looked though them, and – I am sorry to say – told me: “Mr President, we conducted an investigation at this organisation six months ago, following which we initiated proceedings and forwarded the relevant documents to the court. The entire department staff was arrested, and all of them are serving prison terms. New personnel were hired six months ago, and everything began anew there.”
Понимаете, я, честно говоря, иногда даже не знаю, что с этим делать, тем не менее напрашивается одно из решений. Я думаю, что мы пока не готовы осуществить это по ряду соображений финансового, организационного характера, решения жилищных проблем, но напрашивается нечто такое, что у нас в армии есть. У нас в армии постоянная ротация, это сложилось уже десятилетиями. Это одна из составляющих военной службы, тягот военной службы, если так можно сказать. Послужил три-пять лет в одном месте – обязательно, почти обязательно переводят на другое место и так далее. Может быть, есть смысл и в правоохранительной сфере организовать нечто подобное. Повторяю, это тогда будет связано с обеспечением служебным жильём, с некоторыми финансовыми издержками, и немаленькими. Это надо всё просчитать. Но эта ротация, может быть, была бы и востребована и, может быть, сработала бы эффективно и в правоохранительной сфере. Frankly, I don’t know sometimes what we can do about this. However, there is an obvious solution. I believe we are unable so far to do this for financial, organisational or housing reasons, but this solution is similar to what we do in the army. It is the rotation principle, which has been applied for decades. It is a component of military service, and one of the hardships that come along with military service. Officers are transferred to a new deployment site every three to five years. Maybe we should use this approach in law enforcement. As I said, this also implies the provision of service housing, as well as considerable financial outlay. We need to consider everything very thoroughly. The rotation principle could probably be useful and effective also in law enforcement.
Заместитель Руководителя Администрации Президента – пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков. Deputy Chief of the Presidential Executive Office, Presidential Press Secretary Dmitry Peskov.
Д.Песков: Продолжаем. «Первый канал». Dmitry Peskov: Let us continue. Channel One, please.
В.Путин: «Первый канал», «Вести-24», по блату всем раздаёт микрофон. Vladimir Putin: Channel One, Vesti-24… just look at him handing out the microphone to his buddies.
А.Верницкий: Я близко сел. Антон Верницкий, «Первый канал». Anton Vernitsky: I am just sitting close to him. Anton Vernitsky, Channel One.
Владимир Владимирович, вступив в нынешний президентский цикл шесть лет назад, вернее, пять с половиной лет назад, Вы издали пакет указов, которые все мы знаем как майские указы. Они касались и практически всей жизни в России, и внешней политики, и оборонной сферы, но прежде всего социальной сферы. Мы – журналисты – про них очень много говорили, губернаторы всякий раз вздрагивали, когда Вы нагоняй им делали за неполное выполнение части этих указов, например с расселением ветхого жилья. Как Вы сами оцениваете к концу нынешнего президентского срока, какую оценку поставите исполнению майских указов? Спасибо. Mr Putin, having entered the current presidential cycle six years ago, or rather, five and a half years ago, you issued a package of executive orders, which we all know as the May Executive Orders. They touched on practically every aspect of life in Russia, its foreign and defence policy, but, above all, the social sphere. We, journalists, covered them a lot, and the governors shuddered every time you gave them a dressing down for incomplete compliance with some of these executive orders, such as resettling residents of structurally unsafe housing. What do you think now, at the end of the current presidential term, about the level of compliance with the May Executive Orders? Thank you.
В.Путин: Когда майские указы, если Вы вспомните, только вышли, сразу начался «плач Ярославны» по поводу того, что они неисполнимы и что это слишком большая нагрузка на бюджеты всех уровней, что это потащит развитие экономики вниз, что нельзя так планировать повышение заработных плат, что это неприемлемо, заработных плат в бюджетной сфере прежде всего. Потому что за повышением заработной платы в бюджетной сфере неизбежно должны будут расти заработные платы в экономике, а производительность труда в экономике не растёт так быстро, как темпы роста заработной платы. На самом деле отчасти это правда. Тем не менее я посчитал это правильным и необходимым. Vladimir Putin: As you may remember, when the May Executive Orders were issued, everybody started complaining that they are unworkable and that they represent too big a load on the budgets of all levels, and that this would drag the economy down, that this is not how wage increases should be planned, and that this is unacceptable, primarily, with regard to salaries in the public sector, because wage increases in the public sector will inevitably trigger wage increases in the economy, and labour productivity in the economy is not keeping up with wage increases. In fact, there is some truth to this. Nonetheless, I thought it was the right and necessary thing to do.
Кстати говоря, отвечая на предыдущие вопросы, я сказал, что экономика сегодня всё больше и больше опирается на внутренний спрос. У нас даже при падении реальных доходов населения всё-таки за последнее время, за этот год постепенно оживает внутренний спрос, внутренняя торговля. Внутренняя торговля выросла на 3 процента уже. Я думаю, что и показатели по реальным доходам населения будут меняться к лучшему. Если бы не было этих ориентиров, которые были заданы в 2012 году в указах, по поводу необходимости обеспечить рост заработных плат в бюджетной сфере: учителя, врачи, преподаватели вузов, дошкольного образования и так далее, – то и этого бы не было. Было бы хуже намного. Поэтому считаю, что и я, и мои коллеги сделали правильно в своё время, когда обозначили эти целевые показатели. By the way, when taking previous questions, I mentioned that our economy in increasingly relying on domestic demand. Even amid declining individual real incomes, domestic demand and domestic trade are gradually picking up. Domestic trade is up by 3 percent. I think that the real income figures will also be improving. If it were not for the benchmarks set in those Executive Orders in 2012 about the need to ensure growth of salaries in the public sector for schoolteachers, doctors, university lecturers, preschool teachers, and so on, then this would not have happened. It would have been much worse. Therefore, I believe that my colleagues and I did the right thing back then when we outlined these targets.
Что с ними происходит в целом, с этими указами? Примерно 94 процента заявленных целей исполнены. Это касается в том числе и уровня заработных плат в бюджетной сфере. Уверен, что в 2018 году, как и планировалось, всё будет доведено до логического завершения. Эти целевые показатели будут достигнуты. How are these orders being complied with in general? Approximately 93–94 percent of the stated goals have been achieved. This applies to the level of salaries in the public sector as well. I am sure that everything will be brought to its logical conclusion in 2018 as planned. These targets will be met.
Вы сказали про ветхое жильё. Там ставилась задача по ликвидации аварийного жилья. Это немного разные категории. Что касается аварийного жилья, то в целом задача практически решена, по аварийному именно. Но другое дело, что у нас ветхое мало чем отличается иногда от аварийного. Но мы сейчас говорим просто о целевых показателях. По аварийному практически во всех регионах достигнуто. You mentioned dilapidated housing. The goal was to get rid of housing that is not safe for its residents. These are slightly different categories. With regard to unsafe housing, the issue has been almost resolved. To reiterate, I am referring to unsafe structures. However, dilapidated buildings are often not that different from the structurally unsafe housing stock. However, we are now talking about benchmarks. Almost all regions have achieved the targets regarding hazardous housing.

“Примерно 94 процента заявленных [в майских указах] целей исполнены. Это касается в том числе и уровня заработных плат в бюджетной сфере. Уверен, что в 2018 году, как и планировалось, всё будет доведено до логического завершения, целевые показатели будут достигнуты.”

Теперь другая была поставлена задача – обеспечить детей местами в детских садах. Она практически тоже решена на 98,96 процента. В начале этой программы у нас около полумиллиона детей нуждались в местах в детских садах. Сейчас в подавляющем большинстве регионов Российской Федерации эта задача решена полностью. Есть несколько регионов, где ещё работа не закончена. Количество детей, которые ожидают мест в очередях, – 63 тысячи. То есть было около полумиллиона, сейчас – 63 тысячи. Уверен, мы в ближайшее время этот вопрос закроем. Так что в целом майские указы выполняются удовлетворительно. Now, there was another goal, which is to meet in full the demand for kindergartens. It has also been achieved by 98.96 percent. When we started out, more than half a million children were on the waiting lists. Now, this goal has been achieved in full in the overwhelming majority of Russia’s regions. There are several regions where this work is still underway. There are 63,000 children on the waiting list now. To put this in perspective, we started out with half a million, and now have 63,000 left. I am confident that we will close this matter shortly. So, in general, the May Executive Orders are being carried out in a satisfactory manner.
Д.Песков: Псков, пожалуйста. Dmitry Peskov: Pskov, please.
Реплика: Можно Арктику? Remark: What about the Arctic then?
В.Путин: Поскольку Псков поближе к Арктике, то мы сейчас и Арктику тоже поговорим. Vladimir Putin: Since Pskov is closer to the Arctic, we will now take the Arctic too…
А.Чабан: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Alina Chaban: Good afternoon, Mr President.
ГТРК «Псков», корреспондент Алина Чабан. GTRK Pskov correspondent Alina Chaban.
Дело в том, что за последние полтора года в стране резко повысились кадастровая стоимость земли, что повлекло за собой увеличение налогов на землю. The problem is that over the past eighteen months, the cadastral value of land has increased sharply across Russia, which entailed an increase in land taxes.
Это коснулось в первую очередь простых людей – владельцев дач, садовых участков, да и тех, кто живёт в деревнях и сёлах. К примеру, в Псковской области налог на землю вырос более чем в 10 раз. This affects primarily ordinary people – owners of dachas, garden plots, and those who live in villages. For example, in the Pskov Region, the land tax has increased more than tenfold.
У нас в Пскове даже садоводы выходили на митинги. Региональные власти рекомендовали муниципалитетам снизить ставки, но в целом проблема так и не решена. Even dacha owners in Pskov held rallies. The regional authorities advised the municipalities to reduce the rates, but the problem itself has not been resolved.
Владимир Владимирович, можно ли разобраться с этим вопросом окончательно? Mr President, is it possible to resolve this issue once and for all?
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
В.Путин: Да, это реальный вопрос. Vladimir Putin: Yes, this is a real issue.
Кстати, про Арктику я обещал. Что в Арктике у нас? Какие проблемы? But I still promised to hear about the Arctic. What do we have in the Arctic? What problems?
Д.Шучалина: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Darya Shuchalina: Good afternoon, Mr President.
Дарья Шучалина, республиканская газета «Коми му», Республика Коми. Darya Shuchalina, local newspaper Komi mu, Republic of Komi.
Вопрос про Арктику заключается в следующем. На Ваш взгляд, какие приоритеты должны расставить регионы в части своей проектной деятельности – имеются в виду северные территории, – для того чтобы служить опорой нашему государству в освоении Арктики? То есть какие конкретно приоритетные проекты перспективны с точки зрения поддержки в рамках стратегии освоения Арктики? This is our question about the Arctic. In your opinion, what priorities should the regions have for their project work – I mean the northern territories – to support Russia in developing the Arctic? That is, which specific priority projects look promising as support for the Arctic development strategy?
В.Путин: Давайте с этого начнём. У нас целая программа выстроена по развитию Арктики. Здесь важно только, чтобы промышленное освоение Арктики, включая добычу сырья, причём самого разного… Я говорил и хочу ещё раз повторить, перефразировать великого Ломоносова, когда он говорил, что богатство России будет прирастать Сибирью. Теперь богатство России должно прирастать Арктикой. Vladimir Putin: Let us start with this. We have a whole programme for the development of the Arctic. What is important here is the industrial development of the Arctic, including mineral production, all kinds of commodities, I already mentioned this but I would like to repeat – rephrasing the great Lomonosov who said that Russia will expand through Siberia. Now Russia should expand through the Arctic.
Там основные наши запасы минерального сырья. Но освоение этих запасов минерального сырья должно идти параллельно с заботой о природе, с соблюдением всех требований, которые предъявляются к хозяйственной деятельности в этом очень чувствительном регионе. Это первое. That soil contains our main mineral reserves. But this resource development should go hand in hand with care for nature, meeting all the requirements on economic activity in this very sensitive region. This is the first point.
Второе – обеспечение безопасности: и экологической безопасности, и военной безопасности в этом регионе. Напомню, я был на Земле Франца-Иосифа, там несколько лет назад иностранные экскурсоводы, когда водили иностранные группы, говорили: это острова, которые совсем недавно принадлежали России. Они как‑то подзабыли, что это, вообще, российские острова, но теперь мы им напомнили, и всё там в порядке. Про это тоже забывать нельзя. Second, we must ensure security, both environmental security and military security in this region. I remember when I was on Franz Josef Land, where a few years ago guides told foreign tourists: these are the islands that only recently belonged to Russia. They somehow forgot that those are actually Russian islands, but we have reminded them, so everything is in order there now. We should not forget this either.
И, наконец, есть ещё одно важное соображение. Нужно никогда не забывать об интересах малых коренных народов Севера. Это чрезвычайно важная вещь. Нельзя нарушать их традиционных хозяйственных интересов и так далее. А если что‑то неизбежно вступает в противоречие с реализацией крупных общенациональных проектов, безусловно, должны быть представлены меры по компенсации и замещению. Поэтому это комплексная задача. Надеюсь, мы так и будем подходить к этому. Finally, there is one more important thing. We must always be mindful of the interests of the indigenous peoples of the North. This is extremely important. Interfering with their traditional economic activity and so forth is unacceptable. If there are unsurmountable contradictions with major national projects, compensation and substitution measures are needed. This is a crosscutting objective. I hope that we will always follow this approach.
Теперь всё‑таки по первому вопросу, который действительно, на мой взгляд, чрезвычайно важен не только для Пскова, но и для других регионов Российской Федерации – практически для всех. I would like to turn to the first question, since I believe that it is highly relevant not just for Pskov but for other, if not all, Russian regions.
Прежде всего, конечно, во всём мире так устроено, и это естественно: собственники определённого имущества его содержат, платят налоги. Это само собой разумеется. А кадастровая стоимость – это рыночная стоимость. И это тоже вполне естественно и правильно. Of course, just as in any part of the world, it is natural that property owners ensure its maintenance and pay taxes. This is a natural thing. The cadastral value is the market value, which is also natural and correct.
Но что неправильно? Эти уровни тарифов кадастровых платежей должны быть, вообще, основаны на каких‑то реалиях. Они должны быть основаны на реальных доходах населения. Это не может быть оторвано от жизни. Нельзя проводить шоковую терапию, как в 90‑е годы. Это просто недопустимо. What is wrong are the rates calculated based on cadastral value. These rates should be based on some real indicators, such as real household income. They should not be out of touch with reality. Shock treatment of the kind we had in the 1990s is unacceptable.
Сейчас не будем здесь ругаться на тех, кто принимал соответствующие решения. И в начале этого пути люди часто обращали на это внимание, но инициаторы этого процесса всегда говорили о том, что это будут сбалансированные решения. То, о чём Вы сказали, явно говорит о том, что решения оказались несбалансированными. At this point, let us not blame those who took the relevant decisions. People highlighted this issue from the outset, but those who initiated this reform promised a balanced approach. What you said shows that these decisions were not well balanced.
У нас есть льготные категории граждан, которым делают вычет с имущества стоимостью 10 тысяч рублей. Но земельные участки, о которых Вы сказали, эти так называемые шесть соток, во многих регионах страны дороже, чем 10 тысяч рублей, в подавляющем большинстве. There are welfare beneficiaries who are entitled to subsidies on the 10,000 rubles. However, the tax on the land plots that you have mentioned, the so-called 600 square metres, is higher than these 10,000 rubles in most regions.
Вы про Псков сказали, а что говорить про Московскую область, Ленинградскую область, другие регионы Российской Федерации вокруг городов-миллионников? Поэтому думаю, что в самое ближайшее время – я Вам благодарен за этот вопрос – такое поручение обязательно дам Правительству. You mentioned Pskov, but what about Moscow and Lenigrad regions, and other regions across the Russian Federation surrounding million-plus cities? For this reason, I will think about issuing instructions to the Government on this matter. Thank you for this question.
Чтобы Правительство вместе с депутатами Государственной Думы приняло решение, согласно которому все те льготные категории граждан, которые получали денежный вычет из 10 тысяч рублей, получили льготу в натуральном выражении и не платили вообще за все эти шесть соток никаких налогов. То есть те категории, которые имеют льготу по 10 тысяч рублей. The Government, together with members of the State Duma, needs to take a decision whereby all welfare beneficiaries entitled to the 10,000 ruble subsidy receive a benefit in kind and are freed from the obligation to pay any tax on their 600-square-metre land plots. I am talking specifically about the people entitled to the 10,000 ruble subsidy.
Но этого, считаю, недостаточно. Плюс к этому нужно расширить список за счёт всех пенсионеров по старости. Потому что, во‑первых, эти люди уже имеют льготы, связанные с квартирами и домами, и пополнение этого списка за счёт пенсионеров по старости будет логичным и справедливым. Государство от этого не пострадает. But I believe that this is not enough. In addition, we need to expand the list by adding all old-age pensioners to it. Because first, these people already receive benefits linked with flats and homes. Therefore, it would be logical and fair to add old-age pensioners to this list. This will not hurt the state in any way.
Д.Песков: Владимир Владимирович, не критикуйте меня, но я не могу Брилёву не дать слова, телеканал «Россия». Dmitry Peskov: Mr President, please do not criticise me, but I must give the floor to Sergei Brilyov.
С.Брилёв: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Sergei Brilyov: Good afternoon, Mr President.
Брилёв Сергей, «Россия 1». Sergei Brilyov from Rossiya 1 television channel.
Понятно, что сегодня основная часть вопросов касается внутренней политики по понятным причинам, у Дмитрия Сергеевича папочка зелёного цвета, какую Вы приносили на встречу губернаторов. Я всё‑таки хотел про международку спросить хотя бы коротко. For obvious reasons, most issues deal with domestic policy today. Mr Peskov is holding the green folder that you used during your meetings with governors. And I, nevertheless, would like to ask some short questions about foreign affairs.
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
До нынешнего обострения геополитической ситуации задолго уже начал, так сказать, крошиться фундамент того, к чему мы привыкли в международных отношениях. Американцы вышли из ПРО, потом мы здесь, в Европе, не договорились о Договоре об обычных вооружённых силах, потом зашатался, к ужасу, Договор о ракетах средней и малой дальности. Если взглянуть дальше, выживет ли Договор СНВ‑III, и если предположить, что зашатается и он, то не приведёт ли это к новой гонке вооружений, что потребуется так поднимать военные расходы в России, что могут пострадать и уже ставшие привычными социальные выплаты, о которых сегодня, естественно, так много разговоров? The foundation of what we had been accustomed to in international relations started crumbling long before the current aggravation of the geopolitical situation. The United States withdrew from the Anti-Ballistic Missile Treaty. Then we failed to reach agreement on the Treaty on Conventional Armed Forces in Europe. To our dismay, the Treaty on the Elimination of Intermediate-Range and Shorter-Range Missiles also started swaying from side to side. Speaking of long-term prospects, it is unclear whether the START III Treaty will survive. Supposing that it also becomes destabilised, will this lead to a new arms race, which will require Russia to increase its defence spending? Will this affect current customary social payments, which is a frequent subject of discussion today?
Спасибо. Thank you.
В.Путин: Мы не выходили из основополагающих договоров, которые являются, являлись краеугольным камнем международной безопасности. Мы не выходили из Договора по ПРО, Соединённые Штаты вышли в одностороннем порядке. Теперь мы слышим действительно разговоры о проблемах по Договору о ракетах малой и средней дальности. Судя по всему, создаются условия и проводится информационно-пропагандистская работа для возможного выхода Соединённых Штатов и из этого Договора, тем более что по факту они уже вышли. Они пытаются нас в чём‑то упрекнуть и обвинять, а сами‑то они что сделали? Они поставили системы – противоракетные якобы – в Румынии. Vladimir Putin: We did not withdraw from fundamental treaties that formed and still form the cornerstone of international security. We did not withdraw from the Anti-Ballistic Missile Treaty; the United States did that unilaterally. We are now hearing talk about problems with the Treaty on the Elimination of Intermediate-Range and Shorter-Range Missiles. It appears that conditions are being created, and the appropriate information is being promoted for a possible US withdrawal from this Treaty, as well, all the more so as Washington has already withdrawn from it de facto. The United States is trying to reproach and accuse us of something, but what exactly has it accomplished? It has deployed systems, allegedly ABM systems, in Romania.
А как они поставили? Они поставили пусковые системы «Иджис», сняли их просто с моря и поставили. Но в этих системах противоракеты можно легко заменить просто на ракеты средней дальности. То есть, по сути, уже процесс пошёл по факту. Если и дальше так дело пойдёт, ничего хорошего в этом нет. Мы сами выходить никуда ниоткуда не собираемся. And how did it deploy them? It has removed sea-launched Aegis launchers from warships and deployed them on the ground. But these ABM systems’ missiles can be easily replaced with ordinary medium-range missiles. In effect, this process is already de facto underway. Nothing good will come of this trend if it persists. We have no intention of withdrawing from any document.
Что касается СНВ‑III – то же самое. Мы слышим в Соединённых Штатах, что это уже вроде как им невыгодно, им не нужно. Такие разговоры есть. Если это произойдёт, если Соединённые Штаты опять в очередной раз в одностороннем порядке выйдут из него, это будет очень плохо с точки зрения сохранения международной стабильности и безопасности. The same is true of the START III Treaty. We can hear the United States say that it allegedly considers this treaty unprofitable and inappropriate. There is such talk. If this happens, and if the United States once again unilaterally withdraws from this treaty, then this would spell dire consequences in the context of preserving international stability and security.
Теперь по поводу наших военных расходов. Мы знаем, мы видим эти процессы, мы понимаем, к чему конкретные действия могут привести. Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений. And now, I would like to say a few words about our defence spending. We know about these processes, we can see them, and we realise the possible consequences of specific actions. We will ensure our security without getting involved in an arms race.
Д.Песков: Там была вторая часть. Dmitry Peskov: There was a second part.
Дайте, пожалуйста, микрофон. Let him have the microphone, please.
С.Брилёв: Не приведёт ли рост военных расходов к сокращению социальных расходов? Sergei Brilyov: Would not the growth of military spending lead to cuts in social funding?
В.Путин: Вы знаете, военные расходы у нас сбалансированы несколькими содержательными моментами. Vladimir Putin: You know, our military spending is balanced by several substantive criteria.
Первое, нам нужно обеспечить свою безопасность. First, we must ensure our security.
И, второе, сделать так, чтобы это не привело к разрушению экономики. Мы именно из этого исходим. And, second, do this in a way that will not lead to an economic collapse. We take this approach.
Вот смотрите, у нас на следующий год, например, предусмотрены военные расходы – это 1,4 триллиона на закупки и 1,4 триллиона на содержание, то есть 2,8 триллиона рублей. Это примерно 2,8 с небольшим процента ВВП. Я назвал абсолютные цифры – 2,8 триллиона. Если посчитать по действующему курсу, это примерно 46 с небольшим миллиардов долларов. Just look: next year, for example we plan to spend 1.4 trillion rubles on purchases and 1.4 trillion rubles on maintenance, which makes 2.8 trillion rubles. This is slightly over 2.8 percent of the GDP. I named the absolute figures – 2.8 trillion. At the current exchange rate, that is slightly over $46 billion.
В Соединённых Штатах сейчас уже подписан закон о военных расходах в 700 миллиардов долларов. У нас – 46 с небольшим, а там – 700. Почувствуйте разницу. Может ли наша страна позволить себе такие расходы? Нет, но нам того, что мы тратим эти 46 с небольшим, достаточно. Можно, конечно, сказать, что и этого много. The United States has signed into law a military spending bill for $700 billion. Compare $46 plus to $700 and feel the difference. Can our country afford that kind of spending? No, it cannot. But the $46 plus is enough for us. You could say that even this amount is too much.
Но вы знаете, у нас есть известная шутка: те, кто не хочет кормить свою армию, будут кормить чужую. Это совсем старая. Есть и более современные шуточки. Я иногда рассказываю вам всякие шутки на этот счёт. Могу рассказать очередную, она тоже с бородой, но всё‑таки более современная. У бывшего офицера сын приходит к нему, он сына спрашивает: «Сынок, у меня здесь кортик был. Ты не видел кортик?» Он говорит: «Пап, не ругайся. Я его поменял у мальчишки из соседнего двора на часы». Он говорит: «Покажи». Посмотрел. «Часы хорошие, молодец. Знаешь, завтра придут к нам бандиты и грабители, меня убьют, маму убьют, сестру твою старшую изнасилуют, а ты выйдешь и скажешь: добрый вечер, московское время 12 часов 30 минут». Мы же с вами не хотим такого развития событий. Так что мы будем уделять нужное внимание развитию армии и флота, не втягиваясь в гонку вооружения и не разрушая бюджет. I am sure you know this popular adage: those who do not want to feed their own army will feed someone else’s. It is an old one. But there are newer jokes. I occasionally tell you all sorts of jokes about this. I can tell you another one; it also has a beard, as we say, but it is more modern. A former military officer asks his son, “Son, I had a dagger here. Have you seen my dagger?” The boy replies, “Dad, don’t be mad. I swapped it for a watch with the kid next door.” The officer says, “Let me see the watch.” He looks at it and says, “A good watch, good for you. You know, gangsters and robbers will come to our house tomorrow. They will kill me and your mother and will rape your elder sister, but you will come out to them and say: ‘Good evening, Moscow time is 12.30.’” We do not want anything like that to happen, do we? So we will pay due attention to developing the army and the navy without getting involved in an arms race or ruining our budget.
 Заместитель Руководителя Администрации Президента – пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков. Deputy Chief of the Presidential Executive Office, Presidential Press Secretary Dmitry Peskov.
Д.Песков: Владимир Владимирович, я предлагаю комбинированный вариант. Там были «Дети о будущем», и здесь у нас сидят «теледетки», в центральном секторе, ребята уже не первый год принимают участие в пресс-конференции. Dmitry Peskov: Mr President, I suggest we do it both ways. There are the Children about the Future, and we also have TeleDetki in the central sector. Both have taken part in many of these news conferences.
Давайте по очереди. Пожалуйста. Let them speak in turns. Please.
М.Волынкина: Марина Волынкина, интернет-портал «Одарённые дети». Marina Volynkina: Marina Volynkina, the Odarennye Deti (Gifted Children) online resource.
Владимир Владимирович, я позволю себе, как и Вы, немножко пошутить, поскольку действительно три года назад у нас с Вами «родился» ребёнок, ребёнок талантливый и одарённый. Mr President, I would like to follow your example and tell a joke: three years ago, you and I had a child, a clever and talented child.
В.Путин: Ну слава Богу. Это всё от Бога. Vladimir Putin: Thank God for that. It’s a gift from God.
М.Волынкина: Конечно. Это, конечно, шутка. Вы в 2014 году на пресс-конференции поддержали создание всероссийского интернет-портала «Одарённые дети», который сегодня очень хорошо развивается, поддерживается Вами. Мы провели совершенно замечательные мероприятия, связанные с «ПатриУмом». Дети передают Вам огромный привет со всей России, это 85 регионов. Marina Volynkina: This was a joke, of course. The truth is that during the 2014 news conference you supported the idea of a Gifted Children national online resource, which is growing very fast with your assistance. We have held very good PatriUm (PatriBrain) events. The children from all over Russia, from all 85 Russian regions, are sending their best regards.
Так вот 1 сентября, когда Вы объявили конкурс о сочинении «Россия, устремлённая в будущее», на нашем портале мы в этот же день объявили семь номинаций по этому мероприятию. И ребята написали 2,5 тысячи совершенно уникальных сочинений о будущем России. 115 победителей, 19 января мы в Совете Федерации при поддержке АСИ будем поздравлять ребят. On September 1, you announced a competition for the best composition titled Russia Focused on the Future. The same day, we posted information on seven award categories for the best compositions. We have received 2,500 absolutely unique compositions about the future of Russia. We have awarded prizes to 115. The awards ceremony will be held at the Federation Council on January 19, with support from the Agency for Strategic Initiatives (ASI).
Поскольку Вы задали вопрос, хотите ли Вы услышать из уст этих талантливых, удивительных детей ответ о том, как они видят Россию? Они потрясающе отвечают. Владимир Владимирович, что скажете? You have asked the question. Do you want to know how these talented, unique children see Russia of the future? They have incredible answers. What do you say?
В.Путин: Давайте. Вы прямо сейчас хотите сюда привести? Vladimir Putin: Let’s do this. Will you bring all of them here?
М.Волынкина: Нет, 19 января приходите, пожалуйста, на награждение этих талантливых детей в Совет Федерации – там будет присутствовать АСИ, – чтобы дети Вам сами рассказали о том, как они видят нашу Россию. Это что‑то невероятное. Marina Volynkina: No, come to the awards ceremony on January 19 at the Federation Council, the ASI will attend it as well. The children will tell you how they see Russia. This is something incredible.
В.Путин: Хорошо, я постараюсь. Спасибо Вам большое за Вашу работу и за Ваше предложение. Vladimir Putin: Good, I will do my best. Thank you for your work and for the invitation.
Д.Песков: Далее – «Теледетки». Dmitry Peskov: TeleDetki, go ahead.
А.Жукова: Здравствуйте. Я Арина Жукова, и со мной сегодня Кирилл Сеник, это мой коллега. Мы представляем интернет-канал «Теледетки», Санкт- Петербург. Arina Zhukova: Good afternoon. I am Arina Zhukova and this is my colleague, Kirill Sennik. We represent the TeleDetki online resource from St Petersburg.
Скажите, пожалуйста, как государство поддерживает талантливых детей и как оно будет поддерживать их в будущем? И сотрудничает ли оно с деятелями культуры, искусства, учёными в этом вопросе и так далее? Есть ли понимание, кем будут эти дети в будущем, если сейчас в них вкладывают много средств и трудов? What is the state doing and what will it do in the future to support gifted children? Do you work with people in culture and the arts, as well as researchers in this area? Do you have a vision of what will become of these children in the future if so much effort and money are being invested in them now?
Большая пресс-конференция Владимира Путина. / Vladimir Putin’s annual news conference.
И ещё мы знаем, что существует лагерь «Сириус», который сделан по Вашей инициативе. Туда принимают много талантливых детей со всей страны. А что делать детям, которые не менее талантливые в других регионах, но не смогли туда попасть, ведётся ли с ними какая-то работа? We also know about the Sirius educational centre for gifted children, which was established at your initiative. Many gifted children from all over Russia are invited there. What should children from other regions who have not been selected for this centre do? What is being done to help them?
В.Путин: Что касается работы с талантливыми детьми, с детьми вообще, а с талантливыми детьми в особенности, хочу сказать следующее. Уже говорил, хочу повторить, я считаю, что все дети талантливы. Вопрос только в том, и это задача преподавателей, задача родителей, чтобы раскрыть эти таланты. Vladimir Putin: As for working with gifted children, with children in general, I would like to say the following. I have already said it and would like to say again that I believe all children have talents. The trick is to bring these talents out, and this is the job of teachers, of parents.
Кстати говоря, это не общая фраза. Сейчас проводятся в сфере так называемых когнитивных наук такие исследования, в том числе проводятся нашими специалистами, работающими и у нас в стране, и за рубежом. By the way, this is not a common phrase. Today our specialists, who work both in Russia and abroad, are carrying out research in the area of cognitive science.
Вы упомянули про «Сириус». Это не какой-то лагерь, это центр работы с талантливыми детьми. Мы хотим рядом с «Сириусом» на площадях бывшего медиацентра (многие, наверно, во время Олимпиады там работали), там огромные площади, по-моему, четыре Красные площади по общей площади, мы хотим там создать (это тоже моя инициатива) научные современные лаборатории по нескольким направлениям мирового класса и уровня. You have mentioned Sirius. It is not just a camp; it is an educational centre for gifted children. We would like to build contemporary world-class scientific laboratories working in several areas (this is also my initiative) next to Sirius, where the media centre once was (many of you probably worked there during the Olympics). It is a large site, I believe it is the size of about four Red Squares.
Это информационные технологии, биология и генетика, когнитивные науки, прежде всего по поводу способов и методик работы с молодыми людьми, с талантливыми детьми и по поводу раскрытия их таланта. Это сейчас целое направление организуется. These areas include information technology, biology and genetics as well as cognitive science, primarily to study ways and methods of working with gifted children and bringing out their talents. An entire new field is being organised now.
Поэтому мы и с научной точки зрения будем этим продолжать заниматься, и в практическом плане. Но кроме «Сириуса» у нас существуют, работают и развиваются, кстати говоря, и «Артек», и «Океан», и «Орлёнок» на Кавказе. That is why we will continue to do this, both in science and in practice. However, there are other camps developing now: Artek, Okean and Orlyonok in the Caucasus.
Но это тоже не всё. Сейчас создаются кванториумы, детские технопарки по всей стране, проводятся олимпиады. В чём смысл и конечная цель? Вести ребят от школы до высшей школы, а потом до трудоустройства, конечно, желательно в стране. But this is not all. Right now, quantoriums – children’s technology parks – are being established and school Olympiads are held all over Russia. What is the point and the ultimate goal? To lead children from school to higher education, and then to employment, of course, preferably around the country.
Кстати говоря, если вернуться к «Сириусу», с чего Вы тоже начали, то кроме создания лабораторий мирового класса, именно мирового класса, рядом уже нашли участок в 30 гектаров, и я хотел бы создать и технопарки, которые будут работать вообще все вместе. Incidentally, if we go back to what you began with, to Sirius, we have already found an area of 30 ha next to it, and, in addition to world-class laboratories, I would also like to build technology parks, which will work together.
«Сириус», лаборатория мирового класса и технопарки, которые будут уже заниматься коммерциализацией того, что будет нарабатываться представителями науки. Но и с ними как раз работают лучшие преподаватели школьного уровня и преподаватели высшей школы. И там же проводится курс переподготовки преподавателей школ. Sirius, world-class laboratories and technology parks that will bring to the marke t what scientists have developed. But the best schoolteachers and university instructors are already working with them. There is also a re-training course for school teachers.
Мне бы очень хотелось, чтобы серия подобных учреждений возникала по всей стране. И в целом такая сеть уже в регионах Российской Федерации начинает создаваться. Так и будем делать. I would like to see a number of such institutions across the country. We have already begun establishing such a network in the regions of Russia. That is what we are going to do.
Кто по пенсионному возрасту? Пожалуйста. Who had a question about the retirement age? Please, go ahead.
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
Обязательно. Армию не забудем. By all means. We will not forget about the army.
З.Султанова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Зульфия Султанова, «Челнинские известия». Zulfiya Sultanova: Good afternoon, Mr President. Zulfiya Sultanova, Chelninskiye Izvestia.
В последний год очень много говорят об увеличении пенсионного возраста. И всем понятно, что дело уже только во времени. Когда будет принято решение, и как Вы считаете, на сколько нужно повышать пенсионный возраст для мужчин и женщин? A lot has been said over the past year about increasing the retirement age. Everyone understands that it is only a matter of time. When will the decision be made, and how much do you think the retirement age for men and women should be raised by?
В.Путин: Вы знаете, Вы затронули очень чувствительный и очень важный вопрос. Я Вам сейчас не скажу об окончательных решениях, потому что, действительно, они пока не готовы. Вы так сформулировали вопрос, будто решение уже принято. Vladimir Putin: You touched upon a sensitive and important matter. I am not going to tell you now about the final decisions, because they are not ready yet. You have framed your question as if the decision has already been made.
Действительно, те, кто выступает за повышение пенсионного возраста, говорят о том, что планка выхода на пенсию была обозначена в 30-е годы прошлого века. Когда только устанавливали 55 лет – для женщин и 60 лет – для мужчин, тогда и продолжительность жизни была примерно такой же, как это ни странно. Примерно. Indeed, those who advocate raising the retirement age are saying that the retirement age was set in the 1930s. When they set it at 55 years for women and 60 for men, life expectancy was about the same, oddly enough. Approximately the same.
Сейчас все европейские страны, все страны, которые нас окружают, включая Белоруссию, Казахстан, все, на Украине то же самое, – все уже приняли решение о повышении пенсионного возраста. Не сделали этого только мы. All European countries, all the countries around us, including Belarus, Kazakhstan, and Ukraine, have already decided to raise the retirement age. We are the only ones who have not done so.
О чём говорят сторонники повышения пенсионного возраста? Они говорят о том, что если этого не сделать, то с учётом увеличения продолжительности жизни количество работающих будет сокращаться, а количество людей, вышедших на пенсию, будет увеличиваться, и это не даст возможности нам сбалансировать пенсионную систему. The proponents of raising the retirement age are saying that if we do not do so then, taking into account the increase in life expectancy, the number of workers will decrease, and the number of retired people will increase, which will not allow us to properly balance the pension system.
Это совсем не значит, что государство не будет в состоянии выплачивать пенсию. Оно будет в состоянии выплачивать пенсию, там не возникнет катастрофической ситуации, при которой выплаты прекратятся, но доходы пенсионеров будут заморожены и с учётом инфляции будут сокращаться. Так говорят сторонники повышения пенсионного возраста. This does not mean, though, that the state will not be able to pay pensions. It will, and there will be no disaster in which payments stop, but rather the incomes of pensioners will be frozen and fall due to inflation. This is what the proponents of raising the retirement age are saying.

“Решение [о повышении пенсионного возраста] не может приниматься кулуарно, даже на уровне Правительства. Это должно происходить открыто, с привлечением общественности и, конечно, в ходе открытой дискуссии в представительных органах власти, в том числе в парламенте.”

Они же говорят, что если повышать пенсионный возраст, то нужно повышать одинаково и для мужчин, и для женщин. У нас женщины в 55 лет рожают даже. Слава богу, дай им бог здоровья. They are also saying that if we decide to raise the retirement age, it should be raised equally for men and women. Women give birth at 55 years of age now, God bless them.
Но есть и те, которые предупреждают о том, что есть проблемы в случае повышения пенсионного возраста. На что они ссылаются? Они говорят: «Мы хотим придать нашей экономике инновационный характер. Мы хотим, чтобы главную роль играли цифровые технологии». However, there are those who warn about problems associated with raising the retirement age. They say that they want our economy to be driven by innovations and digital technology to play the key role in it.
Что это значит? Это значит, что тот результат в экономике и на предприятиях, в сфере реального производства, который достигается, условно говоря, применяя тысячу работающих, завтра на этих предприятиях, может быть, потребуется не больше ста, да плюс ещё возраст выхода на пенсию мы снесём вправо до 63 или 65 лет, некоторые предлагают. This means that what can be achieved in the economy and at enterprises, in the sphere of real production, by, say, a thousand workers now, tomorrow will be achieved by not more than a hundred, plus we will increase the retirement age to 63 or 65, as some suggest.
А куда девать этих людей, которые высвободятся от работы? Что будет с рынком труда? Есть и другие соображения. Для того чтобы принять окончательно, нужно всё это просчитать реально. Я говорю не для того, чтобы уклониться от ответа. Посчитать по каждой позиции, к чему что приведёт. What are we going to do with the people who will be thus freed from work? What will happen to the labour market? There are other considerations as well. In order to make a final decision, we need to crunch the numbers. I am not saying this to avoid answering your question, but to crunch the numbers for each position and see where it leads.
Но, разумеется, при любом варианте принятия решения это не коснётся тех, кто уже вышел на пенсию, это первое. И второе, уже совершенно точно, это не должно быть никаким шоковым решением, не должно быть разовым, это должно быть, как во многих странах делается, постепенно и мягко – или через полгода, или через год. Of course, no matter what the final decision will be, this will not affect those who have already retired. This is my first point. Second, of course, this should not come as a shock. This should not be done in one stroke, but, as in many countries, gradually and smoothly either in the course of six months or a year.
Но повторяю ещё раз и хочу это подчеркнуть: никакого окончательного решения не принято. И ещё одно, чрезвычайно важное обстоятельство. Такие решения не могут приниматься кулуарно, даже на уровне Правительства. To reiterate, no final decision has been made yet. There is another extremely important consideration. Such decisions cannot be taken behind closed doors, even at the level of the Government.
Это должно происходить открыто, с привлечением общественности и, конечно, в ходе открытой дискуссии в представительных органах власти, в том числе в парламенте. This should be done openly, with the involvement of the public and, of course, as part of an open discussion in representative bodies, including the parliament.
Д.Песков: Владимир Владимирович, может быть, спортивная тематика. Я предлагаю такой комбинированный вариант по спорту. Я видел «Советский спорт», видел «Матч ТВ» и видел такую, скорее антиспортивную, надпись у журналиста: «Родченков и его жизнь в России». Давайте мы начнём с «Матч ТВ». Только очень прошу быть лаконичными. Dmitry Peskov: Mr. Putin, how about questions on sports. I suggest combining questions. I saw Sovetsky Sport, Match TV, and a poster with a sort of anti-sports slogan “Rodchenkov and his life in Russia” that one journalist was holding. Let us start with Match TV. Please, be very brief.
О.Богословская: Ольга Богословская, «Матч ТВ». Olga Bogoslovskaya: Olga Bogoslovskaya, Match TV.
Владимир Владимирович, у меня вопрос, конечно же, на спортивную тему. Ситуация с Международным олимпийским комитетом и Всемирным антидопинговым агентством. Каким Вы видите общение с этими организациями? И ещё, ситуация действительно крайне напряжённая и тяжёлая, – каким Вы видите выход из создавшегося положения? Mr. Putin, I obviously have a question on sports, specifically, on the situation with the International Olympic Committee and the World Anti-Doping Agency. How do you see Russia’s relations with these organisations? In addition, the current situation is really very tense and complicated. Can you think of a solution?
В.Путин: И я, и некоторые мои коллеги уже говорили: для нас очевидным является то обстоятельство, что скандал раздувается в преддверии внутриполитического российского календаря. И кто бы чего ни говорил, убеждён, просто знаю, что это так и есть. Вот кто бы чего ни говорил, я знаю, что это так. Vladimir Putin: Both some of my colleagues and I have said this before, this whole scandal was whipped up in the run-up to Russian domestic political events. No matter what anybody says – I am sure that is the way it is. No matter what they say, I know that this is so.
Но в то же время, и тоже уже об этом неоднократно было сказано, мы сами в этом виноваты, мы дали повод для этого. Потому что действительно выявлены реальные случаи применения, использования допинга. But at the same time, and we have said this before, as well – we have ourselves to blame; we gave them a reason for this to start, since there actually were recorded cases of using performance enhancing drugs.
Правда, и в других странах тоже выявляется, просто вокруг этих стран нет такого политизированного ажиотажа. А то, что здесь политическая подоплёка, – сомнений нет. In other countries, however, there have been similar cases, except there was no such political frenzy. There is no doubt that this whole situation is politically motivated.

“Как мы будем выстраивать отношения с ВАДА и МОК? Надеюсь, конструктивно. Мы спокойно будем с ними работать, устраняя те проблемы, которые у нас действительно есть, но добиваясь защиты интересов наших спортсменов, в том числе в гражданских судах.”

Есть другие системные вещи в мировом спорте. Скажем, разрешение принимать запрещённые для других препараты по медицинским соображениям, якобы после операций или в силу каких-то заболеваний с детства. There are other systemic issues in world sport. For example, some are permitted to take drugs for health reasons – the same drugs that are prohibited for other athletes – that were allegedly prescribed to them after surgery or due to medical conditions they have had since childhood.
Но это очень странно, потому что кто-то получает конкурентные преимущества. Но, может быть, тогда этим людям, которым разрешено принимать эти препараты, а другим запрещено, вне конкурса выступать или что-то в этом роде, не знаю. However, this is very odd, because this gives some athletes a competitive edge over others. But maybe these athletes that take drugs that others cannot should perform outside the competition or something like that, I don’t know.
Не хочется никого обижать и задевать, потому что люди все работают, стараются и заслуживают уважения. Но конкуренция должна быть соблюдена. I do not want to offend anyone or hurt anyone’s feelings, because all athletes work hard, do their best and deserve respect. Nevertheless, there are rules in competition, and they must be respected, too.
Как мы будем выстраивать отношения и с ВАДА, и с МОК? Надеюсь, конструктивно. Мы спокойно будем с ними работать, устраняя те проблемы, которые у нас действительно есть, но добиваясь, конечно, защиты интересов наших спортсменов, в том числе и в гражданских судах. How are we going to manage our relations with the IOC and WADA? In a constructive way, I hope. We are going to continue working with them, to address the issues that we have, but, of course, defending the interests of our athletes at the same time, and in courts, too.
Знаю, что этого многие международные чиновники не хотят, но что нам делать? Мы вынуждены будем там, в гражданских судах, помогать нашим спортсменам отстаивать свои честь и достоинство. I know that some international officials do not want this, but what can we do? We have to help our athletes defend their honour and dignity in the civil courts.
Д.Песков: Да, что Вы хотите? Dmitry Peskov: Yes, do you have a question?
Дайте сюда микрофон, пожалуйста. Microphone over there, please.
О.Лурье: Добрый день! Oleg Lurie: Good afternoon.
Олег Лурье, журнал «Мир и политика». Oleg Lurye, Mir i Politika magazine.
Главный свидетель ВАДА, благодаря показаниям которого отстранена наша команда, Григорий Родченков, в 2011 году являлся со своей сестрой обвиняемым по уголовному делу о нелегальной торговле допингом и гарантировал – это спортсмены среднего звена – то, что не будет определён допинг у спортсмена, он не обнаружит. Grigory Rodchenkov, WADA’s main witness, whose testimony led to the suspension of the Russian team, was under criminal investigation in 2011 for illicit trade in doping substances and guaranteeing to mid-level athletes that they would not be caught.
После предъявления обвинения он пытался покончить жизнь самоубийством: ударил себя ножом в алкогольном опьянении. Потом судебно-медицинская экспертиза обнаружила у него психиатрическое заболевание. То есть полный букет: это шизотипическое расстройство личности. After the charges were filed against him, he made a suicide attempt: he stabbed himself with a knife, while under the influence of alcohol. After that he underwent a medical examination and was found to suffer from a mental disorder, a schizotypal disorder to be more precise.
Потом происходили такие странные чудеса. Он как по мановению волшебной палочки вдруг превращается в свидетеля. Из 12 эпизодов остается один. И он возвращается, возглавляет РУСАДА. From that point on things got very strange. All of a sudden, his status was changed to that of a witness, and only one count out of 12 was maintained. And then he came back as the head of RUSADA.
Теперь такой вопрос: будет ли проведено расследование того, как велось уголовное дело и почему – сейчас дело, кстати, возобновлено – он из обвиняемого превратился в свидетеля? Will there be an investigation into how this criminal case was conducted and why his status was changed from a defendant to a witness? By the way, the criminal investigation has been reopened.
Как может человек, склонный к суициду, занимающийся торговлей допингом, снова возглавить Российское антидопинговое агентство? Кто стоял за этим? Будут ли названы имена, пароли, явки? Будут ли наказаны те, кто покрывал Родченкова? How can a suicidal individual who used to sell performance enhancing drugs return as the head of the Russian Anti-Doping Agency? Who was behind this move? Will we ever find out the names, passwords and other secrets? Will people who covered up for Rodchenkov be punished?
Большая пресс-конференция Владимира Путина. / Vladimir Putin’s annual news conference.
В.Путин: Вопрос непраздный. Действительно странно: человек, который несколько лет жил в Северной Америке, потом приехал к нам, но ничего странного, что он возглавил. Но то, что он подозревался в распространении допинга, его сестра, по‑моему, была осуждена за это… Vladimir Putin: This is a highly relevant question. It is really strange that an individual who had lived in North America for several years then came to Russia, but there is nothing strange in that he headed the agency. But the fact that he was suspected of selling performance enhancing drugs, and I think that his sister was convicted for that…
Реплика: На полтора года. Remark: Got an eighteen-month prison term.
В.Путин: Да, на полтора года. Вот видите, Вам даже виднее, я не знал. И что ещё более странно для меня, для человека, который всё‑таки в специальных службах долгое время проработал, он же ведь всю эту гадость таскал из Северной Америки: из США и Канады. Как его пропускали через таможню при таком жёстком контроле? Он же годами всё это делал. Vladimir Putin: Yes, eighteen months. You see, you know this case even better than I do. What is even more strange to me is that a person who had worked for secret services for a long time brought all this bad stuff from North America, from the US and Canada. Who helped him get customs clearance despite the strict control? He was doing it for years.
Конечно, возникают всякие мысли на этот счёт. Да, это ошибка тех людей и тех структур, которые его туда привели. Нельзя работать с людьми, которые пытаются покончить жизнь самоубийством по любым соображениям. Это значит, что у них проблемы с психикой. Но нельзя тем более основывать решения исключительно на показаниях этих людей. Of course, many things come to mind in this respect. Yes, this was a mistake of the people and agencies that brought him there. You cannot work with people who try to commit suicide for whatever reason. This means that they have a psychological problem. This goes to say that you cannot make decisions based exclusively on the testimony of people like that.
Смотрите, что в обосновательной части Международного олимпийского комитета написано: первое, что он честный человек; второе, что он находится под контролем ФБР и защищён; и третье, что всё изложено в его дневниках. Look what the reasoning for the decision by the International Olympic Committee says: first, that he is an honest person, second that he is protected by the FBI, and third that everything is in his diary.
Извините, но это ерунда какая‑то. Во‑первых, кто сказал, что он порядочный человек? Если он был под судом и известно, что он жульничал. Тем более что он прямо говорит, что для него главное – деньги. I am sorry, but that’s just nonsense. First, who said that he is an honest person? After all, he faced charges and was involved in fraudulent activity. Even more importantly, he blatantly admitted that what mattered the most to him was money.
Второе, что он находится под контролем и защитой ФБР. Для нас это не плюс, для нас это минус, это значит, что он работает под контролем американских спецслужб. Что они с ним там делают? Какие они ему дают препараты, чтобы он говорил то, что нужно? Это просто смешно. Regarding him being protected by the FBI, this is not an advantage but rather a disadvantage for us, since this means that his actions are controlled by the US intelligence services. What are they doing with him? What drugs are they giving him to make him say what they want him to say? This is just ridiculous.

“Мы с уважением относимся к международным спортивным организациям, у нас там очень много друзей. Но мы понимаем, что им тяжело. На них самих давят с утра до ночи, запугивают. Что бы сейчас они ни сказали после моих слов, так и есть.”

И третье, это всё изложено в его дневниках. Ну и что? Когда это изложено? Где он написал? Как он всё это делал? Никто не знает. Всё, больше ничего нет. And finally, regarding the idea that everything is in his diaries. So what? When was it all written? Where? How did he do it? Nobody knows. That is it, and nothing more.
Царапины на этих банках. Мы же отдали туда по акту. Никаких претензий к нам не было. Где появились эти царапины? Когда? Просто ничего больше нет. They mention scratches on bottles. But they were duly handed over and we signed a statement to this effect. Where did these scratches appear? When? They simply do not have anything else.
Мы с уважением относимся к международным спортивным организациям, кстати говоря, и к ВАДА, и тем более МОК, у нас там очень много друзей. Но мы понимаем, что им тяжело. На них самих давят с утра до ночи, запугивают. Что бы сейчас они ни сказали после моих слов, так и есть. We respect international sports organisations, including WADA and even more so the IOC, and we have a lot of friends there. But we realise that it is not easy for them. They are under pressure all the time and are even intimidated. No matter what they say after hearing my words, this is the way it is.
Но всё равно, даже если они вынуждены что‑то делать, надо хоть на чём‑то объективном основывать свои выводы, вот о чём речь. А как так получилось, что такой субъект оказался во главе нашей антидопинговой структуры? Ошибка, конечно, тех, кто это сделал. Я знаю, кто это сделал. Но теперь что об этом говорить? In any case, even if they have to take any action, their findings have to be based on something. This is what I am talking about. How did it happen that this person headed the Russian anti-doping agency? Of course, the people who put him there made a mistake. I know who it was. But what is the point talking about it now?
Д.Песков: «Советский спорт», пожалуйста. Только очень лаконично, я Вас прошу. Dmitry Peskov: Sovetsky Sport, go ahead please, but be very brief.
Н.Яременко: Очень коротко. Nikolai Yaremenko: I will.
Николай Яременко, «Советский спорт». Nikolai Yaremenko, Sovetsky Sport.
Долго не буду рассказывать, что мы старейшее издание, потому что нам по телевизору показывали, что Владимир Владимирович подписан на «Советский спорт». I will not speak at length about our publication, which is one of the oldest because we saw on TV that Mr Putin subscribes to Sovetsky Sport.
Мы все хорошо знаем, что в России умеют проводить крупные спортивные состязания. Олимпиада в Сочи это блестяще показала. Нет сомнений, что, даже когда мы не успеваем, подкрутим, подчистим, достроим. We all know that Russia can host large sport competitions really well. The Sochi Olympics were a brilliant example. There is no doubt that even when we are short of time we will finish it off, clean it up and complete the construction.
У нас в следующем году самое крутое событие – чемпионат мира по футболу. Мы все его ждём. Это будет настоящий фестиваль, праздник. Уверен, всё пройдет на самом высшем уровне. Next year we will host the coolest event – the FIFA World Cup. We are all looking forward to it. It will be a real festival, a holiday. I am sure everything will be done at the highest level.
Но мы привыкли, что крупные города – Москва, Санкт-Петербург, Казань, Сочи – уже имеют опыт и знают, как проводить. При этом будет ещё много городов, где до сих пор даже иностранные гости кажутся экзотикой. Нет ли у нас сомнений, что все справятся на должном уровне? We know that large cities like Moscow, St Petersburg, Kazan and Sochi are used to hosting such events and know how to do it. But there are many cities where foreign guests still seem exotic. Are there any reasons to doubt that they will successfully deal with this?
В.Путин: Нет сомнений, Вы правильно сказали, у нас хороший, очень большой опыт успешного проведения очень больших, очень крупных международных соревнований. Сейчас не буду все перечислять, чтобы время не терять. Vladimir Putin: No doubt. You were correct in saying that we have extensive experience in successfully hosting major international competitions. I will not quote examples to save time.
Кубок конфедераций был проведён, и проведён на самом высоком уровне. Для нас очень важно, что инспекторы FIFA сопровождают всю подготовку к проведению чемпионата мира, всё идёт по графику. The Confederations Cup was held at the highest level. It is very important for us that FIFA inspectors are monitoring the preparations. Everything is being done on schedule.
Объективности ради должен сказать, что из 12 стадионов – они должны быть построены в 11 городах, в Москве два стадиона будут использованы – в одном месте есть двухмесячное отставание. Но это всё поправимо, и, уверен, всё будет сделано в срок и качественно. I must admit for the sake of objectivity that of the 12 stadiums being built in 11 cities, including the two in Moscow, there is a two-month delay with the construction of one. But this will be fixed and I am sure everything will be done well and on time.
Что хотелось бы особенно подчеркнуть? Меньше половины – это бюджетные расходы, больше половины – частные вложения. При этом государственные средства, прежде всего так, как было во время подготовки к Олимпиаде в Сочи, будут расходоваться и расходуются на подготовку инфраструктуры: дорог, подъездных путей, аэропортов, вокзалов и так далее. Уверен, что всё будет сделано качественно и в срок. I would like to emphasise that less than half of all the expenses come from the budget and more than half from private sources. Indicatively, government funds are being used in the same way as for preparations for the Olympics in Sochi: for building the infrastructure – roads, access ways, airports, railway stations and the like. I am sure everything will be done well and on time.
Д.Песков: Спасибо. Dmitry Peskov: Thank you. Mr President, you haven’t had any questions from foreign journalists today. I suggest a question from ABC News.
Владимир Владимирович, у нас не было ещё зарубежных СМИ. Я «Эй-би-си ньюс» предлагаю. Terry Moran: Thank you, Mr President. Terry Moran with ABC News.
Т.Моран (как переведено): В Соединённых Штатах Америки расследования со стороны Конгресса, Министерства юстиции и СМИ обнаружили множество контактов между российскими гражданами, которые связаны с вашим Правительством, и высокопоставленными чиновниками – членами кампании Трампа. Некоторые из этих представителей сейчас находятся под уголовным преследованием за то, что они солгали относительно тех контактов. И многие американцы считают, что что-то не так. И раз уж так много дыма, то огонь тоже должен быть. Каким образом Вы американцам объясните колоссальное число контактов между представителями кампании Трампа и вашим Правительством? First, in the United States investigations by Congress, the Department of Justice and the media have uncovered a very large number of contacts between Russian citizens associated with your government and high officials of the Trump campaign. And some of those officials are now being prosecuted for lying about those contacts. All this is not normal. And many Americans are saying where there is that much smoke there must be fire. How would you explain to Americans the sheer number of contact between the Trump campaign and your government?
И второе, если позволите. Прошло больше года с момента избрания Президента Трампа на этот пост. Вы положительно о нём отзывались во время кампании, и как Вы оцениваете его теперь, по прошествии одного года? Благодарю Вас. And second, if I may. It has almost been a year since Donald Trump has been elected president. You praised Donald Trump during the campaign. What is your assessment of Donald Trump as president after one year? Spasibo.
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
В.Путин: Давайте со второй части Вашего вопроса начнём. Не мне оценивать работу Президента Трампа. Это должен сделать его избиратель, американский народ. Мы объективно видим некоторые достаточно серьёзные достижения, даже за тот небольшой период времени, который он работает. Посмотрите на рынки, как они выросли. Это говорит о доверии инвесторов к американской экономике. Это говорит о том, что они доверяют тому, что делает Президент Трамп в этой сфере. Знаете, при всём уважении к оппозиции Президента Трампа внутри Соединённых Штатов, – это объективные факторы. Vladimir Putin: Let us begin with the second part of your question. It is not for me to evaluate Donald Trump’s work. This should be done by his electorate, the American people. But we do see some major achievements, even over the short period he has been in office. Look at the markets, which have grown. This is evidence of investors’ trust in the US economy. This means they trust what President Trump is doing in this area. With all due respect to President Trump’s opposition in the United States, these are objective factors.
Есть вещи, которые, я думаю, что он и хотел бы сделать, но не смог пока, имеется в виду реформа здравоохранения, некоторые другие направления. Он говорил, кстати говоря, во внешней политике об улучшении отношений с Россией. Но это же очевидно, что даже если бы он хотел, пока он не в состоянии этого сделать из-за известных ограничений. Но на самом деле я не знаю, это у него надо спросить, есть у него ещё такое желание, нет или полностью оно исчерпано. Я надеюсь, что оно есть, и исхожу из того, что в конце концов в интересах американского и российского народа мы всё-таки нормализуем наши отношения и будем развиваться, будем преодолевать общие угрозы, они хорошо известны: это терроризм, решение экологических вопросов, борьба против распространения оружия массового уничтожения, преодоление кризисов в различных регионах мира, включая Ближний Восток, северокорейскую проблему и так далее, и так далее. У нас много вещей, которые мы можем, объединяя усилия, делать гораздо более эффективно в интересах наших народов, чем это происходит до сих пор. Собственно говоря, пожалуй, всё. There are also things he would probably like to do but has not been able to do so far, such as a healthcare reform and several other areas. By the way, he said his intentions in foreign policy included improving relations with Russia. It is clear that he has been unable to do this because of the obvious constraints, even if he wanted to. In fact, I do not know if he still wants to or has exhausted the desire to do this; you should ask him. I hope that he does and that we will eventually normalise our relations to the benefit of the American and Russian people, and that we will continue to develop and will overcome the common and well-known threats, such as terrorism, environmental problems, weapons of mass destruction, crises around the world, including in the Middle East, the North Korean problem, etc. There are many things we can do much more effectively together in the interests of our people than we are doing them now. Actually, we can do everything more effectively together.
Т.Моран: Каким образом Вы объясните связь между вашим Правительством и представителями кампании Трампа? Как Вы объясните это американцам? Terry Moran: How would you explain the connection between the government, your government, and the Trump campaign? How would you explain it to Americans?
В.Путин: Вы знаете, это всё придумано, всё это придумано людьми, которые находятся в оппозиции к Трампу, для того чтобы придать его работе нелегитимный характер. Для меня это даже странно, говорю Вам совершенно откровенно, это делается как будто без понимания того, что люди, которые это делают, наносят ущерб внутриполитическому состоянию страны, обескровливают возможности избранного главы государства. Это значит, что они просто без уважения относятся к избирателям, которые за него проголосовали. Vladimir Putin: (In English.) I see, I see. (In Russian.) You know that all this was invented by the people who stand in opposition to Mr Trump to present his work as illegitimate. It seems strange to me, and I mean it, that the people who are doing this do not seem to realise that they are damaging the internal political climate in the country, that they are decimating the possibilities of the elected head of state. This means that they do not respect the people who voted for him.
А как Вы вообще представляете любой избирательный процесс во всём мире? Что, нужно вообще запретить любые контакты? Нашего посла обвиняли в том, что он с кем-то встречался. Но это же общемировая практика, когда дипломатический представитель, когда даже члены Правительства встречаются со всеми кандидатами, с их командами, обсуждают какие-то вопросы, перспективы развития, хотят понять, что будут делать те или иные люди, если они придут к власти, как на это реагировать. Что здесь такого кто-то увидел запредельного? И почему это должно всё приобрести характер какой-то шпиономании? How do you see any election process worldwide? Do we need to ban any contacts at all? Our ambassador has been accused of meeting with someone. But this is standard international practice when a diplomatic representative and even Government members meet with all the candidates, their teams, when they discuss various issues and development prospects, when they want to understand what certain people will do after assuming power and how to respond to this. What kind of extraordinary things did anyone see in this? And why should all this take on the nature of spy mania?
Вы смотрели, как шли расследования по социальным сетям. Там реклама наших кампаний измеряется какими-то сотыми долями процента, в то время как американские кампании по рекламе были представлены в сто, двести, триста процентов. Просто абсолютно несопоставимые вещи. Но даже это кажется почему-то избыточным. Бред какой-то. You have watched the investigation on social media. The share of Russian corporate advertising makes up less than 0.01 percent, with that of American companies totaling 100, 200 and 300 percent. It is simply incomparable. But, for some reason, even this is seen as excessive. This is some kind of gibberish.
Так же как ситуация, связанная с нашими средствами массовой информации, там RT, «Спутник». Но их доля в общем объёме информации ничтожна по сравнению с тем, что делают американские глобальные СМИ во всём мире и у нас в России. И это кажется угрозой. А где же тогда свобода распространения информации? Собственно, один из краеугольных камней, на котором зиждется сама американская демократия. The same can be said about the situation with our media outlets, including RT and Sputnik. But their share in the overall information volume is negligible, as compared to the share of global US media outlets all over the world and in Russia. And this is seen as a threat. Then what about freedom of the media? This is actually a cornerstone, on which American democracy itself is based.
Надо всем нам научиться, что у кого-то что-то получается, у кого-то что-то не получается. Надо делать выводы из этого и идти вперёд, а не набрасываться как зверьки друг на друга. Надо об этом подумать и сделать выводы. All of us should realise that someone succeeds and someone does not. We need to draw conclusions from this and move on, instead of pouncing on one another like animals. We need to think about this and draw conclusions.
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
Д.Песков: Переместимся в то крыло. ТВЦ. Dmitry Peskov: Let us go to that sector. TVC, you have the floor.
Л.Акиньшина: Спасибо. Лилия Акиньшина – «ТВ Центр». Lilia Akinshina: Lilia Akinshina from TV Centre.
Владимир Владимирович, у меня экономический вопрос, как Вы просили, о денежно-кредитной политике Центробанка. Mr President, I have a question about the economy, as you requested, and it deals with the Central Bank’s monetary policies.
Вы уже рассказали о рекордно низкой инфляции, и ключевая ставка медленно, но верно снижается, тем не менее Центробанк всё равно критикуют. Хотя одним из основных экономических трендов этого года было таргетирование инфляции. И тогда было очень много скептиков относительно того, что удастся её снизить, но Центробанк это сделал. Тем не менее дискуссия продолжается. Некоторые экономисты говорят, что то, что хорошо рядовому потребителю, например то, что рост цен не такой большой, как это было раньше, то в масштабах и перспективах экономики страны если не смерть, то не совсем здоровое состояние. You have already spoken about the record-low inflation, and the benchmark rate continues to decrease slowly but surely. Nevertheless, people continue to criticise the Central Bank, although inflation targeting was among this year’s main trends. Earlier, many people were skeptical that it would be possible to reduce inflation, but the Central Bank has accomplished this. Nevertheless, the discussion continues. Some economists are saying that what is good for ordinary consumers, including reduced price hikes on the previous period, amounts to a not very healthy situation, if not death, in terms of the national economy’s scale and prospects.
Как Вы считаете, насколько оптимальна политика таргетирования инфляции? Дала ли она все свои плоды? И насколько тогда обоснованы жалобы бизнеса на то, что в стране не хватает свободных денег, нет доступных кредитов на развитие производства и экономики? Спасибо. How optimal do you think is the inflation targeting policy? Has it yielded results? How justified are the business community’s complaints that the country does not have enough available funding and affordable loans for expanding production and facilitating economic development? Thank you.
В.Путин: Таргетирование инфляции – это правильный процесс. Если мы хотим, чтобы экономика у нас была здоровая, вызывала бы доверие со стороны инвесторов, это обязательная составляющая нашей политики. Это взвешенная бюджетная и кредитно-денежная политика, которой занимается Центральный банк. Vladimir Putin: Targeting inflation is the right thing to do. If we want the economy to be healthy, so that it inspires confidence in investors, this should be an indispensable part of our policy. I mean a balanced budget and monetary policy, which is the responsibility of the Central Bank.
Можно ли понять критику со стороны бизнеса? Тоже можно понять. Конечно, хочется получить больше кредитов и по более низкой ставке. Вопрос в том, чтобы этот процесс шёл аккуратно и чтобы он не был избыточным, чтобы в экономике не возникло так называемых мыльных пузырей, когда получают много-много дешёвых денег, вкладывают их в малоперспективные предприятия по производству товаров и услуг, которые не обеспечены спросом. Вот самое главное, в чём дело. Is the criticism coming from businesses understandable? Yes, it is. Of course, they want more loans at a lower rate. The point is that this should be done carefully and not overdone, otherwise the economy fills with bubbles – they borrow a lot of cheap money, invest in low-potential enterprises rolling out goods and services that are not in demand. That’s the main thing, that is what matters.

“Таргетирование инфляции – это правильный процесс. Если мы хотим, чтобы экономика у нас была здоровая, вызывала доверие со стороны инвесторов, это обязательная составляющая нашей политики. Это взвешенная бюджетная и кредитно-денежная политика, которой занимается Центральный банк.”

Что происходило за последние годы? Если в прошлом году Центральный банк дважды снизил ставку – с одиннадцати до десяти процентов, то в этом году Центральный банк пять раз снижал ключевую ставку. И сейчас она составляет 8,25. What has happened over the past few years? While last year, the Central Bank cut its rate twice, from eleven to ten percent, this year, the regulator cut the key rate five times. Now it is 8.25 percent.
Центральный банк показал и цели своей дальнейшей деятельности. Где-то к 2020 году, если мне память не изменяет, ключевая ставка будет шесть-семь процентов. Снижаются вслед за ключевой ставкой (это один из важных факторов, но не единственный) ставки по кредитам коммерческих банков. Сейчас она средневзвешенная. Для нефинансовых организаций – где-то 10,08 процента, по-моему. Для малого и среднего бизнеса, конечно, больше – тринадцать-четырнадцать процентов в среднем. Есть наверняка и больше, есть меньше. The Central Bank has announced the targets of its further work. Around 2020, if I remember correctly, the key rate will be 6 to 7 percent. Interest rates on commercial loans decline following the key rate (this is one of the important factors, but not the only one). Now it is a weighted average – 10.08 percent for non-financial institutions, I think, but naturally higher for small and medium-sized businesses – 13–14 percent on average. There are higher and lower examples of course.
Что делает Центральный банк ещё? Принято решение по реструктуризации банковских учреждений. Те, которые имеют, условно говоря, генеральную лицензию для работы с крупными партнёрами, с крупным бизнесом, должны иметь уставный капитал не меньше одного миллиарда. И с базовой лицензией – те банки, которые имеют уставный капитал не меньше трёхсот миллионов. Предполагается, что именно они будут работать с малым и средним бизнесом, в том числе в регионах. Поэтому у нас сегодня, по-моему, ещё достаточно большое количество банков для нашей экономики, для уровня развития нашей экономики. По-моему, ещё 521 банк у нас существует. Это не значит, что всех их нужно «душить», и это очень вредно. Но нужно всё равно оздоровлять финансовую систему в интересах, прежде всего, клиентов. Это чрезвычайно важная вещь особенно в условиях каких-то колебаний на мировых рынках, сложностей внутри страны: чтобы клиенты не сталкивались с неразрешимыми проблемами. What else does the Central Bank do? A decision was made to restructure banking institutions. Holders of some form of general license to work with large clients, with large businesses, will be required to have an authorized capital of at least one billion. Holders of a basic license – at least three hundred million. It is assumed that they will serve small and medium-sized businesses, including in the regions. In my opinion, we have too many banks for our economy, for its level of development – 521 banks or so. I am not saying they have to be choked, because this would do harm. Still, we need to improve the financial system primarily for the benefit of its clients. It is extremely important, especially amid fluctuations in world markets and the difficulties inside the country, to make sure that clients do not face insoluble problems.
У нас по двум каналам происходит санирование или оздоровление банковской системы: это АСВ (Агентство по страхованию вкладов) и недавно созданный соответствующий фонд. Я думаю, что это очень важно – создание этого фонда. Почему? Потому что, когда идёт оздоровление банков через этот фонд, в нём уже принято решение, что деньги, кредитные ресурсы, полученные из банка собственниками банков либо крупным менеджментом банков, выводятся за скобки. То есть эти люди, которые довели финансовые учреждения до такого состояния, не получают оттуда никаких денег. Это, на мой взгляд, чрезвычайно важная вещь. We have two agencies that are working to improve the banking system: the DIA (Deposit Insurance Agency) and the recently established fund. I think this is very important, I mean this new fund. Why? Because when banks are rehabilitated through this fund, it is already decided that the money, the credit resources received from the bank by the bank owners or executives, are factored out. That is, those people who have brought their financial institutions to the brink do not get any money. This, in my opinion, is extremely important.
И ещё на что хотел бы обратить внимание, потому что я слышу эту критику в отношении ЦБ: что своими действиями ЦБ огосударствляет банковскую систему. Это не так. Во-первых, повторяю, банков 521 или больше, 521, по-моему, а кредитных учреждений ещё больше, потому что банки – это не все кредитные учреждения. Это во-первых. There is something else I need to point out, because I have often heard this criticism of the Central Bank – that the Central Bank policies are aimed at state control of the banking system. This is not true. First, I repeat, there are 521 banks or more, 521, I think, let alone other credit institutions, because not all credit institutions are banks. This is my first point.
Во-вторых, Центральный банк нам всем говорит, и, в общем, правильно настроен на это. Если он что-то и забирает даже под себя – с целью последующей приватизации. Мы будем исходить из того, что этот процесс будет развиваться именно в таком ключе. Second, the Central Bank tells us all, and, again, it is a good thing: if it takes something under control and even pays for it – it does so for the purpose of subsequent privatisation. We will assume that this process will develop in this way.
(Шум в зале.) Ребят, давайте потише. (Noise in the room.) Keep it down, please.
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
Д.Песков: Давайте не кричать. Dmitry Peskov: Let’s not shout.
В.Путин: Секунду, там я видел «Сельское хозяйство». Что «Сельское хозяйство»? Пожалуйста, дайте микрофон. Vladimir Putin: Just a moment, I have seen a sign saying Agriculture. What do you want to ask? Please give her a microphone.
Е.Агамян: Владимир Владимирович, ГТРК «Новосибирск», Елена Агамян. Yelena Agamyan: Mr Putin, I am Yelena Agamyan from the Novosibirsk State TV and Radio Broadcasting Company.
Сибиряки в этом году намолотили рекордный урожай. И, к сожалению, оказалось так, что он никому не нужен, потому что государство в этом году решило не объявлять интервенции, элеваторы полны зерном ещё интервенции 2008 года. Его вывозить за территорию региона очень сложно, потому что мы находимся в центре страны: нам что до Новороссийска, что до Владивостока очень дорого это зерно везти. И сегодня аграрии терпят огромные убытки. Продают зерно, поскольку его хранить негде, буквально за полцены. Действительно, они готовы сегодня к диверсификации, они готовы сегодня переориентировать и сажать, сеять что-то другое, но им со своих полей очень трудно понимать, что сегодня нужно стране и что ей понадобится завтра. Siberians had a record harvest this year but regrettably, it turned out that nobody needs it because the state decided not to announce interventions this year since elevators are still full of grain from the 2008 harvest. It is very difficult to ship this harvest outside the region because we are located in the centre of the country. It is very expensive to get this grain either to Novorossiysk or to Vladivostok. As a result, our farmers are sustaining huge losses. They are selling the grain for half the price because they have nowhere to store it. Indeed, they are ready to diversify and sow something different, but being in their fields, they find it very hard to understand what the country needs today and what it will need tomorrow.
Может быть, вернуться к системе Госплана? Может быть, есть какие-то другие варианты, когда крестьяне не будут получать рекордный урожай и вместе с тем рекордные убытки? Спасибо. Maybe, it would make sense to return to the system of State Planning? Maybe there are some other options that will allow farmers not to sustain record losses after collecting a record harvest? Thank you.
В.Путин: Вы сказали «за полцены». Надо понять только, что такое цена, о которой Вы говорите. Это цена, которую производитель хочет получить, или это рыночная цена? И что такое рыночная цена? Vladimir Putin: You said for “half the price.” It is important to understand what price you are talking about. Is this the price that the producer wants to get or is this the market price? And what is the market price?
Без всяких сомнений, производители зерна нуждаются в поддержке. Она может быть осуществлена разными способами. Или с помощью госзакупок – не думаю, что это исключённый вариант, надо подумать, несмотря на то что в Правительстве считают, что это нецелесообразно, но надо подумать. There is no doubt that grain producers need support. It may be provided in different ways, for instance by state purchases – I do not think this is ruled out although the Government does not consider them expedient. It is necessary to think about this.
Но точно совершенно, о чём мы договаривались с Правительством, это речь идёт о субсидировании железнодорожных перевозок. Я просто не могу сейчас сказать, принято окончательное решение или нет, но оно должно быть принято, и это должно сработать. Это касается перевозок вообще и на экспорт в частности. However, I am absolutely certain that it is essential to subsidise railway shipments, as we agreed with the Government. I simply cannot say now whether the final decision has been made or not but it will be adopted and it will work. This applies to shipments in general and exports in particular.

“Без всяких сомнений, производители зерна нуждаются в поддержке. Она может быть осуществлена разными способами. Совершенно точно речь идёт о субсидировании железнодорожных перевозок.”

Д.Песков: Газета.ру. Dmitry Peskov: Gazeta.ru.
Р.Фаляхов: Меня зовут Рустам Фаляхов. У меня тоже экономический вопрос. Rustam Falyakhov: My name is Rustam Falyakhov. I also have an economic question.
Владимир Владимирович, из Ваших ответов, честно говоря, складывается впечатление, что Вас иногда некорректно информируют о состоянии дел, по крайней мере, в экономике. Mr Putin, to be honest, your answers create the impression that sometimes you are not properly informed about the state of affairs, at least in the economy.
У меня налоговый вопрос. Хочется услышать всё‑таки какой‑то более реальный ответ. Будут ли расти налоги в 2018 году и далее? Сейчас и бизнес, и граждане абсолютно уверены, что власти взяли тайм-аут перед выборами – это понятно почему, – а дальше будет тотальный рост налогов. I have a question about taxes and would like to hear a more realistic answer. Will taxes increase in 2018 and beyond? Today both business people and citizens are absolutely sure that the authorities have taken time out before the elections – it is clear why – and then there will be large-scale tax hikes.
Они и так растут, условно говоря, тихой сапой, косвенным образом растут и на граждан, на бизнес, повторяю. Что Вам докладывают по этому поводу? Что будет всё‑таки реально происходить с налогами после выборов? They are already going up on the sly anyway, indirectly affecting both business people and the citizens. What is reported to you on this issue? What will happen with taxes after the elections?
В.Путин: Не могу с Вами согласиться в том, что кто‑то кого‑то пытается ввести в заблуждение по поводу налогообложения. Что растёт нагрузка, в том числе неналогового характера, это да, это правда, к сожалению. Я уже давал по этому поводу поручение, как Вы знаете, провести подробный анализ того, что происходит в регионах. А это прежде всего в регионах происходит Российской Федерации. Это первое. Мы это сделаем. Vladimir Putin: I cannot agree with you that there are efforts to mislead anyone on taxes. It is true, and unfortunate, that the burden, including non-tax, is increasing. As you know, I have issued a related instruction to conduct a thorough analysis of what is taking place in the regions. And this is mostly occurring in the regions of the Russian Federation. This is the first thing, and we will address it.
Нужно будет, безусловно, в будущем создать определённые условия, которые будут препятствовать этому подчас неограниченному и неконтролируемому росту неналоговой фискальной нагрузки. Undoubtedly, conditions should be created in the future to prevent this often unlimited and uncontrolled growth of the non-tax fiscal burden.
А для бизнеса, конечно, Вы правы абсолютно, всё равно, какая разница, по какой статье платить, главное, что это из кармана вынимают или из бизнеса вытаскивают. Это первое. And you are absolutely right that the type of payment makes no difference to businesses – the main thing is that it comes out of their pocket, out of their business. That is my first point.
Второе. Всё‑таки собственно налоги: мы договаривались о том, что налоги до конца 2018 года расти не будут, и в целом это всё‑таки выдерживается. Можно там о чём‑то где‑то поспорить, но в целом это по основным видам налогов выдерживается. Second, as regards taxes, we agreed that taxes will not increase by the end of 2018, and overall, we are following this course. Certain points can be argued, but overall this holds true for the main categories of taxes.
Начиная с 2019 года что будет? Я уже говорил, отвечая на какой‑то вопрос, что мы наметили основные направления развития: инфраструктура, здравоохранение, образование, высокие технологии, укрепление армии и флота и так далее. Но источники надо найти. As for what will happen starting 2019, I have already said in my answer to a question that we have outlined the main areas for development: infrastructure, healthcare, education, high technology, reinforcing the army and navy, and so on. But resources have to be found.
Большая пресс-конференция Владимира Путина. Vladimir Putin’s annual news conference.
И конечно, мы сейчас напряжённо думаем на тему того, какие это источники, как и что можно было бы настроить в налоговой системе таким образом, чтобы это работало на генеральные, основные цели развития экономики страны; какие нужно сделать маневры в налоговой системе, с тем чтобы облегчить нагрузку на те отрасли, которые мы предполагаем развивать усиленными, быстрыми темпами. And, of course, we are thinking hard on these resources and what could be adjusted in the taxation system and how it could be done in order to promote the general, key goals of national economic development; what steps can be taken for the taxation system to ease the burden on the sectors where we plan to accelerate growth.
Сейчас, мне кажется, об этом рано говорить, потому что эта дискуссия относится к такой категории, которая сначала должна быть проведена на экспертном уровне и после принятия решения вынесена на обсуждение вместе с бизнес-сообществом. А мы это сделаем обязательно. Мы не будем это делать кулуарно, так же как по некоторым другим вопросам: как, скажем по пенсионному возрасту и так далее. I think it is still too early to speak about it, because this discussion is of a sort that first must be implemented at an expert level and after that proposed for consideration together with the business community. We are not going to do this in back rooms, and this applies to certain other issues, such as the retirement age and others.
Но на что совершенно точно нужно обратить внимание уже сегодня и сейчас – это на некоторые налоги, которые ложатся достаточно тяжёлым бременем на граждан и на бизнес и не отвечают никаким интересам ни самих граждан или бизнеса, ни интересам государства в целом. But what must be the focus of attention now is certain taxes that are a heavy burden on citizens and business and do not meet the interests of either citizens themselves or businesses, or the country overall.
Реплика: Капремонт… Remark: Major housing repairs…
В.Путин: Капремонт, например. Vladimir Putin: Yes, for example, major housing repairs.
Или, скажем, налоговая задолженность, которая возникла на протяжении предыдущих многих лет в силу обстоятельств, которые даже с человеком иногда не связаны, в силу несовершенства нашей налоговой системы. Or back taxes accumulated over several previous years due to the shortcomings of our tax system, even if it is not the taxpayer’s fault.
Эти задолженности касаются, дай бог памяти, где‑то 42 миллионов человек. И общий объём этой задолженности – 41 миллиард. Может, кто‑то будет ругаться на меня из моих либеральных оппонентов. Но я думаю, что нужно освободить людей от этих выплат. И сделать это нужно максимально дебюрократическим способом, без обращения человека в налоговые инспекции. Это первое. If I am not mistaken, as many as 42 million people have this kind of tax debt, which amounts to 41 billion. Maybe some of my liberal opponents will criticise me for what I will say, but I believe that we should grant relief to these people. Moreover, this should be done with minimal red tape, without people having to come to the tax authorities. This is my first point.
Второе, нужно то же самое сделать для индивидуальных предпринимателей. Это тоже примерно 15 миллиардов рублей. И касается это около трёх миллионов человек – 2,9 миллиона человек. Человек начал работу, начал бизнес. Что‑то не получилось. А налоги на него всё начисляли и начисляли. Надо освободить этих людей от выплат подобного рода. Second, the same should apply to individual entrepreneurs. This is another 15 billion rubles and about three million people, 2.9 million in fact. For example, someone starts a business, and something goes wrong, but this does not stop tax liabilities from piling up. These people should be relieved from liabilities of this kind.
Третье, нужно выстроить систему таким образом, чтобы стимулировать налогоплательщиков, чтобы они не боялись обратиться в налоговую инспекцию, даже если они пропустили срок платежа. Конечно, должна быть обеспечена налоговая дисциплина, это правда. Но она не должна быть чрезвычайно и чрезмерно закручена. Third, we need to design the system in a way that creates incentives for taxpayers, so that they are not afraid to come to the tax authorities even when they miss a deadline. Of course, tax discipline is important. But it should not be excessive.

“Общий объём [налоговой] задолженности – 41 миллиард. Может, кто‑то будет ругаться на меня из моих либеральных оппонентов, но я думаю, нужно освободить людей от этих выплат и сделать это нужно максимально дебюрократическим способом, без обращения человека в налоговые инспекции.”

И, наконец, есть ещё одна ситуация, которая требует особого внимания. Имею в виду так называемые условные доходы. Для тех, кто не просвещён и не погружен, скажу. Скажем, банки кого‑то освобождают от выплаты кредитов, фирмы – операторы связи освобождают. По действующему законодательству это считается как бы условный доход, условный, и на него сразу накручиваются налоги. Это тоже примерно около трёх миллионов человек, и тоже там счёт идёт на миллиарды, их задолженность. Finally, there is another situation that requires special attention. I am referring to the so-called notional income. Let me explain for those who do not know what this means. For example, someone is dispensed from paying back loans or telephone bills. Under the current laws, this is viewed as a notional income, which is taxable. This is the case for another three million people, and their tax liabilities are also in the billions.
Надо это списать. Это абсолютно бессмысленная вещь, которая мешает развиваться и экономике, и на людей накладывает несправедливую налоговую нагрузку. Думаю, что мы сделаем это в самое ближайшее время. These liabilities should be written off. They make absolutely no sense, undermine economic development and create an unjustified tax burden. I think that we will do this very soon.
Д.Песков: Давайте Уфа. Пожалуйста, дайте микрофон Уфе. Dmitry Peskov: Ufa, please. Give the microphone to Ufa, please.
С.Шахов: Добрый день! Станислав Шахов, Уфа, «Общественная электронная газета». Stanislav Shakhov: Good afternoon. Stanislav Shakhov, Ufa, Obshchestvennaya Elektonnaya Gazeta newspaper.
У меня продолжение темы про налоги. Одна из головных болей каждого региона – это получение федеральных средств. Башкирия, условно, собирает 100 миллиардов налогов, 50 отправляет в федеральный бюджет, и потом многочисленные делегации ездят в Москву, чтобы получить субсидий ещё 30 миллиардов. I would like to follow up on taxes. Getting federal funds is a headache for any region. For example, Bashkiria collects 100 billion in taxes, transfers 50 billion to the federal budget, and after that, it has to send numerous delegations to Moscow to get 30 billion worth of subsidies.
Считаете ли Вы необходимым провести налоговую реформу, чтобы дать регионам больше собираемых ими средств? Например, до 2010 года регионы получали пять процентов собранного налога на полезные ископаемые. Do you believe a tax reform is necessary to make it possible for the regions to keep a larger portion of the funds they collect? For example, until 2010 the regions were entitled to five percent of the minerals extraction tax.
Это позволило бы на местах распоряжаться деньгами более эффективно, например, начинать ремонтировать дороги вовремя, а не в декабре, когда федеральные деньги поступили и их нужно освоить. This would enable regions to better manage their funds, including launching road renovation on time, and not in December, when the federal money finally arrives and has to be put to use.
В.Путин: Да, я так считаю. Но сейчас не буду Вам говорить, какие предлагаются решения, хотя не буду скрывать, что эти решения мы обсуждаем. Буквально на прошлой неделе ещё раз к этому возвращались: и по дорожному строительству, и по доходам регионов говорили. Vladimir Putin: Yes, but I will not tell you about the solutions that are on the table. Let me be honest, we are discussing these solutions. We raised this issue as recently as last week. We discussed road construction and revenues generated by regions.
Кстати говоря, Вы знаете, что мы приняли решение по реструктуризации задолженности регионов. У кого-то есть ещё по этому вопросу? Вот по региональным задолженностям? Пожалуйста. Чтобы вместе сразу вам ответить. Incidentally, you may know that we resolved to restructure regional debt. Are there any other questions on regional debt? Go ahead. This way I will answer all these questions together.
У.Гатина: Здравствуйте, Великий Новгород. Ulyana Gatina: Good afternoon. Veliky Novgorod.
Меня зовут Ульяна Гатина, интернет-газета «Ваши новости». My name is Ulyana Gatina. Vashi Novosti [Your News] online newspaper.
Как раз вопрос по задолженностям регионов. Наша область – не исключение, как и многие другие, глубоко дотационный регион. Нам не хватает средств на социальную сферу, образование, здравоохранение, к сожалению, на прочие услуги. Один долг Великого Новгорода порядка двух миллиардов рублей, что составляет практически всю доходную часть. My question is also about the regions’ debts. My region is no exception. Like many others, it is a heavily subsidised region. Unfortunately, we lack funding for the social sector, education, healthcare and other areas. Veliky Novgorod alone has a debt of around two billion rubles, which almost equals its revenue.
Хочется знать, как таким регионам всё-таки выживать? Хотелось бы жить, вместо того чтобы ежегодно принимать бюджет безысходности, и принимать бюджет возможностей. Мы такие не одни. Как уравновесить между такими бедными регионами и так называемыми регионами-донорами отношения, чтобы ни тем было не обидно и не этим, и во всей стране люди одинаково хорошо жили? Как раз реструктуризация – может это быть программой как один из вариантов по решению этих возможностей? My question is: how are regions like mine supposed to survive? We want to survive and, instead of approving a budget of hopelessness every year, approve a budget of opportunities. And there are many regions like ours. What can be done to balance the poor regions with the so-called donors so that neither would feel deprived and people had equal quality of life across the country? Perhaps debt restructuring is a solution to this problem.
Пожалуйста, Владимир Владимирович, позвольте я Вам передам. Это мой гражданский долг, я три года занимаюсь проблемой недофинансирования дошкольных, школьных учреждений. Можно я Вам наглядно покажу, в каких садиках у нас развиваются дети по стране. Mr President, let me hand this over to you. It is my civic duty. I have been looking at the problem of low funding for pre-schools and schools for three years. Let me give you a visual presentation of what kind of kindergartens we have in the country.
В.Путин: Я возьму, ребят попрошу, они возьмут. Vladimir Putin: I will take a look. My assistants will pass it to me.
Д.Песков: Мы после пресс-конференции возьмём. Спасибо. Dmitry Peskov: We will take it after the news conference. Thank you.
В.Путин: Секундочку, я должен ответить на этот вопрос. Это действительно очень коррелируется с тем, как вопрос из Уфы прозвучал, из Новгорода, по поводу регионов-доноров и регионов – реципиентов помощи. Vladimir Putin: One moment, I need to answer the question. These two questions from Ufa and Veliky Novgorod about donor and recipient regions are indeed related.
Мы исходим из того, что люди, как Вы правильно сказали, где бы они ни проживали на территории России, они должны жить примерно в одинаковых условиях. Понятно, что это очень сложно сделать. Понятно, что просто регионы развивались по-разному в силу различных причин. We believe that, as you rightly noted, people, wherever they live in Russia, must have a similar quality of live. Understandably, it is very difficult to achieve. We know that regions just developed differently for various reasons.
Но люди, которые живут в регионах, где бюджеты несамодостаточные, они в этом, конечно, не виноваты. Поэтому на протяжении многих предыдущих лет чем мы занимаемся? Выравниванием этих бюджетных доходов и, действительно, регионов, в которые страна вкладывала на протяжении десятилетий, а может, ста лет огромные ресурсы… Страна вкладывала, в том числе из тех, которые мы называем сегодня несамодостаточными (оттуда ведь тоже брались ресурсы). But it is not the people’s fault that they live in regions that are not self-sufficient. And so what have we been doing for years? Levelling out their budget revenues with the revenues of the regions in which the country has invested huge resources over decades and maybe even a hundred years. These investment and resources may have also come from the regions which are today qualified as not self-sufficient.
Поэтому справедливым является перераспределение от регионов-доноров (сегодня у нас 12 таких регионов-доноров) в другие регионы Российской Федерации. И мы аккуратно будем это делать, не подрывая, разумеется, желание регионов-доноров развивать свою экономику дальше. Therefore, it is fair to re-distribute the resources from the 12 donor regions to the others. And we will be doing it carefully, without undermining the donor regions’ willingness to develop their economy further.
Теперь по поводу реструктуризации. Уже говорил сейчас, и, по-моему, уже публично Правительство об этом говорило: какие приняты решения? Приняты решения реструктурировать на семь лет кредитные задолженности практически всех регионов Российской Федерации: на семь лет под пять процентов. As for refinancing, I have spoken about this today, and I believe the Government has made its views on this public as well. What decisions have been taken? It has been decided that the debts of nearly all Russian regions will be restructured for seven years at 5 percent.
Регионы, которые обеспечат рост налоговой базы не ниже инфляции, получат эту рассрочку не на 7, а на 12 лет. Это даст возможность регионам получить дополнительно совокупно выигрыш в размере 430 миллиардов рублей, которые должны пойти на оздоровление финансов и развитие: и на социальное развитие, и на экономическое развитие. The regions that increase their tax base by at least the inflation rate will be allowed to repay their debt in 12 rather than seven years. This will give them an aggregate sum of 430 billion rubles, which they must invest in their financial improvement and in development, including both social and economic development.
И, на мой взгляд, это чрезвычайно важно. Все регионы восприняли это с большим энтузиазмом, в том числе и Новгородская область. Таким регионам, как Новгородская область, будет оказана дополнительная помощь. Хочу это подчеркнуть: дополнительная помощь (кроме того, что я сейчас сказал). I believe that this is extremely important. All regions are extremely enthusiastic about this, including Novgorod Region. Such regions as Novgorod Region will receive additional assistance. I would like to stress that it will be additional assistance, besides the one I spoke about.

“Справедливым является перераспределение [бюджетных средств] от регионов-доноров в другие регионы. И мы аккуратно будем это делать, не подрывая, разумеется, желание регионов-доноров развивать свою экономику дальше.”

А регионов, которые требуют такой дополнительной помощи, у нас немного. Их буквально три-четыре. Но Новгород входит в это число. Эта помощь будет измеряться тоже миллиардами рублей. Few regions need such additional assistance. There are only three or four of them. Novgorod is one of them. This assistance will amount to billions of rubles as well.
Что ещё очень важно, на мой взгляд. Это решение не принято. И об этом я даже с Правительством пока ещё не говорил. Нужно прекратить безудержный рост часто необоснованного закредитования регионов Российской Федерации в коммерческих банках под экономически необоснованные высокие проценты. There is one more important thing. No decision has been taken regarding it yet. I have not even discussed it with the Government so far. We must cut short the uncontrolled growth of unsubstantiated loans the regions take out from commercial banks at an economically unsubstantiated interest rate over and above their ability to repay debts.
Ведь что происходит. Часто есть возможность перекредитоваться на госкредиты, уйти на меньшую ставку. Нет, не делают этого. Сразу возникает вопрос: почему? Нет ли сговора между местными властями и коммерческими банками? И есть определённые параметры, по которым коммерческие банки не выдают денег бизнес-структурам. А регионам – пожалуйста. Несмотря ни на какую задолженность и закредитование. Почему? Look at what is happening. There is often an opportunity to refinance loans at a lower interest rate at state banks. They do not do this. Why? Are we talking about collusion between local authorities and commercial banks? There are also conditions under which commercial banks do not lend money to businesses but they give money to regions even if they already have debts and are living over and above their means. Why are they doing this?
А потому что знают, что это обеспечено государством. Легко идут и берут эти деньги в качестве кредитов в коммерческих банках, совершенно не думая о последствиях. Но нужно будет ввести ограничения. Повторяю, ещё об этом я не говорил ни с кем. Вам сообщаю это в первый раз. Но мы, думаю, должны будем это сделать. Примерно так. They are doing this because they know that these regions have state guarantees. This is why regions take out loans from commercial banks without considering the consequences. We will have to restrict this practice. As I said, I have not yet discussed this with anyone. You are the first to hear this. I do believe that we need to do this. Something like this.

This resource is presented in two parts. Part II is here (and includes the original, undubbed video).

About the Author

Josh Wilson

Josh Wilson is the Assistant Director for The School of Russian and Asian Studies (SRAS) and Communications Director for Alinga Consulting Group. In those capacities, he has been managing publications and informative websites covering geopolitics, history, business, economy, and politics in Eurasia since 2003. He is based in Moscow, Russia. For SRAS, he also assists in program development and leads the Home and Abroad Programs.